Непережитая война.

Такой заголовок носит статья, написанная известным психологом, Л. Петрановской. Вот ссылка на эту статью в изначальном месте публикации

Не смотря на мое уважение к автору, как к детскому психологу, данная статья произвела на меня негативное впечатление.

Конечно это факт-не профессионал, не историк, рассуждает о истории с экспертным видом. Замечу что статья изначально, публиковалась в июне, ко Дню Скорби, 22 июня. Так же, в том же издании был дан ответ, интересный в начале, смазанный в конце, вот он

Позволю высказать тут свои сомнения, то что не понравилось, и надеюсь увидеть ответы и пояснения от Дениса.

Я считаю что нельзя все измерить мерилом психологии. И еще Петрановская в политическом плане, ярый западник, с неким восхвалением запада. Я не считаю что нашим детям надо и нормально относится к ВОВ как к войне 1812 года. Денис лучше меня объяснит чем эти войны отличаются. Очень многим. Не только временным отрезком. Я тут могу криво выразится, но ВОВ это еще больший подвиг всего народа, еще более страшная война, хотя всякая война страшна. Гораздо больше осталось воспоминаний, книг, документов. Тем самым она более близка нам, у нас есть больше фактов и больше воспоминаний.Но это все же оставлю Денису, он более точно пояснит. Я считаю что все же это культурный код всего нашего народа, это веха.Очень многое в этом слилось и больше воспоминаний семейных, а дедах и прадедах, тогда как 1812 год. отрезала от современников революция. Я так же не считаю что глухость детей к этой теме-норма. Я считаю что это упущение взрослых и считаю что дети все же должны при помощи взрослых и знать, и чувствовать, и получать этот духовный опыт, это осознание. В плане общечеловеческом, в плане воспитания души. Я сама родилась в 89. Уже поколение 90-х, и время уже свободное, и книг вот как то мало было у меня о войне, но как то вошла в меня эта тема, и сильно волнует, и требует постижения. Мне не нравится это "безудержное потребительство" на теме 9 мая. Мне вообще сложно анализировать книги о войне, говорить о них, хотя надо и буду пробовать. Но мне легче сейчас чувствовать, мыслить про себя, а вот говорить...возникают такие мысли что кто я такая, чтобы об этом говорить и это анализировать, в своей легкой и благополучной жизни. Какое то чувство, что недостойна. Это конечно не верно и я думаю откуда оно и что с этим делать.

Возвращаюсь к тексту. Мне вот что не понравилось. "Однако с точки зрения проживания травмы происходящее — естественно. За то, чтобы когда-нибудь кошмар этой травмы кончился, молодежь 40-х платила жизнью, а сверстники 60-70-х — душевной работой и слезами над книгами. Нынешнему поколению, видимо, придется платить некой эмоциональной притупленностью — георгиевской ленточкой на модном рюкзаке. Что же, значит, такова цена. До нас не выбирали и нам не выбирать."
Собственно, а почему последующие поколения не могут и не должны, так же, как сверстники 70-х пропускать это сквозь сердце?
Почему мы, поколение 90-х , некоторые можем?
Может дело все же в том что было вложено? Родителями, книгами, учителями?

Автор говорит что уже все, народ свое отскорбел в 60-70, а теперь ничего страшного что только лента на рюкзак и за душой особо ничего и нет, ну разве что потом, будут переживания ках за героями Хижины дяди Тома. И это нормально. Вот это мне и не понравилось.

В конце концов, Хижину прочли, попереживали, что то отложилось...но Война...это должно быть в нас всегда, в сердце записано, к этому мы должны возвращаться снова и снова. Не знаю как не криво сказать. Но это сравнение...Не отстану я от ребенка, буду приставать с книжками и рассказами как могу, считаю себя за это ответственной. И вспоминая некоторых детей с наших лекций, они готовы это принимать и чувствовать. А в тексте отмирание=благо и норма.

Что еще не нравится-Что мол, чего это вы переживаете? Аааа, это травма ваша, рана не закрывается, плохо, плохо, надо чтоб закрылась уже. Все чувства твои, пшик, все волнения-это рана, которая должна затянуться. Это как бы плохо. А что еще убивает- ведь некоторые и стыдят. Ах, как вы тут радуетесь? Когда штрафбаты, когда репрессии, когда Сталин. Нет, нехорошо. Надо каяться, за злодеяния. И вообще, как это вы отмечаете, когда Победа такой ценой? Стыдитесь, сыпьте голову пеплом. Вот что бесит.

В целом хотелось бы поговорить не только о статье по ссылке, но и о самой тенденции, я бы даже сказала моде. Посыпать голову пеплом, стыдиться, считать что народ победитель можно разве что пожалеть, за то что этот народ власти пустили в расход. Тенденция считать День Победы-днем, исключительно горя. Рассуждать о не правильности празднования, парадов, концертов. Говорить что была заплачена слишком большая цена, поэтому надо стыдиться, каяться, но не гордится и праздновать. И вместе с тем, хотелось бы поговорить о том, почему же так важно не откладывать Великую Отечественную Войну на задворки памяти, в общую историю, приравнивать отношение к тем событиям, к чтению Хижины дяди Тома. Почему столь важно, не только помнить что была такая война, но и чувствовать, пропускать сквозь сердце, относится по особенному. Я знаю что это важно, но так хорошо, как Денис не сформулирую.

Комментарии к записи

Только участники группы могут комментировать.

Войти Зарегистрироваться

D&M

2016/05/31 • #
3.4. Социальный аспект

г) Итоги
Главным итогом Великой Отечественной Войны для общества СССР стало национальное примирение. Раскол общества, предельно обострившийся в 1917 году, разверзшийся чудовищной пропастью в Гражданскую войну, был наконец преодолен.
Общая беда, общая война, общая победа - величайшая беда, великая война и великая победа - пусть не стерли, но сильно сгладили барьеры и границы, размежевавшие общество в первые годы утверждения Советской Власти. В этом не нужно видеть ничего удивительного: общая беда и общее дело всегда объединяют людей. Сближение целей простонародья, интеллигенции, имперской эмиграции, убежденных большевиков сблизило их самих. Заставило в чем-то понять друг друга, сделать навстречу друг другу искренние шаги, отказаться от одиозных идеологических догм - во имя спасения страны, нации, культуры.
Именно поэтому победа в Великой Отечественной Войне одновременно ознаменовала завершение Гражданской войны на просторах бывшей Российской империи и рождение новой полноценной страны, новой нации, новой культуры - преемственных историческому наследию России, но с куда большим и актуальным содержанием.
И что важно понимать: это произошло не по чьей-либо воле, это произошло в результате вынужденного, но необходимого и поэтому естественного согласия ПОЧТИ ВСЕХ участников Второй Русской Смуты. Слишком уж страшен оказался враг, чтобы перед его угрозой не смочь примириться. (А считанные кучки несчастных маргиналов, не осознавших происходящего и до последнего момента пытавшихся сотрудничать с врагом в ослеплении своих обид, теперь остаются в народной памяти с несмываемым клеймом предателей.)
Вторым итогом для общества СССР стало сближение народа и власти. Власть, с одной своей стороны, доказала народу свою эффективность (в которой у народа были самые справедливые сомнения), с другой стороны, вынуждена была измениться, прислушаться к настроениям и чаяниям народа - и сама стала не в пример лучше его понимать и чувствовать. Народ же, со своей стороны, также стал лучше понимать власть, ее цели и задачи, ее меру ответственности.
В сумме эти итоги - завершение раскола в обществе, рождение новой нации (советского народа), сближение власти и народа - и стали тем, что пишется сейчас с большой буквы: Победой.
Победой над самым сильным и страшным в своей истории врагом, но не только, еще победой над собственными внутренними проблемами, тяжелыми и серьезными, но мелкими перед куда более тяжелой и серьезной бедой.
Вот почему для нас День Победы:
- это и праздник окончания войны;
- и день рождения нации;
- и день национального примирения.
Если все мы и не в полной мере это осознаем, но мы это чувствуем.
Это была тройная победа для всех наших бабушек и дедушек, доставшаяся, увы, тройной ценой.

От себя лишь добавлю, что Великие Деяния малой ценой и не достаются. Никому. В истории человечества не разыгрывается лотерей, чтобы какая-либо нация смогла сорвать куш за копейку...

D&M

2016/05/22 • #
3.4 Социальный аспект

б) Начало войны
Начало войны для социальной структуры СССР было ужасным. Катастрофическим.
Практически на всей оккупированной немецкими войсками территории СССР утрачивался политический и социальный контроль, рассыпались органы власти, население равнодушно воспринимало отмену старых порядков, а местами и открыто приветствовало: открытие церквей, роспуск колхозов и т.п. Не говоря уже о территориях с сильным национальным элементом: польским, прибалтийским, украинским, белорусским... даже русским. Не будет преувеличением сказать, что в социальном аспекте СССР проиграл войну сразу же. Был послан в нокаут и, казалось, не имел шансов на реванш.
Причины такой катастрофы очевидны (перечислены в предыдущем комментарии).
Вот только нацистская Германия оказалась не способна (в силу собственной неадекватной социальной организации) воспользоваться плодами своей решительной победы. Что дало СССР маленький шанс реабилитировать свою провальную социальную довоенную политику. И он этим шансом сумел оперативно воспользоваться.

в) Ход войны.
Нацистская Германия получила на оккупированных территориях достаточно лояльное поначалу население, сопротивление которого оккупации было невелико: лишь порядка 10-15% населения, а во многих местах и того меньше, готовы были активно бороться с оккупацией, причем эти проценты не всегда были лояльны и советской власти, а выступали с очень разных позиций. В то время как такой же процент населения, 10-15, а местами и того больше, был готов активно сотрудничать с оккупационной властью - не как с немецкими захватчиками (подчеркиваю!), а как с врагами подлых и ненавистных Советов, как с освободителями от советского ярма. Казалось бы, подобный расклад сулит легкий контроль на оккупированных территориях силами преимущественно лояльного местного населения, чей процент должен бы со временем неуклонно расти, а процент активных противников неуклонно уменьшаться.
Однако этого не произошло. Произошло обратное: за полгода-год, где-то за полтора, число сторонников оккупационных властей резко, практически обвально сократилось, а число активных противников также резко возросло.
Причин этому две:
- еще более неадекватная, нежели советская времен 20-30х годов, откровенно людоедская социальная политика Германии на оккупированных территориях, где часть населения (евреи и все деятели прежней власти вместе со связанными с ними людьми) уничтожалась на месте в первые же месяцы, часть населения, прежде всего, работоспособного, угонялась в Германию, а часть была обречена на куда более тяжкое прозябание в восстановленных колхозах, на положении людей второго сорта, превращаемых в откровенных рабов;
- оперативная "работа над ошибками" руководства СССР, постаравшегося в самые короткие сроки, в те же первые месяцы войны исправить весь тот вред, который был нанесен национальным чувствам народов СССР (и прежде всего национальным чувствам русского народа).
Была отброшена "красная", революционная агитация населения. Вместо нее была развернута агитация патриотическая. Но патриотические чувства не купить одними лишь лозунгами, и власть постепенно, шаг за шагом, ради укрепления своего положения на сохраненных территориях, возвращения своего контроля над оккупированными территориями, вынужденно начала проводить реальную патриотическую политику.
В первую очередь, была неофициально реабилитирована Русская Православная Церковь. Были убраны, а впоследствии и запрещены комсомольские богоборческие организации, прекращена официальная борьба с религией и религиозным мировоззрением (после войны она возобновится, но в несопоставимо меньших объемах). В результате церковь стала союзником, а не противником государства в войне, вместе с практически всей паствой.
Во вторую очередь, была реабилитирована русская эмиграция Гражданской войны, а сама война стала трактоваться не как удалое свержение дармоедов-буржуинов, а как национальная трагедия, офицеры царской армии стали изображаться не жестокими рабовладельцами, а трагически ошибающимися патриотами. В результате русская эмиграция в массе своей, будучи и так в ужасе от творимых гитлеровцами зверств в Европе, стала либо нейтральна, либо лояльна советской власти.
В-третьих, был реабилитированы великорусские национальные и великодержавные чувства. Призывалось воевать со смертельным врагом не во имя абсолютно абстрактных идей, а в продолжение русской державной и культурной политики, продолжая дела Александра Невского, Дмитрия Донского, Петра Первого и прочих культовых фигур пантеона русской державности. Это позволило объединить под советскими знаменами людей старших поколений, особенно людей образованных, взращенных на ценностях "русского мира".
Таким образом, в исторически ничтожный срок власти страны, под давлением обстоятельств исключительной силы, вынуждены были (и смогли) полностью изменить национальную, а позднее и социальную политику, точнее, даже не изменить, а просто выбросить старую интернационально-коммунистическую социальную политику и разработать принципиально новую: патриотически преемственную, во многом компромиссную и толерантную, сочетающую в себе коммунистическую идеологию социальной справедливости с идеологией великорусской державности.
Особняком стоят в этой политике депортации отдельных народов СССР. Эти депортации первоначально являлись практикой борьбы созданного в 1924г СССР с нелояльным населением. И депортации 1939-1941гг носят именно такой характер - предупредительный и превентивный. Это в первую очередь депортация поляков, прибалтов и поволжских немцев.
Депортации 1943-44гг носят уже иной характер - характер мести. Реальные или мнимые коллаборационистские деяний крымских татар, калмыков, чеченцев, ингушей и прочих в период немецкой оккупации и нахождения в полосе фронтов послужили причиной или предлогом для депортаций и расселения на очищенных территориях переселенцев других национальностей, в первую очередь русских.
Далее, уже на исходе войны, депортации носили определенный "разменный" характер, когда смешанное польско-украинское, армяно-азербайджанское или грузино-абхазское население принудительно расселялось со спорной смешанно заселенной территории, позволяя провести более четкую границу по национальному расселению - на Кавказе, на Волыни, в Прибалтике. Это делалось для смягчения межнациональных претензий в будущем.
Таким образом, в ходе войны СССР сумел исправить казавшиеся непоправимыми ошибки социальной и национальной политики в предвоенный период, что позволило ему в конечном итоге сплотить население против врага почти на 95-98%. И одержать победу.

D&M

2016/05/22 • #
3.4 Социальный аспект
Наиважнейший.

а) Причины и готовность
Общественное устройство СССР перед войной было крайне запутанным, неоднородным, неоднозначным и откровенно хрупким.
Понимать социальной структуры СССР нужно с момента официального завершения Гражданской войны и принятия первой Конституции 1924 года.
По этой конституции СССР был образован как военный лагерь (лагерь - именно так значится в тексте от 1924г, не страна), противостоящий "миру капитала", то есть всему остальному миру. СССР декларировался в качестве объединения народных национальных пролетарских республик, но объединения РАДИ ВОЙНЫ. СССР объявлял себя по конституции 1924г в состоянии перманентной войны с миром капитала за освобождение ни много ни мало всего земного шара. (Кстати, это подчеркивали соответствующие герб и гимн - земной шар, увитый кумачовыми лентами с надписями на разных языках о единении пролетариата и "Интернационал"). Таким образом, упразднялось внутри советского общества деление на нации и социальные группы.
Казалось бы, это должно было сплотить население, расколотое на мириад разнообразных осколков Революцией и Гражданской войной, в некую монолитную советскую народную массу.
На деле же вышло совсем наоборот. Ибо декларировать отмену наций и национальной политики, а равно отмену социальных слоев и групп и социальной политики - еще не значит, что население разом забудет о своих национальных особенностях, корнях, традициях, языках, фольклоре, происхождении, семейных привычках и родственных связях. Получилось так, что лишь очень небольшая часть национальных и социальных групп с радостью отказались от своего происхождения, поддержав идеологию космополитичного интернационализма и мировой революции, а большая часть населения ушла в глухую оппозицию подобной идеологии. Упразднение наций, религий и т.п. привело не к объединению народов СССР, а к их скрытому недовольному обособлению - и от государственной политики, и друг от друга. Получилось так, что в СССР двадцатых и большей части тридцатых годов утопическая национальная и социальная политика привели:
- к явному и скрытому росту национализма у всех без исключения больших и малых народов страны;
- к появлению и росту внутри страны русского национализма, бывшего до этого лишь в эмиграции;
- к росту в эмиграции националистических и яро антисоветских объединений и организаций;
- к отсутствию широкой социальной опоры и поддержи у власти внутри своей собственной страны;
Таким образом политика раннего СССР, образца 1924 года, не только не заживляла раны Гражданской войны, но наоборот, бередила их и обостряла боль, обостряла прежние проблемы и порождала новые.
Проведенные в начале тридцатых годов компании коллективизации и ликвидации русского казачества нанесли чудовищной силы удар и по социальной, и по национальной структуре страны. Количество явных и скрытых врагов советской власти и среди самых бедных, и среди самых богатых, и среди самых культурных слоев населения выросла где-то в несколько раз, а где-то и на несколько порядков!.. Социальная расстроенность перед лицом войны стала главной платой за устроенность экономическую - перед лицом той же войны. (Это принципиально важно понимать: ускоренная индустриализация, позволившая блестяще подготовиться к войне, заставила пожертвовать социальной сплоченностью населения, серьезно ослабив страну с другой, не экономической стороны войны.)
Руководство страны, переведя страну на индустриальный путь развития, вместе с тем начало осознавать иллюзорность и зыбкость получившейся в результате социальной структуры, начало процесс изменения социальной ткани страны, перевода страны в более адекватный и действенный формат, в формат пусть особой, но не агрессивной страны с какой-никакой национальной - многонациональной - и реальной, а не иллюзорно-пропагандистской внутренней политикой. Была принята в 1936 году новая Конституция СССР, отбросившая агрессивную риторику, смягчившая ряд принципиальных социальных положений. Без официальных заявлений, но ощутимо была начата национальная реабилитация русской нации, как базовой нации страны, с ее историей и культурой. Эта политика, с одной стороны, смягчила рост русского национализма и серьезно расширила социальную базу на традиционно русскоязычных территориях СССР, с другой стороны, усилила центробежные националистические течения, возникшие на периферии и в эмиграции за 15 лет фактической диктатуры пролетариата в СССР.
В таком неустроенном, рыхлом социальном состоянии, в процессе переформатирования разрушительной национальной и социальной политики СССР подошел к мировой войне в 1939 году.
Что показала практика 1939 года?
Вот что: квазинациональная и квазисоциальная интренационалистическая политика СССР образца 1924 года оказалась очень эффективной для территориальных захватов. Что неудивительно - она именно для нее и создавалась. Эффективность поглощения новых территорий по принципам и лекалам 1924 года столь впечатлила руководство страны, что оно даже несколько притормозило процесс реформирования этой политики. И в 1939 году вновь с официальных трибун громко заговорили об интернационализме и братстве народов (понимай, "братстве" под рукой СССР, в качестве "освобожденных" республик и в его составе). Сталин был увлечен агрессивной политикой и территориальными захватами.
С другой стороны, это дважды и очень дорого обошлось самому СССР. Дважды, потому что:
- во-первых, были практически потеряны с огромным трудом завоеванные внешние позиции СССР как вполне респектабельной и не агрессивной, хотя и своеобразной страны, а антисоветский, в том числе русский (как ни парадоксально это в плане присоединения Прибалтики и польских Украины и Белоруссии) национализм в эмиграции получил мощнейший стимул к росту;
- во-вторых, социальная политика расширяющегося военно-интернационального лагеря эффективна лишь в активном наступлении, при захвате чужих территорий, но АБСОЛЮТНО беспомощна при обороне, при отстаивании территорий своих.
Таким образом, в социальном плане к Великой Отечественной Войне летом 1941 года СССР подошел в еще более неустроенном и рыхлом состоянии, чем к войне в 1939 году, оставляя противнику огромное поле для антисоветской деятельности на практически всех своих внутренних направлениях, кроме условного "братства пролетариев всего мира".
В социальном плане СССР к оборонительной войне был совершенно не готов, население в массе своей (процентов на 70-75) не ОЩУЩАЛО себя связанным со своим государством чем-то большим, нежели насущными потребностями. И поэтому СССР представлял собой очень заманчивую цель для агрессии, как для иной агрессивной державы, так и для огромного числа националистических, религиозных, ультрапатриотических и всех прочих яро антисоветских движений и объединений.
Такой была социальная готовность СССР перед войной, и таковы были причины, ее ускорившие и спровоцировавшие ее трагический, во многих проявлениях гражданский характер, наследующий нерешенным проблемам Гражданской войны.

D&M

2016/05/15 • #
3.3 Культурный аспект
Принципиально важный.
а) Причины и готовность.
Официальная идеология СССР только и делала, что пропагандировала неизбежность и необходимость войны. Сначала была "необходимость крепить оборону для ответа тройным ударом" - когда в начале тридцатых собирались воевать с Антантой, затем была готовность в любой момент "воевать малой кровью на чужой территории" - когда начали активно участвовать в разных европейских войнах и прибирать к рукам куски Прибалтики, Румынии и Польши. В этом были и причины, и готовность. Но в этом крылась принципиальная идеологическая ошибка руководства страны: в культурном коде русского народа, тогда еще не ставшего советским, нет агрессии по отношению к соседям. Нет ощущения "необходимости жизненного пространства", нет никакого Drang nach Osten'а, нет стремления к мессианству (то есть к распространению некоей своей идеологии, в отличие от коммунистической). Есть осознание своей исключительности, возможно даже преимущественной исключительности, этакой "святорусскости", но оно неразрывно связано с собственной страной, собственной землей, и не распространяется за ее пределы. Поэтому народ не воспринимал предвоенную пропаганду как руководство к действию, наоборот, он воспринимал ее с огромной долей скепсиса и повсеместно старался пропускать ее мимо ушей, за исключением, как всегда, молодежи.
б) Начало войны.
Поначалу в культурном смысле война для народов СССР ничем особенным не стала - сказалась предвоенная "накачка" пропагандой. Война, о которой так много болтали в прессе и по радио, началась. Неожиданно, но для простонародья любое начало войны неожиданно. Так что какого-то шока не было в первые недели, в отличие от шока руководства. Не шок, а оторопь взяла людей к началу июля, когда прояснилось, что война началась совсем не так, как ее ждали, и что Германия уже захватила огромную территорию. И людей, по большому счету, взяла апатия: мол, раз так все плохо, то незачем и воевать, и гибнуть, пусть, мол, власть поменяется... В народе прошла волна коллаборационистского настроения, в особенности потому, что идеологически власть на тот момент была слишком далека от народа, от его культурных ценностей и святынь.
В результате власть резко пересмотрела свою идеологическую и культурную политику. Агитация стала апеллировать не к интернациональным чувствам, не к отвлеченному "братству рабочего класса", а исключительно к чувствам патриотическим, к образу "Родины-матери", которая "зовет" своих сыновей, к необходимости защиты своей земли. И не сразу, но это получило в народе живой отклик.
Кроме того, с оккупированных территорий стали приходить по-настоящему шокирующие население известия о поведении немецких войск, активно подхваченные и широко растиражированные в СМИ. Вот это поведение оккупантов и стало для народа настоящим культурным шоком. И что важно понимать, зная культуру русского народа: подобный шок всегда приводил его не подавленное, а в ожесточенное состояние. Это и произошло к зиме 1941-1942 гг. Испытав невероятной силы культурный шок, народ постепенно стал приходить в невероятной силы ожесточение.
в) На протяжении всей войны это ожесточение только нарастало, от события к событию, от сражения к сражению, от одного разрушенного города к другому. И политическое руководство страны использовало это ожесточение, направляло его и вынуждено было в очень большой степени ему подчиняться. Подчиняться настолько, что, не желая упускать важнейший культурный козырь в войне против Германии, пошло на планомерный пересмотр всей культурной политики. Коммунистическая идеология перестала быть исключительной культурной доминантой, ее постарались сплавить с идеей патриотизма и великодержавности (что само по себе нонсенс, но это было сделано в тот момент). Был отменен гимн "Интернационал", ему на смену был написан новый. В армии и во флоте вернули дореволюционные знаки различия - погоны, вернули форму дореволюционного образца, реабилитировали практически всю военно-патриотическую символику царской армии (которая была на порядок ближе народу, нежели революционно-коммунистическая), начиная с военных маршей, с "Прощания славянки", а сам автор марша, В.Агапкин, дирижировал оркестром на параде на Красной площади 7 ноября 1941 года... Год за годом, шаг за шагом на протяжении войны народу спешно возвращали попранные во время революции и Гражданской войны культурный ценности во всех сферах. Нельзя сказать, что этот процесс начался во время войны, это началось за несколько лет до нее, но вяло и непоследовательно. Война придала русской культурной реституции необратимый и лавинообразный характер.
г) Культурным результатом Победы в Великой Отечественной Войне стало для народа отвоеванное право пусть на Советскую - но Родину. Идеология Мировой Пролетарской революции в культурном пространстве СССР была похоронена навсегда. С военных лет слова Родина и Отечество вернулись во все сферы культуры, во все учебники и детские прописи. Война в очередной раз доказала, что народ, опираясь на культурную преемственность, готов жертвовать всем, защищая родную землю. Но без естественной культурной опоры народ воевать не очень хочет, особенно не хочет жертвовать собой.
И в культурном, и (узко) в идеологическом качестве СССР вышел из войны принципиально другой страной, нежели в нее входил. Великая Отечественная Война стала, как ни парадоксально это констатировать, культурным ренессансом русского (и не только) национального самосознания.

D&M

2016/05/15 • #
3.2 Политический аспект
Здесь нужно учитывать и внешнюю, и внутреннюю политику.
а) Причины и готовность.
Политических причин для войны было предостаточно. Начиная с нерешенных причин Первой Мировой Войны: передел сфер влияния в Европе и в мире. СССР выступал в первую очередь с позиций сохранения и закрепления за собой традиционной российской сферы влияния - Восточная Европа и Прибалтика, Закавказье, Средняя Азия, во вторую очередь выступал за распространение своего влияния дальше - в Центральную и Западную Европу, в страны Ближнего Востока и Южной Азии. Поначалу СССР занимал оборонительную политическую позицию, готовясь противостоять Англии и Франции, имея общую границу с союзной им Польшей. Но после проведения индустриализации, а также после наметившегося раскола Европы на страны Антанты и страны Оси, СССР стал проводить активную наступательную политику, в ряде случаев (война с Финляндией) прямо агрессивную. Причиной ВОВ стало столкновение агрессивных интересов СССР и Германии.
Внешнеполитически СССР к войне оказался не готов.
Во-первых, потому что на начало войны не имел союзников в Европе, оставшись к лету 1942 года в полном одиночестве перед лицом агрессора. И это при том, что не менее, а более агрессивная, нежели СССР, Германия союзников имела предостаточно. И многие эти союзники (Финляндия, Румыния) были перед самой войной ущемлены агрессией СССР, что никак нельзя назвать успешной политикой.
Во-вторых, потому что не ожидал этой войны ("нападения", как любят иногда подчеркивать) вообще. Но политика на то и существует, чтобы учитывать все возможности и угрозы, а тем более угрозу полномасштабной войны, которую объективно не спрячешь. Это была тяжелейшая политическая ошибка руководства страны, граничащая с преступлением. Именно политическая и никакая другая.
С точки зрения внутренней политики СССР был почти что военным лагерем под контролем духовно-рыцарского ордена (ВКП(б :grin: , поэтому внутриполитическая его готовность к войне была очень высокой, почти предельной. Что со своей стороны позволило быстро мобилизовать население, а также удерживать политически стабильный контроль за ситуацией в стране и оперативно реагировать на любые угрозы, а также оперативно приводить в неукоснительное исполнение любые политические решения руководства страны.
б) Начало войны поставило под угрозу политическое положение правящей элиты (номенклатуры), но после первых недель шока и растерянности она приняла единственно верные политические шаги. Политическое руководство страны, во-первых, инициировало ускоренные переговоры с антигитлеровской коалицией: уже 12 июля 1941г СССР обрел мощного союзника в борьбе против Германии - Англию, успешно проведя с ней переговоры, а 24 сентября 1941г присоединился к Атлантической хартии и стал получать поставки по ленд-лизу; во-вторых, провело полную перестройку государственного аппарата на военное положение, обеспечив полный контроль за ситуацией внутри страны и максимальную управляемость в условиях военного времени и во имя военных нужд. Это несомненная заслуга.
в) В ключевые моменты войны показательно проявляет себя главное качество советской политической системы того времени, а именно: предельная централизованность и иерархичность в принятии ответственных решений, то есть "завязанность" всех важных решений "на Москву", точнее, на Ставку ВГК, а еще точнее на главу Ставки, то есть на Сталина. Это обеспечивало единство принятия решений, но предельно повышало цену ошибки. Что и сказывалось во время всей войны: ошибочные решения периода 1941-1942 годов некому было ни оспорить, ни исправить; верные решения 1943-1945 годов давали максимальный успех из-за оперативного и неукоснительного исполнения. Без преувеличения можно сказать, что главную ответственность и за тяжелые провалы на фронте, и за ключевые успехи нес лично Сталин, как единственный реальный политический руководитель страны.
г) Политическими результатами победного завершения войны для СССР стали:
- легитимизация СССР в мировом сообществе, причем резко положительная легитимизация, при том что до войны СССР находился чуть ли не на положении страны-изгоя;
- признание СССР одной из трех, а чуть позже и вовсе одной из двух стран - мировых гегемонов, наряду с США и Великобританией (которая чуть позже этот статус утратила);
- легитимное распространение своего влияния на страны Восточной и частично Центральной Европы, а также на Ближний Восток, Дальний Восток, Южную и Юго-Восточную Азию, что вывело политику СССР на предельно высокий (выше не бывает) мировой уровень;
- предельное укрепление политического режима внутри страны.
При этом нельзя не отметить, что политический режим внутри страны в силу социального и культурного факторов был вынужден сильно скорректировать идеологию и смягчить практику (но об этом чуть позже), а также утвердил принцип "сверхцентрализации" власти как наилучший для страны, или даже как единственно возможный в сознании подавляющего большинства населения. Это тоже стало важнейшим политическим (но и социальным также) результатом.

D&M

2016/05/15 • #
3.
В комментариях 3.1 - 3.4 я коротко прогоню через указанный в комментарии 2. алгоритм основные аспекты Великой Отечественной Войны для одной страны-участника - СССР.

3.1. Экономический аспект
а) Причины и готовность.
Экономических причин у СССР начинать войну не было никаких. Ибо экономически войны ведутся за: рынки сырья, рынки сбыта, транзитный контроль и трудовой ресурс. У СССР было абсолютное самообеспечение сырьем и трудовыми ресурсами, а сбытом своей продукции за пределами страны он практически не занимался (себе не хватало), за исключением все того же сырья.
Экономическая готовность к войне СССР была практически идеальна: проведена индустриализация, массово построены предприятия всех военных нужд, обеспечены собственным сырьем и технологиями. Слабым местом оставалась лишь логистика в виду огромных пространств и низкой плотности населения.
б) Начало войны для экономики было тяжелым, но не катастрофическим. Тяжесть сказалась в слабом месте - в логистике. Эвакуация военных предприятий потребовала колоссальных усилий и чрезвычайных мер. Но с этой задачей справиться удалось. И поэтому удалось полностью сохранить потенциал ВПК. А командная система администрирования позволила в кратчайший срок этот потенциал полностью развернуть и даже нарастить.
в) Начиная с осени 1942 года экономика СССР была отмобилизована полностью, создавая двух-трехкратное (в отдельных областях и более) преимущество в производстве военной продукции СССР перед Германией. Что заложило фундамент неизбежного поражения Германии. Соревнование военных экономик с осени 1942 года сложилось резко в пользу Советского Союза. Кроме того, необходимо отметить поставки военной продукции стран-союзниц по договору ленд-лиза. Они составили всего 4% от общей продукции ВПК СССР. Но эти поставки, во-первых, покрывали самые дефицитные нужды Красной Армии, которые не мог полноценно удовлетворить собственный промышленный комплекс (это в первую очередь парк военного автотранспорта: грузовики "Студебеккер", военные автомобили "Додж", "Виллис", авиационный алюминий, особо мощная взрывчатка для диверсионной и партизанской деятельности и т.п.), а во-вторых, поставки расширяли оперативную свободу Красной Армии, увеличивали "горизонт планирования", позволяли намного дольше и тщательнее готовиться к ответственным операциям, а также разрабатывать их оригинально и непредсказуемо (например, операция "Рельсовая война" с массовым забросом в тылы немецкой армии партизанам особо мощной взрывчатки для подрыва железнодорожных путей).
г) Милитаризованная мощь экономики СССР, на которой не сказалось катастрофически начало войны лета 1941 - лета 1942 годов, предопределила победу СССР. Однако практически полное подчинение экономики страны военным нуждам сказалось на очень тяжелом и крайне медленном восстановлении страны в послевоенный период. В результате победы над Германией советский ВПК стал главной частью советской экономики, поглощая большую часть всех экономических ресурсов страны. Что в конченом счете стало причиной существенного экономического отставания СССР от мировых экономических лидеров почти во всех сферах хозяйства, прямо или косвенно не связанных с ВПК.

D&M

2016/05/15 • #
2.
О войне
(приношу извинения за длинную паузу)

Итак, я коротко объяснил, почему нужно знать историю, и кому ее нужно знать. Теперь я объясню, как ее нужно знать, в каком объеме и в какой последовательности. На примере войны. Что нужно знать о войне?
1. Причины войны
2. Повод к войне и начало войны
3. Ключевые моменты войны (главные сражения, меняющие ее ход)
4. Завершение войны и ее результаты
Все очень просто. Это универсальный алгоритм для рассмотрения и изучения любой войны (и не только войны, подобный алгоритм также используется для изучения революций, восстаний и т.п.).
Вместе с тем, нужно также хорошо понимать, что у любого масштабного исторического события (а война - это архимасштабное событие, крупнее только революции и гражданские войны) не один аспект рассмотрения и изучения, а несколько. Точнее, их тоже четыре:
1. Политический
2. Экономический
3. Культурный
4. Социальный
По указанному выше алгоритму любая война рассматривается в каждом аспекте. Например, рассмотрение в экономическом аспекте:
1. Экономические причины войны и готовность экономики к войне
2. Начало войны для экономики страны
3. Экономическое состояние страны во время войны, на примере ключевых моментов
4. Результаты войны для экономики страны
Аналогично прорабатываются в этом алгоритме все аспекты. Особо отмечу, что такие аспекты, как военный или демографический, и ряд некоторых других, являются обобщающими, суммирующими для всех указанных выше. ПОЭТОМУ! Никогда нельзя рассматривать войну сразу и только в военном смысле (или демографическом), как бы ни было заманчиво. Это ошибка, самая распространенная. Сначала нужно изучить базовые аспекты - экономический, политический, культурный, социальный - а потом переходить к военному анализу.
Завершающий этап изучения любой войны - военный, военно-политический, социально-демографический и культурный анализ. Подведение черты. Нужно дать ответы на вопросы:
1. Почему произошла война? могла ли она не начаться? могла ли начаться с другими участниками?
2. Почему война имела такой характер, а не другой? почему именно таким был ход войны?
3. Почему война закончилась так, а не иначе? могла ли она закончиться иначе?
4. Чем стал исход войны для ее участников? какие результаты войны определили будущее, каким образом?

Вот примерно по такому лекалу проводится изучение и ИСТОРИЧЕСКОЕ ОСМЫСЛЕНИЕ любой войны.

D&M

2016/05/11 • #
1.
Здесь поднимается очень большой пласт различных тем и массы вопросов, связанных не просто с Великой Отечественной Войной, но и в целом с исторической памятью нации.
Поэтому мои комментарии будут по возможности краткими, отрывочными по разным темам и вопросам, а также пронумерованы.

Об истории.
История... Меня невероятно часто спрашивали и продолжают спрашивать, зачем человеку, ребенку в школе, гражданину своей страны знать и изучать историю. Не только родную историю, но историю человечества вообще. Какой в этом знании практический толк?
Ответ на этот вопрос простой.
Для одного отдельного человека знание истории практической пользы, скорее всего, не несет.
Можно быть добрым гражданином, хорошим семьянином, исправным налогоплательщиком и вообще достаточно счастливым по любым меркам человеком - и при этом быть совершенным профаном в истории. Это не редкость.
То есть для отдельного человека история может быть не важна?
Да. Для отдельного человека не важна.
Но хитрость вот в чем: для ВСЕХ людей в обществе, для общества в целом, знание и понимание истории ЖИЗНЕННО НЕОБХОДИМО.
Воздействие исторической памяти слишком медленно, масштабно и всеобъемлюще, чтобы его мог ощутить лично отдельный обыватель. Это воздействие оказывает только массовый эффект.
Представим себе банальную прививку. Это ведь дело каждого, верно? Можно прививаться, можно нет. Ощущаем ли мы, привитые и не привитые люди пользу от вакцинации постоянно и повсеместно? Нет! Не ощущаем! Более того, мы даже спорим, нужны ли прививки, и в первую очередь потому, что со стороны не видно ощутимой разницы между состоянием здоровья спорящих. И это будет продолжаться до тех пор, пока число привитых людей в обществе не упадет ниже критического уровня. Что тогда произойдет? А вот что: общество лишится коллективного иммунного барьера. И на незащищенное общество одна за другой обрушатся эпидемии, о которых успели позабыть. Немногочисленные привитые уцелеют, хотя и им придется очень несладко, им придется покинуть выморочные места... А остальные будут обречены на вымирание и прозябание, пока не смогут восстановить утраченный иммунитет.
Так вот, история - это прививка памяти, прививка исторического опыта. Она дает мощнейший эффект коллективного иммунитета, если историческая память сохраняется от поколения к поколению, хотя наивный обыватель и не в состоянии "увидеть" этот эффект невооруженным глазом. Но стоит только утратить историческую память, утратить коллективный иммунитет - и социальные эпидемии начнут ломать не привитое общество раз за разом, одна за другой, и до тех пор, пока исторический иммунитет не будет восстановлен.

Это самое важное, самое главное качество истории, необходимое для любого общества, созревшего до осознания себя, как нации.

(Примеры сейчас приводить не буду, но если возникнут вопросы - поясню.)

Lara

2016/05/12 • отвечает D&M#
Спасибо большое за то что начали отвечать. Вопросы есть конечно, и конечно хотелось бы кслышать примеры. Поскольку это долгий разговор, ответьте,как вам удобно и как будет время.Спасибо, Денис!
Лара,писала в другом посте,но,если есть желание,посмотрите фильм "Падение Берлина. В логове зверя". Сегодня был по каналу История. Очень хорошо все сказано.

Lara

2016/05/12 • отвечает Наталья,мама Фёдора#
Спасибо! Посмотрю этот фильм.

Lara

2016/05/11 • #
Еще нашла интересную статью,в тему, хотя момент наезда на лейтенантскую прозу мне не понравился и религиозный аспект (но само издание такого формата). Но там есть интересные фразы.