Вундеркинды с пеленок (о вреде раннего развития)



Современные родители спешат дать детям раннее образование, при этом, оказывается, нанося немалый вред их психике.

В последние годы методики раннего развития стали чрезвычайно популярны в нашей стране - уже в люльке детей различными способами учат читать и считать. Но врачи-психотерапевты бьют тревогу - увеличивается число детей с нарушениями психики. Корреспондент еженедельника «Интерфакс ВРЕМЯ» выяснила, чем так называемые методики раннего развития отличаются друг от друга и от традиционных программ дошкольного воспитания.

ЧТО ТАКОЕ РАННЕЕ ОБУЧЕНИЕ?

Вирус под названием «раннее развитие детей» поразил большинство молодых родителей крупных городов. «Моя дочь уже в 3 года читает...» - «А мой сын - считает», - хвастаются мамы малышей друг перед другом. Широкий размах увлечения методиками воспитания вундеркиндов спровоцирован появлением класса молодых неработающих, но образованных мам с нереализованными амбициями.

В этом случае понятие «развитие» употребляется ошибочно, на самом деле оно подразумевает психическое, физическое и интеллектуальное формирование личности. Но в домашних «школах для младенцев» занимаются не столько развитием, сколько досрочным обучением тем предметам, которые ребенок позже изучает в начальной школе. Энтузиазм мам и пап подогревается необходимостью сдачи тестов при поступлении в элитные школы. Им кажется, что с помощью раннего обучения они дадут ребенку «ранний старт», повысив его конкурентоспособность в дальнейшей жизни.

Во всем мире эпидемия раннего развития началась в середине ХХ века с лозунга педагогов-новаторов: «После трех учить уже поздно!» Авторы различных методик исходили из постулата о том, что чем раньше начать обучение, тем гениальнее будет воспитанник. На неопытных родителей это действует неотразимо: оказывается, мой ребенок может запросто стать гением! «Волшебная палочка» для чудесного превращения младенца в вундеркинда берется из богатого набора известных новаторских «брендов»: Монтессори, Никитин, Зайцев, Тюленев. Чем подходы к раннему обучению отличаются друг от друга, что положительного способны они дать ребенку, а чем могут ему навредить?

СИСТЕМА МОНТЕССОРИ

Мария Монтессори, итальянский педагог-дефектолог, занималась проблемой обучения умственно отсталых детей. Она разработала упражнения с картонными рамками, карточками и кубиками, тренирующие у детей мелкую моторику пальцев (на кончиках которых находятся нервные окончания, стимулирующие речевые центры в коре головного мозга). Умственно отсталые дети не только научились говорить, но и начали читать, писать и считать раньше сверстников из обычной школы. И тогда Монтессори предположила, что те же упражнения могут помочь при обучении здоровых детей. Сегодня в Монтессори-садиках по всей Европе в одной группе занимаются дети разного возраста и уровня знаний, старшие и более опытные своим примером помогают новичкам. Сложение и вычитание познается с помощью разноцветных бусин, нанизанных на нитку в различном порядке, а читать дети учатся по специальным картинкам. Елена Смирнова, заведующая лабораторией психологии детей дошкольного возраста Психологического института РАО считает, что эта система в ее традиционном варианте «ограничивает речевое взаимодействие детей и их фантазию». Фактически на этих уроках фантазия, воображение, эмоциональные стороны маленькой личности не находят выхода. Человеческая природа такова, что со временем недостаток общения и бедность эмоциональной жизни приводят к расстройствам психики и психосоматическим заболеваниям.

«НУВЭРС» НИКИТИНЫХ

Семье Никитиных принадлежит идея «НУВЭРСа» - Необратимого Угасания Возможностей Эффективного Развития Способностей. Не дав ребенку до трех лет особых умений, родители, по мысли Никитиных, лишают его возможности в будущем приобретать знания и в конечном счете не дают раскрыться личности маленького человека.

На своих семи детях Никитины опробовали оригинальный метод развития способностей с помощью кубиков, таблиц, логических задач. По системе Никитиных дети должны не только умственно воспринимать знания, но и физически развиваться. Чтобы тело, не перегруженное лишней одеждой, не отягощенное сверхкалорийной пищей, легко и охотно откликалось на решение интеллектуальных задач. Минусом системы Никитиных можно признать то, что в ней акцент сделан на физическое и интеллектуальное развитие, в ущерб эмоциональному.

Сотрудники Института психологии РАН неоднократно предпринимали попытки понять особенности развития детей, воспитанных в семье Никитиных. Но от предложения протестировать детей и дать научную оценку этой методике родители-новаторы отказывались. Интересно, что дети Никитиных крайне неохотно рассказывают о своем раннем развитии, и никто из них не попытался повторить родительские эксперименты на собственных детях. Система Никитиных, казалось бы, нацеленная на воспитание гениев, вырастила из них совершенно обычных, хотя и образованных людей. Так стоило ли так мучиться, если этих результатов можно добиться более «мирным» путем.

СКЛАДОВЫЕ КУБИКИ ЗАЙЦЕВА

Свои авторские кубики питерский педагог Николай Зайцев создал, «увидев» единицу строения языка не в слоге, а в складе. Склад - это пара из согласной с гласной, или из согласной с твердым или мягким знаком, или же одна буква. Пользуясь этими складами (каждый склад находится на отдельной грани кубика), ребенок начинает составлять слова. Вот эти склады Зайцев и написал на гранях кубиков.

Кубики отличаются по цвету, размеру и звуку - их наполняют разным содержимым: деревянными палочками (для кубиков с глухими звуками), металлическими крышечками (для «звонких» кубиков), бубенчиками или колокольчиками (для кубиков с гласными звуками). Это помогает детям почувствовать разницу между гласными и согласными, звонкими и мягкими звуками. Кубики Зайцева помогают детям 3-4 лет научиться читать с первых занятий. Конечно, выучиться чтению по традиционным методикам труднее, чем по «кубикам Зайцева». Дело в том, что двухлетний ребенок способен без особых проблем выучить, какие звуки передаются какими буквами, но ничего прочесть он при этом все равно не сумеет, потому что он пока не способен понять, что отдельные звуки надо сливать в слоги и слова. В методике Зайцева «тупость» двухлетнего малыша преодолевается хитрым способом: ребенку предъявляется буквосочетание «МА» как один неделимый символ-склад. Подобных складов оказывается очень много - около двух сотен, однако выучить пару сотен складов малышу все же проще, чем догадаться о том, что склады получаются из отдельных букв. Но впоследствии в традиционной школе маленькому умнику придется фактически переучиваться, чтобы научиться читать традиционным способом. Тогда непонятно, зачем было осваивать «складовое» чтение?

«ЧИТАТЬ РАНЬШЕ, ЧЕМ ХОДИТЬ»

Так называется методика Виктора Тюленева, обосновавшего достижения в педагогике на опыте воспитания собственных дочерей. Он использует для домашнего образования уже знакомые нам карточки с буквами и цифрами, которые следует с самого рождения вешать над кроваткой малыша и показывать ему регулярно. Также стены детской следует украсить географическими картами, таблицей Менделеева, портретами поэтов и писателей. В одной из знакомых семей девочка с помощью методов Тюленева научилась читать в год, а через два месяца цитировала наизусть «Бородино» Лермонтова, печатала на машинке и сама составляла из магнитных букв слова на холодильнике. Правда, маме вундеркинда приходилось скрывать таланты дочери от соседей по песочнице и задумываться о перспективах обучения в средней школе. Чем закончится этот конкретный опыт раннего развития - покажет время, но психолог и медики утверждают, что активные образовательные эксперименты над младенцами не проходят бесследно.

«ПОДВОДНЫЕ КАМНИ» РАННИХ УСПЕХОВ

Психотерапевты приводят в качестве примера жалобы родителей на «ранообучаемых» детей: «Мальчику 3,5 года, после садика водим на музыку и английский язык, при этом он плачет и кричит», «Девочке - 2 года, она не хочет ни рисовать, ни лепить. Быстро «накалякает» и бежит машинки катать!», «Нам 5 лет - читает только из-под палки, только, если ремень видит».

Все программы воспитания гениев построены так, будто конечная цель состоит в том, чтобы ребенок в дошкольном возрасте лишь усвоил материал начальных классов. Конечно, семилетнему грамотею проще учиться в первых классах, но когда приходит время заниматься всерьез информатикой или алгеброй, вдруг выясняется, что преимущества на стороне тех, кто с самого начала привык корпеть над обычными учебниками под присмотром заурядных учителей. После поступления в вуз становится окончательно ясно, что ранний форсированный старт не обеспечил вундеркинду преимуществ по сравнению с однокашниками.

Сторонникам раннего развития часто приходится отбиваться от критиков, которые говорят о том, что детей нельзя лишать детства. Многие методики акцентируются на легкости усвоения знаний, создается обманчивое впечатление, что ребенок учится как бы играючи, безо всякого умственного усилия. После столь активного обучения в младенчестве у подросших вундеркиндов формируется эмоционально ущербная психика, не способная воспринимать в школе все усложняющиеся задания. Такие дети страдают зацикленностью на каких-то идеях, им трудно самостоятельно сконцентрироваться, они постоянно перевозбуждены, требуют к себе повышенного внимания учителя.

Профессор Елена Смирнова считает, что, стремясь обучать 2-3-летнего ребенка чтению и счету, родители подсознательно устраняются от необходимости «опуститься» до его интересов и потребностей. Не всякий взрослый умеет играть с ребенком - встать на колени, ползать за машинами, говорить за зайчика. Очень часто, не наигравшись досыта в раннем детстве, вундеркинды наверстывают упущенное в школе, предпочитая урокам игры под партой.

Представители традиционной психологии и педагогики считают, что раннее развитие - явление нездоровое прежде всего потому, что в его основе лежит совершенно ложная идея о том, что учить годовалого ребенка намного легче, чем шестилетнего. Профессор Елена Смирнова считает, что драма заключается в том, что родители не понимают возрастной психологии, особенности восприятия, мышления, интеллекта ребенка. Никто не спорит, что развивать ребенка необходимо, но все хорошо в свое время. Психологи настаивают на том, что до 5 лет обучать читать и писать - значит, наносить вред детской психике, которая ориентирована на игровые способы познания мира и не способна адекватно «переваривать» информацию, выраженную в символах.

Практикующий психотерапевт Наталья Писаренко предупреждает, что если вовремя не остановиться в чрезмерно активном стремлении воспитать гения, то, возможно, потом придется лечить ребенка от заикания, энуреза, бессонницы, гастрита и других психосоматических заболеваний.
Хотя есть в эпидемии раннего обучения и положительный момент. Здравомыслящие родители, «переболев» новомодными методиками, возвращаются к играм в «Ладушки» и сказкам про «Колобка». Психологи признают, что проверенные десятками поколений методы воспитания гораздо лучше новомодных образовательных продуктов.

Света Орехова

D&M. От себя

Я, само собой, публикую чужую статью без купюр и собственных вставок, как в первоисточнике. Но хотелось бы добавить пару фраз, несколько смягчив отдельные тезисы статьи.

Во-первых, т.н. "раннее развитие" совсем не обязательно наносит вред детской психике. Обычно и чаще всего - нисколько не наносит. Но отчасти повышает риск нанесения такого вреда, это связано со многими факторами.

Во-вторых, нужно понимать, что т.н. "раннее развитие" сегодня означает огромный коммерческий сегмент родительства и детства, связанный с устранением детских садов и других государственных дошкольных учреждений от процесса воспитания и развития детей. Слово "раннее" здесь означает просто модный бренд. Чаще всего коммерческие центры развития детей, секции etc. не предлагают ничего реально "раннего", хоть это и написано у них на вывесках и в программах. Это самое обычное развитие (причем чаще всего уступающее по качеству и насыщенности еще советским стандартам).

И в-третьих, в сегменте т.н. "раннего развития" очень много откровенных шарлатанов, ибо "чадолюбие" - как точно подметил еще О.Генри - остается неиссякаемым источником выманивания денег для огромного числа нечистых на руку "деловых людей".

От себя лично хотелось бы сказать только одно: не нужно стремиться сделать своих детей "конкурентноспособными" в отдаленном будущем, где они будут счастливы и благодарны за это родителям. Будут ли они счастливы - большой вопрос. А вот если дети несчастливы уже сейчас, в свои два, три, четыре года, то это наша, безусловная вина. Mea culpa. И нет нам, родителям, оправдания, если наши дети несчастливы в своем детстве. Никакими благими намерениями, никакими "развивающими" перспективами детское несчастье оправдать нельзя.

Давайте быть внимательными к своим детям, и если дети довольны жизнью, если с аппетитом едят и крепко спят, если активно играют, смеются, плачут, дерутся, пристают с вопросами, если бегают за собаками и шлепают по лужам, если валяются в снегу и прыгают на диване, если распахнув глаза слушают сказки и с удовольствием поют песни, - значит, мы сейчас все делаем правильно.

Это главное.

А каждому этапу развития - свое время.


Решила сегодня - пора! Крохе 10 мес, а она ни носик, ни глазки не знает :grin: только про то, где киса, и где у кисы зубы в курсе :grin:

Притащила ей подопытную куклу, кота и начала ребенка "развивать". Посмотрела кроха на меня как на дурочку, пока я тыкала в носики-глазки и уползла сцеплять-расцеплять прищепки :grin: не наше раннее развитие, не наше :grin:

А как вы "развиваете" малышей до года?

- Куда же нам теперь?
- Вперед! Открою тебе тайну: вперед - это везде.

Диалог двух путников из старого кинофильма

* * *

Родители - самые предвзятые люди на свете! Мамочка годовалого мальчика сокрушается, что ребетёнок еще не знает, где же у него нос. Другая, чья дочка хорошо это усвоила, переживает, что та никак не произнесет сакраментальное слово «мама». А третья родительница и вовсе прочла учебник по возрастной психологии и ждет-не дождется, когда у чада появится «указующий жест». Возможно, указывать куда-то в туманную даль крохотным пальчиком умеют предыдущие детишки, но их мам это как раз не радует: ценная книжка им еще не попадалась…

Запомните главное: каждый ребенок талантлив в чем-то своем. Вместо того, чтобы с пелёнок заставлять его заниматься всем на свете («Драм-кружок, кружок по фото, а еще мне петь охота, и за кружок по рисованию тоже все голосовали»), можно поступить иначе: подождать, когда малыш сам покажет вам, куда двигаться дальше. От мам и пап требуется лишь одно: создать для этого условия, то есть - позаботиться о том, чтобы развитие малышки было гармоничным. Задача окажется легко выполнимой, если вы возьмете на вооружение следующие принципы.

1. Вокруг - мир!

Развитие осознанного внимания

Лис говорил Маленькому Принцу: «Самого главного глазами не увидишь. Зорко одно лишь сердце», и это действительно так. Но быть зорким сердце научается не сразу: все, что мы знаем, понимаем и чувствуем, однажды пришло к нам извне.

Уже в конце первого года жизни ребенок начинает активно осваивать окружающее его пространство, ежедневно расширяя «сферу своего влияния». Чем больше он будет узнавать о мире, тем быстрее он будет развиваться, и чем лучше он будет развит, тем быстрее он будет узнавать о мире все новое и новое.

Способность концентрироваться и учиться - тесно связаны между собой. Нельзя усвоить что-то новое, не уделив этому должного внимания. И чем больше нового человек уже усвоил, тем большее количество вещей и явлений привлекает его: он лучше различает знакомое и незнакомое, и последнее интересует его особенно.

* * *

Чем старше ребенок, тем более мелкие объекты он способен заметить и воспринять. Лошадь, белка или собака удивят шестимесячного карапуза, годовалому вы уже можете показать муравьев на стволе березы. Чтобы малыш понял, что вы имеете в виду под словом «муравей», покажите на них пальцем, проследив траекторию движения насекомых. Убедитесь, что он смотрит туда, куда вы показываете. Затем поднесите малыша к другому дереву. Скажите: «А здесь нет муравьев. На том дереве - есть, на этом - нет», и пусть ваши интонации и лицо будут выразительными. А еще через год Вы уже сможете рассказать о том, как живет муравьиная семья!

* * *

Старайтесь, чтобы ни одна прогулка не прошла без пользы, во всем ищите свою «изюминку». Как только вы увидите, что малыш, не отвлекаясь, может выслушать ваши истории (2.5 - 3 года), старайтесь ежедневно расширять его кругозор, не упуская ни одного случая. «Выуживайте» из окружающей действительности все, что только можно: неизбывная любознательность и способность детей быстро переключаться с одного объекта на другой станут вашими главными союзниками.

Подумайте о том, что вы не всегда сможете находиться рядом и выдумывать для ребенка занятия: вы с раннего детства приучаете его активно относиться к действительности, быть занятым чем-то интересным и находить это интересное самому. Подрастая, сын или дочка уже не смогут проводить время, слоняясь в тоске по дому, а позже вам никогда не придется стонать вслед подросшему чаду это вечное: «Занялся бы чем-нибудь!».

* * *

Расскажите своему трехлетнему малышу о жизни леса. Начать можно, например, с истории о том, что деревья в лесу растут согласованно, образуя лесное сообщество. Скажите, что лес устроен, как дом, и каждый этаж принадлежит кому-то: на первом живут травы, цветы, грибы, ягоды и мелкий кустарник вроде черники. На втором - лиственные деревья (березы, клены, осины). На третьем - самые высокие деревья: ели и сосны. Расскажите, что потребность растений в солнечном свете согласуется с их положением в лесной иерархии - черника высохнет на ярком солнце, а сосна должна тянуться вверх, вверх, и вверх, поэтому она умеет вырастать так высоко. Обратите внимание юного ботаника на те лиственные деревья, которые растут в смешанном лесу - положение обязывает их приспосабливаться, и также тянуться к солнцу. Сравните их с равнинными березами - пышными и раскидистыми.

* * *

Старайтесь брать на прогулки минимум игрушек: когда мама или бабушка вместе с ребенком волокут на улицу все содержимое его манежа, дитё автоматически привыкает считать, что вокруг ничего интересного просто нет. Свежий воздух важен для здоровья, но не за ним одним вы отправились на улицу.

2. Вокруг - люди!

Развитие контактности

Между мной и другими людьми нет посредника.
В общении я один на один с ними, и я не один -
только в общении с ними.

Я.Л.Морено, американский психотерапевт

Мир населен не только растениями и животными. И чем старше будет ребенок, тем большее влияние будут на него оказывать не смена времен года, а люди его окружающие. И научить человечка ладить с ними - ваша обязанность.

Дома еще грудного малыша ориентируйте на других членов семьи: маму, папу, бабушку, сестер и братьев. Делайте это даже тогда, когда вам кажется, что кроха людей не различает: именно так она быстрее научится делать это. Например, позовите малышку по имени, и пусть папа скажет: «Тебя мама зовет!», затем - поменяйтесь с мужем ролями. Играйте в эту «игру» чаще. Как можно больше говорите с малышом, смешите его, будьте с ним по возможности вместе. Предложите ему показать папе свою новую игрушку. Пусть папа чуть-чуть поиграет в нее, ведь это так весело!

Непременно знакомьте ребенка с гостями, когда он в настроении, поощряйте любые взаимодействия с другими людьми. На улице как можно раньше обращайте его внимание на других детей, особенно - если они заинтересовались вашим карапузом.

* * *

Если чадо решило угостить вас своим яблочком, не играйте в благородство, приговаривая: «Кушай, золотко, тебе нужно железо!». Обязательно примите сей щедрый дар, и скажите «спасибо». Позже вы увидите, что именно таким образом малыш научился делиться и быть благодарным, принимать и оказывать помощь. Людям, которые никому не могут помочь и которым никто не нужен, в детстве, может быть, просто не с кем было поделиться яблоком!

* * *

Если малышу уже два годика, вы можете предложить ему какую-то совместную деятельность. Скажите: «Пойдем, посмотрим, что делает папа, (бабушка, братик) может быть мы можем ему чем-то помочь?» или просто попросите его отнести папе бутерброд или конфетку.

Постоянно приучайте ребенка к мысли, что он - человек, который живет среди людей, что необходимо видеть их, слышать, замечать, и учитывать. Ваша задача - разными способами постоянно преподносить ему один и тот же урок: только человек, который нужен другим людям, может быть счастлив.

3. Ощущаю, слышу, вижу.

Воспитание трех главных чувств

Гениальный американский психотерапевт Фриц Перлз всегда отвечал одинаково на вопрос, как ему удается так блистательно работать и так талантливо жить. Он говорил: «У меня есть глаза, уши, и я не боюсь».

Нервная система человека устроена так, что она может работать нормально лишь когда все органы чувств находятся в контакте с миром. Особенно важным это оказывается для ребенка: ведь его мозг только формируется. В дальнейшем то, насколько чувствительной будет психика вашего малыша, а также - его способность быть внимательным, отличать один стимул от другого, обучаться и восстанавливаться, противостоять стрессу и др., - очень во многом будут зависеть от того, сколь богат и разнообразен был сенсорный опыт, полученный маленьким человеком в детстве.

Еще один важный момент: развитие сенсорной сферы напрямую связано с развитием самосознания. Чем больше нового человечек узнает о мире, в котором он живет, тем больше он узнает и о себе в нем, и тем лучше себя понимает. Ведь он - часть этого мира.

А. Моторная свобода (свобода движений) и Тактильная чувствительность (осязание) - тесно связаны между собой.

С самого начала уделите этому внимание. Лучше, если вы вовсе не будете пеленать вашу крошку: пусть себе дрыгает ручонками и ножонками. Если при этом карапуз плохо засыпает, постарайтесь ограничиться только пеленанием нижней части тела, оставив ручки свободными. Забудьте про распашонки с зашитыми рукавами, лучше часто (каждые 4 дня) стригите крохе ногти. Подушечки пальцев должны быть «открыты миру».

Через активные движения маленький человек не только познает мир, но также и получает новый телесный опыт: он узнает пределы своих физических возможностей и ежедневно расширяет их. Он начинает лучше понимать свое тело и не только научается новому, но также научается учиться этому более быстро и эффективно. Вот почему все дети - такие непоседы!

Когда малыш подрастает, хлопот становится гораздо больше. Но и здесь можно постараться предоставить ему максимальную свободу. Например: отказаться от манежа (вам бы понравилось сидеть в клетке?), а вместо этого - позаботиться о безопасности в квартире. И не запрещайте (во избежании сокрушительного падения) годовалому разбойнику влезать на диван! Лучше - потратьте несколько дней, чтобы научить его правильно слезать оттуда: не головой, а ногами вниз.

Тактильная (кожная) чувствительность - одно из самых древних чувств. Заметьте: прежде, чем рассмотреть предмет, ребенок всегда старается пощупать его. Увидев новое, он тянется к нему ручкой. Это важно: рассматривая и трогая, карапуз связывает полученную информацию в единое целое. Коллекционируя таким образом все возможные признаки сначала новых, а затем - знакомых предметов, он научается мыслить целостными образами и предвосхищать события. Так, взрослому человеку совсем не обязательно проверять на ощупь, мокра ли лужа - он видит это.

Важный момент: развитие тактильной сферы тесно связано с развитием мелкой моторики (тонких, высоко дифференцированных движений пальцев рук). Она, в свою очередь, тесно связана с развитием речи и речевого мышления.

* * *

Как можно чаще позволяйте малышу прикасаться ко всевозможным предметам и поверхностям, не останавливайте себя мыслью о том, что это не гигиенично: заодно он привыкнет и к мытью рук. «Познакомьте» сына или дочку с корой деревьев (у березы и сосны она совершенно разная на ощупь), заметьте, что одуванчик желтый и отцветающий - это две разные вещи. Пощекочите малышу ладошки тополиными сережками или пушистой травинкой: это не только познание мира, но и веселая игра (потом он захочет пощекотать вас). Выбирая игрушки, обращайте внимание на то, чтобы на ощупь они были разными.

Мелкие предметы опасны для маленьких детей. Однако, если вы нанижете на толстую леску прочные, яркие и разные по цвету и форме пуговицы, а концы лески соедините, заплавив их, малыш вполне может играть такими «чётками». От вас лишь требуется непрерывно следить за их целостностью.

* * *

Если ребетёнок уже не берет в рот что попало, ему доставят огромное удовольствие игры с водой, песком и грязью. Даже дома вы можете придумать самые разные «тактильные» игры. Например, «пожертвуйте» для него половиной пачки макарон! Сварите, остудите, и пусть чадо возится с ними. Если у вас паркет - вам, пожалуй, понадобится поддон или тазик. Не забудьте о температурной чувствительности! Дайте малышу поиграть с кусочками льда (воду для них можно покрасить акварелью в разные цвета), потрогать грелку или трубу отопления. Самое сильное впечатление на кроху произведут даже не сами ощущения, а их контраст.

* * *

Ребенку от 3 лет вы можете предложить прекрасную развивающую игру, и на ее изготовление у вас уйдет всего несколько вечеров. Достаточно наклеить на кусочки фанеры гречку, наждачную бумагу, кусочек грубого холста, замши, меха, бархата или дать застыть каплям герметика (ваша фантазия прилагается). Такие кусочки фанеры можно просто изучать на ощупь и рассматривать, а можно предложить малышу постарше закрыть глаза и устроить игру-угадайку. Заменив куски фанеры пустыми спичечными коробками, вы получите ту же игру, но - в объеме!

* * *

В. Слух

Наверное, нет нужды говорить о том, сколь тонко дети улавливают настроение родителей по интонации их голоса, как замечательно, когда в доме звучит красивая музыка, или - что игрушки, издающие звуки, должны быть по возможности разными, а звуки эти - мелодичными. Добавлю только, что и здесь можно и нужно изобретать для ребенка всякий раз нечто новое.

В качестве игрушек порой подходят самые обычные вещи. Например, картонные цилиндры, оставшиеся от бумажного полотенца, очень хороши для того, чтобы говорить в них, дудеть и кричать, а также - шептать друг другу на ухо что-нибудь секретное. Кроме того, - в них интересно бросать мелкие предметы и слушать, как они летят вниз, громыхая, и появляются с противоположного конца.

* * *

Поиграйте с дитём в «шумелку». Эта игра очень проста: нужно извлекать звук из знакомых предметов, используя их не по назначению. Дети, которые так любят неразбериху и беспорядок, наверняка придут от нее в восторг. Постучите друг об друга столовыми приборами, чашками и ложками. Мисками и кастрюлями. Извлеките самый ужасный звук этого дня: проведите ключом по стиральной доске или батарее! Теперь-то вы понимаете, почему мальчишки так любят проводить по заборам палкой, когда идут мимо?

Есть другая, совершенно замечательная игра, развивающая фантазию: все эти, и любые другие звуки, можно потом еще и рисовать!

* * *

С. Зрение

Роль зрения в нашей жизни трудно переоценить. Повторю то, что вы давно знаете: с помощью зрения мы получаем 90 % всей информации об окружающем мире. Добавлю еще, что информацию эту необходимо не только получить, но еще осознать и использовать. Для этого с самого раннего возраста приучайте ребенка быть внимательным к тому, что видят его глаза.

Рассматривайте все подробно и внимательно, отмечайте вместе каждую мелочь. Старайтесь «обеспечить» ребенку как можно больше зрительных впечатлений: всякий раз обращайте его внимание на закат солнца, необычное облако, и уж конечно - на радугу. Смотреть салют - целый праздник для детей. Если в вашем районе он плохо виден, отправляйтесь в центр города!

Поощряйте рисование, выжигание, лепку. Не забудьте, что рисовать можно не только карандашом и красками, и не только дома. Берите на улицу мелки, рисуйте вместе. Рисовать также можно пальцами по песку или запотевшим стеклам, можно чертить палочкой по земле или красным кирпичом - по асфальту. Можно также рисовать и на обоях - главное, чтобы мама не очень огорчалась от этого. А лежа на пляже - можно вместе с ней инкрустировать песок мелкими камешками.

* * *

Тренируйте вместе с малышом зрительную память: возьмите знакомую игрушку или другой предмет. Рассматривайте его вдвоем в течение минуты. Затем - уберите предмет и нарисуйте его по памяти. Сравните ваши рисунки с оригиналом, проанализируйте упущенные нюансы. Уберите предмет, попробуйте нарисовать его снова.

4. Волшебное путешествие в мир собственного Я

Развитие фантазии

Мысли - как пестрые птицы. Они легкие и летают в небе.
Земля не захватит их, они могут в любой момент воспарить
в воздух.

Джейн, 6 лет

Человеческий интеллект принципиально отличается от мышления животных именно тем, что человек способен создавать новое. Дети - это люди, попавшие в наш мир недавно, поэтому они открыты всему новому и особенно чувствительны к нему. Способность детей фантазировать напрямую связана с уровнем их интеллекта: чем он выше, тем больше развита у ребенка фантазия. Зависимость здесь двусторонняя, поэтому повлиять на интеллектуальное развитие малыша можно и через фантазию тоже. Помогайте человечку во всем увидеть необычное. Таких игр может быть несчетное количество.

* * *

Рассматривайте летние облака, ведь они всегда напоминают что-то, нужно лишь вглядеться внимательнее. Старайтесь подстроиться под ребенка и «увидеть» именно то, что «видит» он. Развивайте образы вместе, добавляя детали. Следите за тем, как они меняются по мере того, как облака уплывают от вас. Если уплыло последнее, посмотрите вокруг - может быть недалеко вы заметите лужу причудливой формы?

Подобную игру можно создать, «не дожидаясь милости от природы». Вам понадобятся краски, кисти и бумага. Складывая пополам лист бумаги, покрытый цветными пятнами краски, а затем - разворачивая его вновь, вы получаете кляксы, которые наверняка окажутся забавными. Похожий эффект вы можете получить, выливая в воду расплавленный воск. Зимой не забудьте про морозные узоры на окнах, они действительно бывают фантастически красивые! Кроме того, прекрасным средством для развития фантазии является обыкновенный калейдоскоп.

*

Любые совместные игры помогут вам обоим раскрепоститься: летом вы можете делать вместе тайники из стекляшек и потом проверять их. Зимой - лепить крепости, или снежные скульптуры. Помогите начать малышу фантазировать: «одушевляйте» в шутку неживые предметы. Скажите ему: «Смотри, как одно дерево наклонилось к другому - будто хочет доверить ему свою тайну».

5. Никогда не говори «никогда».

Позитивная родительская установка

Господи, дай мне душевный покой,
Чтобы принимать то, что я не могу изменить,
Мужество, чтобы изменить то, что могу,
И мудрость - всегда отличать одно от другого.

Молитва монахов Оптиной пустыни

Счастливый человек находится в согласии с самим собой. Если вы хотите, чтобы малыш вырос счастливым, скажите себе, что теперь вы приобрели еще одну профессию - всегда быть его адвокатом. Если ребенок сделал что-то плохое, прежде всего, попытайтесь понять, почему это произошло. Так вы поможете и ему разобраться во всем, а затем вы вместе подумаете, как сделать, чтобы это больше не повторилось. Человек, способный на низость, вырастет из того ребенка, которого в детстве никто не оправдывал и не защищал.

Точно так же вы должны подходить ко всему, что делает ваш малыш. Дети так устроены, что они вряд ли смогут решить даже пустяковую задачу, лишившись родительской моральной поддержки. Конечно, у них не всегда будет получаться задуманное. Однако, чтобы любая затея удалась, в какой-то момент необходимо отбросить сомнения и начать действовать. Для этого необходимы целеустремленность и уверенность в себе - качества, которые с генами не передаются, а закладываются в нас воспитанием.

Вот, ваш ребенок взялся за какое-то дело - он хочет уравновесить на вершине пирамидки явно лишний кубик, пробует сам пить из полной до краев чашки, воткнул яблочное семечко в кадку с пальмой и ежедневно проверяет его… Каким бы безнадежным по началу не выглядело предприятие, ваша задача - поддержать ребенка. Не потому, что полезно потакать всему на свете, а потому, что именно таким образом маленький человек усваивает, что можно и нужно проявлять инициативу, пробовать новое и верить в свои силы.

* * *

Обратите внимание на речевые формулировки, которыми вы чаще всего пользуетесь. Не занимаетесь ли вы «негативным кодированием», сами того не замечая? Предпочтительнее реплики «держись крепче», вместо - «смотри, не упади», «будь внимателен, когда у тебя в руках ножницы», вместо - «сейчас порежешься» и «давай я тебе помогу» вместо «брось, а то уронишь».

Так, мама одного двухлетнего мальчика все время жаловалась на то, что сын растет молчуном. Когда же родные или гости обращались к нему с каким-нибудь незатейливым вопросом вроде «Как тебя зовут», она никогда не давала ему даже открыть рот, произнося одну и ту же фразу: «Он не говорит».

* * *

Очень важно то, какие слова вы находите для малыша, чтобы поддержать его. Эта формула не только делает его сильнее сейчас, он присваивает ее себе, чтобы воспользоваться как палочкой-выручалочкой если вас не будет рядом. Эстафета передается из поколения в поколение: что вы говорите себе в самый ответственный и тяжелый момент, когда силы на исходе? Вероятно, что-то вроде: «Давай, золотко, все получится, чуть-чуть постарайся!». А теперь вслушайтесь внимательней: это голос вашей мамы.

* * *

Когда мы впервые понимаем, что лучшее - враг хорошего, каждому из нас делается несколько не по себе. Ведь это означает, что момент, когда нужно остановиться в погоне за идеалом, мы определяем сами, и никто не может выбрать его за нас. Впоследствии нам придется убедиться в этом еще много раз. С каждым разом мы будем относиться к переоткрытой истине все спокойнее, но только не тогда, когда речь идет о наших детях! Наверное, это правильно: ведь мы хотим, чтобы они выросли лучше и счастливее нас.

П.  Гавердовская, психолог, психотерапевт

Ст. для журнала "Няня", 2002г.

| 05 ноября 2014 г.

Нужно ли детям раннее языковое развитие? А родителям?

Английский с пеленок! И к школе готов?

«Английский язык для детей. Набор в группу с 4 лет!». Такие объявления можно встретить теперь почти в любом уважающем себя доме культуры, центре детского творчества, раннего развития и т.п. Говорят, и в коммерческих детских садах сейчас тоже нередко предлагают "обучение иностранному языку". Звучит солидно до дрожи в коленках. Детских коленках, разумеется.

Важно то, что популярность подобного дошкольного обучения языку среди родителей растет стремительно. По вечерам, когда мы с детьми бежим на гимнастику, нам с трудом удается протиснуться через толпу юных полиглотов, ждущих начала занятий в коридоре ДК. Малыши лет пяти со школьными ранцами за плечами стоят под дверью «английского» кабинета и, готовясь к уроку, громко повторяют вслед за мамами стишок: «Отамн итс отамн!» («Осень – это осень», судя по всему).

— Хыллоу, — гостеприимно распахивает дверь педагог, разумно воздерживаясь сказать пятилеткам еще и «камин». Но они и так входят «ин», хэлловая на все лады и тем самым наполняя сердца родителей законной гордостью.

Но вот тут передо мной в рост встает небольшая моральная дилемма. Вообще-то, это очень здорово – наблюдать, как много родителей занимается своими детьми, как вечером после работы папа или мама ведет их на занятие, а не мчится домой к телевизору. Тут, по большому счету, нужно не иронизировать, а умиляться. Но почему-то именно дошкольный кружок английского умиления не вызывает. Почему?

Ну, с одной стороны, просто жалко родительского и детского времени, поскольку здесь его трата происходит с не совсем понятной целью. Когда ребенка отдают в бассейн, то обычно имеют цель укрепить мышцы спины, «дыхалку» и вообще здоровье, а заодно проверить наличие/отсутствие спортивных задатков. Похожие цели у гимнастики и многих других видов спорта. Когда отдают на танцы, то мечтают развить чувство ритма, научить ребенка красиво двигаться и держать осанку. Когда ведут чадо рисовать, то, опять же, хотят дать ему повод обнаружить творческие способности, а заодно развить вкус и интеллект (рисование формы всегда связано с очень тонким ее анализом).

А какая цель у изучения английского в пять лет? Посидеть 40 минут за партой, попортить осанку и/или зрение? Покорежить произношение или фонематический слух? Говорю «или» потому, что чаще всего совсем маленьким детям учитель произносит иностранные слова так, чтобы ребенок смог их расслышать – с помощью родных, русских звуков (фонем), что, конечно, имеет мало отношения к «оксфордскому английскому». А если учитель «продвинутый» и желает говорить правильно, тем самым он может невольно нарушать только еще формирующийся у дошкольников фонематический слух – умение различать конкретные звуки родного языка. Умение это в будущем станет основой орфографической грамотности – или неграмотности.

Кто-то уже готов мне возразить про практику дворянских семейств, обучавших иностранному с рождения? Увы, дворяне не водили детей раз или два в неделю на часовой урок, а разговаривали по-французски дома и нанимали француженку-гувернантку. Два языка с колыбели были нормой бытового общения. И это, кстати, не гарантировало сохранения чистоты русской грамматики. Но дворянским-то детям, к счастью, ЕГЭ по русскому не грозил…

Единственной реальной практической пользой от «английских мытарств» дошкольника может стать разве что возможность «пофорсить» где-нибудь в песочнице или в детском саду. Выйдет некий мальчик Ваня во двор и вместо обычного привета крикнет мальчику Пете «Хэллоу». И мама Пети, конечно же, пожелтеет зеленой завистью. А мама Вани, разумеется, почувствует, что родительский долг платит исправно.

1378135042_v-shkolu

А как же подготовка к школе? Собственно, чем заняты родители, пока ждут возвращения юных «англичан» с занятия? Они сидят и пугают друг друга школой.

— Старший мой в третьем классе учится – у него уже три репетитора! Он ведь умный у нас ребенок, но там ТАКОЙ английский, ТАКАЯ математика!

— Ой, не напоминайте, я сама английский в школе вспоминаю как страшный сон.

Видимо, именно здесь кроется корень популярности английского «с пеленок»: родители рассчитывают, что если к «этому страшному языку» ребенка заранее как следует подготовить, то в школе учеба пойдет «как по маслу». Но поскольку у ребенка в этом возрасте еще не может быть глубокого и стойкого интереса к иностранному языку, все теоретические преимущества перед будущими одноклассниками либо улетучатся в августе перед первым классом, либо будут исчерпаны тем, что первые три-четыре учебных недели первоклассник побудет «выскочкой», припоминая к месту и не к месту отдельные английские слова и фразы. Впрочем, от выскочек учителя обычно не то чтобы в восторге.

Вот и жалко, что последние «вольные» годы перед школой ребенок просидит за партой безрезультатно, механически месяцами «задалбливая» то, что потом, классе эдак во втором, он «схватит на лету» в течение одного урока. Если только к семи годам не возненавидит английский до икоты.

Но ведь школа! Но ведь страшно! Но ведь надо что-то делать?

Сейчас будет голая и пока не опробованная теория, но мне вот отчего-то подумалось: а может быть тем родителям, кто сильно боится английского у своих будущих первоклассников, не мучать детей, а самим записаться на какие-нибудь полугодовые курсы или купить самоучитель на CD? Поставить произношение, вспомнить синтаксис, немного поднабрать словарь, а? Класса до третьего, пожалуй, хватит, а там можно так во вкус войти, что ребенку репетитор еще долго не понадобится. Или это я зря размечталась? Наш первый класс в будущем году – хочу, если что, так и попробовать.

«Я показываю ребёнку буквы, а он уползает» — ещё раз о раннем развитии

| 28 ноября 2014 г. 

()

Разговор о том, полезно или нет раннее развитие, чем всё-таки стоит заниматься с ребёнком, а что не так уж и значим продолжает Ирина Лукьянова, педагог писатель и публицист.

Важно помнить, что у любого ребенка есть определенные периоды возрастного развития и у каждого такого периода — свои задачи, которые маленький человек (в этот момент должен выполнить. Любые предлагаемые взрослыми задания должны согласовываться с задачами его ближайшего развития, помогать справиться с тем, что ему сейчас положено по возрасту.

Если положено ребёнку по возрасту познавать материальную среду, значит, нужно вместе с ним осваивать мир на ощупь: копаться в песке, плюхаться в воде, осваивать текстуры и фактуры, перебирать крупу, разбираться соотношениях веса, тяжести, кусачести, выяснять, что может обжечь, что не может… Ребенок учится понимать свое место в предметном мире – значит, мы будем ему помогать и обеспечивать ему богатую впечатлениями и ощущениями среду.

Не стоит ограничивать мир ребёнка его кроваткой и четырьмя пластмассовыми игрушками, держать его в сухом, чистом заповеднике, нужно позволить ему ползать по траве, гладить кота, копаться в земле, иметь доступ к разным прекрасным и интересным вещам: краске, которую можно размазывать, жидкости, которую можно разлить или расплескать, к тому, чем можно шуршать, греметь, скрипеть, трогать, на ощупь пробовать, где липкое, где грязное, где мокрое, где горячее, пробовать ногами, по какой поверхности можно идти, а какая обманчиво гладкая – и можно провалиться…

Если же мы ему в этот момент будем показывать ему буквы, может быть он в год и запомнит эти буквы. Только зачем? Буквы — следующая стадия развития ребёнка, новая ступень. Это другой этап, который не следует ребёнку предлагать раньше, чем он освоит задачи, которые ему необходимы и актуальны на данный момент.

Я как-то читала про одну маму, которая жаловалась: «Я предъявляю ребёнку карточки с буквами, а он уползает!». Почему мама предлагает только буквы, почему не предложить изучить категорический императив Канта? И то, и другое – равно бессмысленно для малыша, перед которым в данный момент стоят другие задачи.

Не тянуть траву

Важно, чтобы стремление развивать ребёнка не превращалось в попытку тянуть молодую траву за кончики, чтобы она побыстрее росла. Все равно она вырастет так, как ей положено по срокам.

Есть масса замечательных способов помогать ребенку справиться с его возрастными задачами, обогатить среду, в которой он живет.

Мой сын одно время ходил на развивающее занятия. Там были замечательные лабиринты для ползания, множество звучащих, светящихся игрушек, каких дома не было, — интересная развивающая среда, которую ребёнку было крайне любопытно осваивать: ползать, возиться, какие-то кнопочки нажимать, краски по бумаге размазывать. К сожалению, нам пришлось уйти с этих занятий: ребенок настолько уставал и выматывался, что засыпал в троллейбусе по дороге домой.

То есть оказалось, даже интересные занятия не стоят таких потраченных усилий. Так что посещать различные «развивалки» имеет смысл, если они дают то, что ребенку по возрасту положено, а занятия и дорога не утомляют его. Если студии раннего развития нет — можно заниматься и дома. Ребенку не требуются никакие дорогостоящие лабиринты и высокотехнологичные игрушки. Все, что ему нужно для освоения мира, можно найти дома, вокруг дома, летом на даче, в деревне, в отпуске.

0_3a283_f3e8f7c3_XL

Главное – помнить, что ему сейчас по возрасту положено, и не пытаться обмануть природу, перевыполнив план и освоив в 5 лет задачи среднего школьного возраста. Любое занятие, любое пособие должно соответствовать возрастным этапам развития ребенка. Если оно им не соответствует, ребенок может освоить задачу, которую ему предъявляют, но произойдёт это за счет чего-то другого. То есть, может он научится, например, узнавать животных на картинке, но не научится чему-то другому.

Вообще я все чаще думаю о том, что мы постоянно стараемся приобщить наших детей к опосредованной реальности – книгам, фильмам, картинкам, презентациям, компьютерным и настольным играм, — в ущерб реальности непосредственной, не даем им толком освоить эту реальность: предметный мир и мир людей. Поэтому дети часто приходят в детские сады и школы с кучей энциклопедических сведений об устройстве вселенной или греческих мифах, прекрасно умея читать, – но при этом не умея общаться с другими людьми. Как попросить игрушку? Что сделать, если отнимают? Как быть, когда тебе стыдно? Отнять, ударить, спрятаться под стол. «Интеллектуальное развитие опережает, эмоциональное отстает», — типичная проблема нынешних старших дошкольников и младших школьников.

1910249

Знаем, читали

Мало кто из родителей помнит, как они учились читать. Им часто кажется, что у них было всегда. Теперь они уверены, что три года – это то время, когда каждый нормальный ребенок должен начать читать. Но, на самом деле три года — это нижняя граница для начала чтения.Обычно дети учатся чтению в промежутке от 3 до 7 лет, в среднем лет в пять. А по-настоящему читать, для своего удовольствия – еще позже. Специально торопить своего ребенка, чтобы он непременно зачитал в три года, если у него еще не сформировались для этого ни мышление, ни внимание, ни память, — оказывать ему дурную услугу. Можно навсегда отвратить ребенка от чтения, который будет считать, что это — тяжелая, неприятная, крайне мучительная работа. Сначала бывает: «Я ему предъявляю буквы, а он уползает». А потом они уже уползают навсегда от чтения.

Играть!

С детьми необходимо очень много играть. Не мучить их занятиями, а играть. Все, что нужно развивать, в том числе усидчивость, терпение, внимание, память, — все в дошкольном возрасте развивается в играх, а не в занятиях за столом. Это ненормально для дошкольника — сидеть за столом и 45 минут слушать учителя. А вот играть, пробовать этот мир на ощупь – нормально. Учиться взаимодействию с другими детьми в играх – нормально. Учиться проигрывать, уступать, прощать, терпеть, дожидаться очереди, — всему этому учатся не за столом и не по учебнику, а именно в играх. А когда ребенку станут интересны буквы – он непременно о них спросит.

Мы очень торопимся рассказать ребёнку, как устроен мир, прежде, чем они этим заинтересуются. Ребенок еще не успел спросить, почему облака с неба не падают на земле, а ему уже объяснили, что облака — это водяной пар, который висит на небе в силу таких-то и таких-то причин. Ребенок еще не успел спросить, почему елка колючая, а ему уже объяснили, что ель — вечнозеленое растение, а листья в форме иголок меньше испаряют влаги. Дальше ему будет неинтересно. Он уже привык, что на него сыплется огромное количество информации, которая обрушивается без запроса, он привыкает от нее просто отбиваться.

Ученые в разных странах давно говорят о том, что для того, чтобы обеспечить ребенку хороший интеллектуальный уровень, надо с ним много разговаривать, задавать ему вопросы, слушать ответы, отвечать на его вопросы адекватно (а не «остань» или «потому»), больше обсуждать и меньше приказывать и запрещать — нельзя, не смей, не лезь, перестань, прекрати, хватит, замолчи, иди отсюда… Читать, обсуждать прочитанное – и многое делать вместе.

Не стать аниматором

Если родители постоянно придумывают, чем бы им полезным увлечь и развлечь ребёнка, есть риск, что они превратятся для него аниматоров. Ребёнок подрастает, но никак не может найти себе занятие сам, лишь ходит и ждет: сейчас мама придет и будет его развлекать.

Вообще лучше жить не ребенком, а с ребенком, подключая его к каким-то своим повседневным делам. Можно дать ему помыть посуду, постирать носочки — это тоже прекрасный способ времяпрепровождения.

И для ребенка не очень важно, стирают ли они с мамой носочки или лепят из солёного теста, главное – они делают это вместе.

Да, прекрасно лепить из солёного теста и валять игрушки, клеить аппликации. Главное, чтобы процесс доставлял удовольствие всем его участникам. А не так, что ребенок спасается от матери, которая бегает за ним с солёным тестом в руках, а он в это время хочет палочки перекладывать или бегать, а мама усиленно тащит его «развивать». Или мама с тоской думает, что ей нужно заниматься скучной для неё аппликацией «для развития ребёнка». Можно просто погулять, почитать, поговорить с ребёнком, предложить ему почистить варёную картошку для салата, — вариантов множество, главное не загонять себя в придуманные рамки.

Хорошо, когда мама играет с ребенком, ребенку это очень нравится. Хорошо, у него есть бабушка и дедушка, которые тоже с ним играют, а не только заставляют буковки читать. Хорошо, когда есть традиция семейного чтения, когда ребенок включен в жизнь семьи и не предоставлен сам себе болтаться с утра до вечера.

Хотя в некоторых дозах и это важно – быть предоставленному самому себе, чтобы у ребенка было какое-то пространство свободы, вольности, собственных действий, привычка какое-то время пребывать в одиночестве, самостоятельно себя занимать, что-то самостоятельно исследовать, ставить себе какие-то задачи. Нам всегда пытаются внушить, что материнство — это какая-то ужасно сложная вещь, что надо все время осваивать какие-то методики развития, закупать развивающие пособия, а то после трех уже поздно! Поздно!

На самом деле у нас все есть: руки, ноги, голова, глаза, ум, окружающий мир для того, чтобы с ребенком по этому миру ходить, радоваться ему, удивляться, работать, исследовать. Для этого совсем не надо получать специального высшего образования по специальности «материнство». Надо учиться понимать возрастные потребности ребенка.

А мамы продолжают бояться: «Я я не занимаюсь с ребенком тем-то и тем-то, увы мне, я — плохая мать». Если ты не отказываешь своем ребенке в тепле, любви, заботе, если ты с ним разговариваешь, если он тебе интересен, если тебе с ним хорошо – ты хорошая мать. Если ребенок понимает, почему ты радуешься и почему сердишься, если ты можешь объяснить вместо того, чтобы запрещать и командовать – ты хорошая мать. Все это она делает это не потому, что должна быть хорошей мамой и вот сегодня долг велит ей свалять с малышом бусы, а завтра непременно освоить с ним аппликацию в японском стиле, а послезавтра позаниматься оригами, — и с чувством выполненного долга подумать «вот теперь я хорошая мать», а потому, что ей интересно и радостно с ним вместе что-то делать.

Не только школьники в сентябре приступают к учебе — начинают работать и многочисленные курсы подготовки к школе. Развивающие занятия набирают дошкольников, обещая «гармоничное развитие» или «развитие интеллекта». Способны ли они по-настоящему подготовить ребенка к школе? Или готовность к школе надо приобретать не за партой?

«Сейчас столько кружков раннего развития, подготовка к школе начинается чуть ли не с трех лет. Все стремятся как можно раньше напичкать детей знаниями — считают, что это им поможет в дальнейшем. Но не вредят ли эти занятия эмоциональному, душевному развитию ребенка?»

Когда родители чем-то занимаются с ребенком, чем угодно — игрой, рукоделием или рассматриванием карточек со слогами, — они сопровождают это эмоциями. Малыша берут на руки, носят, улыбаются ему, берут его пальчики в свои руки, разговаривают, поглаживают, хвалят. И ребенок получает от родителей то, что ему действительно нужно: они проводят это время в общении с ним.

Однако сейчас, к сожалению, чаще получается так, что после трех лет мамы и папы передоверяют эти занятия посторонним людям. И вот это уже совсем неполезно. Трех-пятилетний ребенок к обучению не готов, потому его и не ведут в школу. Ведущая деятельность дошкольников — игровая, и основное развитие до семи лет по-настоящему возможно только в игре. Дошкольники не готовы учиться ни в «урочной», ни даже в игровой форме: они не могут сидеть подолгу, рука не готова писать, ум не готов признавать чужое «надо».

Поначалу дети идут на подготовку к школе с энтузиазмом. Но скоро они понимают: эта новая «игра» — скучная и обременительная. Однако ни родители, ни детские образовательные учреждения не предлагают им ничего другого. Занятия для развития интеллекта, по сути, ничего не развивают: это только впрыскивание ребенку несистемных, бессвязных знаний, не складывающихся в общую картину мира.

Ребенок может выучить все марки машин, потому что восхищается ими. Этот интерес основан на чувственном, эмоциональном восприятии: «Мне нравится!». А может вызубрить названия столиц всех стран мира или химических элементов, благо пособия вроде «Периодической таблицы для грудничков» легко купить, — но это будет не знание, а иллюзия: за ним нет никакого смысла. Ребенок заучивает новые слова как попугай — ему приятно, что его за это хвалят, что можно лишний час побыть вместе с папой и мамой, что он оказывается в центре внимания.

Родители напрасно думают, что эта механически заученная информация потом поможет ребенку в учебе. Вспомните, как мы сами в детстве любили песни на иностранном языке, совершенно не понимая их смысла, и как не задумываясь повторяли за мушкетерами: «Красавице Икуку, счастливому клинку», полагая, что красавицу так и зовут — Икуку... Осознание, понимание смыслов приходит намного позже.

— Наташ, я увидела объявление на автобусной остановке. В центре детского творчества происходит набор на подготовку к школе. Я записала телефон.
— Мама, Мите еще рано! Ему сейчас играть надо, а не цифры учить.
— Наташ, все нормальные дети в его возрасте давно чему-то учатся. Ну посмотри, вон Женя у Васильевых уже все буквы знает и считает до пятнадцати. И на английский ходит.
— А бизнес-образование он еще не получает?
— Ты зря иронизируешь, между прочим.
— Мама, я серьезно говорю! Давно уже пишут, что детей не надо слишком рано сажать за парту, что им это вредно, они от этого вырастают эмоционально недоразвитыми.
— А ты растишь умственно недоразвитого! Это лучше?


Лучшие учителя в этом возрасте — родители. Если хотите развивать ребенка — ходите с ним в походы и на прогулки, собирайте и разглядывайте травки, записывайте и зарисовывайте. Когда путешествуете — ищите страны и города на карте, отмечайте маршруты. Хотите научить считать — отправляйтесь в магазин и вместе с сыном или дочерью подсчитайте, например, сколько каких конфет можно купить на сто рублей? Все это должно происходить в непрерывном эмоциональном контакте, причем положительном, — так эмоциональное воспитание не будет проходить в отрыве от интеллектуального развития.

Кто-то из моих друзей верно подметил: если ребенок больше обычного скандалит и куксится, значит, ему необходимы новые впечатления — какая-то поездка, поход в зоопарк, в театр или кино. Новые впечатления стимулируют развитие мозга. А «развивалки», на которые ребенка водят, потому что «все хорошие папы и мамы так делают», — нет. Это лишь удовлетворение родительского самолюбия, примитивная дрессировка.

Занятия и игры с родителями должны доставлять радость. А вот если приходится заниматься чем-то неприятным или неинтересным — скажем, ребенок терпеть не может обязательную логопедическую гимнастику, — так это как раз тот самый случай, когда лучше передоверить дело профессионалу. И ребенок будет при нем меньше капризничать, и маме останется то, что приносит и ей, и ребенку радость.

Учительствовать родителю не стоит, а вот стать партнером по интеллектуальным играм необходимо. Ведь даже самая нетерпеливая мать не будет обзывать ребенка балбесом, если он не сразу научится играть в лото или шахматы. Любые игры: парочки, домино, бродилки с кубиком, шашки — чрезвычайно важны для эмоционального и интеллектуального развития. Ребенок учится выигрывать, не оскорбляя других, и проигрывать, не теряя достоинства, учится сдерживать эмоции, соблюдать очередь, сравнивать, считать, продумывать ходы — и родители не будут раздражаться, если ребенок им проиграет. Игр сотни, зачем же всегда выбирать самую скучную из них — «подними руку и ответь на вопрос»?

Именно в игре созревает самое главное для школы качество — произвольность, умение делать то, что задали, а не то, что хочется. Если этого нет — нет и готовности к школьному обучению. Готовности к школе научить нельзя, она созревает вместе с ребенком. А родители могут помочь сформировать комплекс знаний об окружающем мире и поддержать ребенка при переходе от дошкольного детства к непростым учебным будням.

Словом, проблема не в том, что интеллектуальное развитие подменяет собой эмоциональное. Проблема в том, что родители сдают ребенка на занятия и умывают руки, считая, что дело сделано, и фактически лишают его жизненно необходимого — общения с самыми важными для него людьми.

Очень понравилась статья. Что-то подобное я ощущала на интуитивном уровне, но не могла сформулировать для себя. Захотелось поделиться с КК.

Сейчас много ответственных родителей, полагающих, что они должны максимально много вложить в ребёнка в детстве, чтобы дать отпрыску возможность полностью реализоваться в будущем. Их охватывает беспокойство, когда они видят, как ребёнок «бесцельно болтается» по квартире или двору. Каждую минуту, когда ребёнок занимается чем-то своим, у родителей поднимается темное чувство вины. Оно бывает связано с тем, что они не могут загрузить ребёнка «на полную катушку». Или так, «как положено» — по словам всезнающих соседей и друзей.
Действительно, много весьма уважаемых людей полагает, что «после трёх уже поздно». А Глен Доман (1995, 1999) утверждает, что больше всего дети бездельничают до года. Именно он предложил методику чтения до года и способы формирования энциклопедических знаний у детей до 2-х лет. В результате дети, в соответствии с этой методикой, могут в 2 года вспомнить, когда была Трафальгарская битва (хотя плохо понимают, что такое битва и зачем она происходит).

И есть мамы, которые выполняют все эти инструкции. Но нужно помнить, что ни один ребёнок, воспитанный по методике Глена Домана (она возникла в конце 50-х годов) не получил Нобелевскую премию. А Масару Ибука, написавший книгу о том, что «после трёх уже поздно», сам был воспитан иначе.

Он вспоминает, как в детстве разобрал дедушкин будильник. Он собрал его, но часть деталей оказались лишними, будильник же перестал ходить. Дедушка не стал ругать мальчика. Но купил ещё один будильник. На этот раз осталось существенно меньше лишних деталей, хотя будильник все ещё не шёл. И лишь когда дедушка молча купил третий будильник, мальчик смог разобраться в хитросплетениях механизма, совладать с непослушными инструментами — отверткой и т. д. — и собрать работающие часы.

Но дедушка не сидел рядом с мальчиком, вдалбливая ему, куда надо ставить те или иные детали. Дедушка создавал для ребёнка насыщенную среду, внутри которой ребёнок самостоятельно познавал мир и его законы.

Современная психология имеет новое представление о работе мозга. Согласно этой концепции (Фрит, 2012), мозг не воспринимает информацию, но её предсказывает. А после каждого предсказания сверяет предсказание с получившимся результатом. Следовательно, именно ошибка становится для мозга ориентиром к правильному пониманию объективной реальности. Если мозг не ошибается, он имеет весьма неточную, субъективную картину мира, которая может отстоять от реальной картины весьма далеко.

Есть вещи, которые ребёнку нельзя объяснить и показать. Когда-то Ж.-Ж. Руссо назвал это пробуждением чувств.

Представьте годовалого малыша, сидящего в ванне. Он с увлечением запихивает пустую бутылочку с узким горлышком в воду, но она, подобно мячику, все время выскакивает на поверхность воды. Ребёнок уже знает, что все, что он кинет в комнате, неизбежно падает на пол. Так ведет себя и его тело, если подводят ноги. Но бутылочка сопротивляется этому знанию и заставляет ребёнка повторять и повторять эксперимент. Он ещё не знает, что задолго до него такой эксперимент проводил Архимед. И открыл закон.

Вдруг крышечка, которой была закрыта бутылочка, открывается, и ребёнок видит, как из неё в воде выходят пузырьки. Он ещё не знает, что есть воздух. Но он его сам открыл для себя. И он обнаружил, что когда пузырьки прекратятся, бутылочка будет вести себя, как обычный предмет в комнате. Всё — закон, который взрослые называют законом Архимеда, открыт обычным ребёнком в обычной ванне. Да, он не сможет его вербализовать. Возможно, в школе наконец-то он столкнется с точной формулировкой. И тогда будет озарение. Но оно основано на этой длительной работе по насильственному погружению бутылочки в воду. И когда ему будут рассказывать на уроке физики про воздух, у него будет в мозгу картинка с пузырьками, идущими на поверхность воды из бутылочки. И он получит слова для открытого им самим закона.

Но возможна другая картина. Родители не позволят ребёнку 30 минут зря сидеть в ванной и «бесполезно» пихать бутылочку в воду. Они быстро помоют его сами, не позволяя играть с предметами, принесут на кровать и будут читать книжку о предметах, которые ребёнок не облизал, ни понюхал, ни потрогал. И тогда он будет знать слова. И сможет даже рассказать стишок. Но под этими словами не будет реального мира.

На сетчатке у ребёнка точечные изображения, потому что общая картина складывается из активности многих рецепторов. Более того, сетчатка плоская, поэтому в изображении нет пространства. Чтобы сложить эту мозаику в правильное изображение, имеющее объём, то, что ребёнок видит, он должен пощупать, засунуть в рот, возможно, ударить о пол и т. д. Только проведя эксперименты с объектом, он научится восстанавливать то, что видят глаза, в точное изображение объекта. И уже тогда это внутреннее сенсорное знание можно соединять со словом. Только тогда, слыша слово, ребёнок будет припоминать весь комплекс ощущений от объекта и будет точно понимать, о чём идет речь.

Только ребёнок, увидевший сам, как луч света из окна, спотыкаясь о пылинку, парящую в комнате, дает маленькую радугу, соединит это с видением большой радуги после дождя. И когда увидит красный закат позднее, сможет догадаться, что так преломляются солнечные лучи на пылинках в больших массах воздуха.

Ребёнок, которому не дано время для наблюдения, будет легко и свободно повторять те слова, которые дали ему взрослые, но он не сможет соединить их в единую картину мира.

Но родитель может и подогревать этот процесс познания. Например, лежа на травке, он может указать ребёнку на муравья и попросить отправиться на разведку, чтобы определить, где же находится муравейник. А вечером, вернувшись домой, открыть чудесную книжку Ондржея Секоры «Муравей Ферда» и прочесть что-то, обсудив с ребёнком, насколько то, что написано в книге, соответствует тому, что видел ребёнок.

Однажды мне позвонила женщина, чтобы проконсультироваться, как поступать. Её девочка-первоклассница восторженно рассказала учительнице в классе, что видела днём луну одновременно с солнцем. Учительница беспристрастно сказала, что луна бывает только ночью, и девочка всё нафантазировала, отвлекая класс от работы. Ребёнок пришёл в слезах. А мама не знала, как поступать. Если ссориться с учительницей — как та будет потом общаться с её дочкой? Но это означает, что учительница прочла много книг. В том числе замечательную сказку великого русского поэта А.С. Пушкина про мёртвую царевну и семь богатырей, где чётко говорится, что Луна и Солнце друг с дружкой не встречаются. Но сказка всего лишь ложь, хотя в ней и есть намёк. Поэтому, кроме опоры на сказки, необходимо поднимать голову к небу, чтобы восхититься событием, когда встречаются луна и солнце. Учительница сказку знала, но не глядела на небо.

У меня есть магистры, которые при наличии пронумерованного списка испытуемых не могут разделить его в экселевской таблице, опираясь на числа. Они считают пальцами испытуемых и таким образом отмечают группы. Но это означает, что когда-то родители торопились домой и забывали посчитать ступеньки. А потом поиграть с ними, чтобы увидеть, как складывая первые 4 ступеньки и последующие 5 ступенек, получается как раз та цифра, которая будет, если ступеньки считать подряд. И таких случаев со счетом, когда счет остается не в словах (цифрах), а в движениях ног, в образах, и тогда он становится мировым законом, а не случайным набором слов, которые нужно просто заучить, потому что они не имеют никого отношения к миру.

Мы часто смеёмся над американцами, что они в школе изучают таблицу умножения в 4 классе, тогда как наши дети учат её в течение лета между первым и вторым классом. Но мы не задумываемся над тем, что наши дети учат её как стишок, не понимая того смысла, которые вложен в нее, тогда как в других системах образования, прежде чем дать ребёнку нечто учить, взрослый должен удостовериться, что он уже родил идею сложения и деления. И родит он эту идею благодаря непрерывной игре с цифрами, поднимаясь по лестнице, пересчитывая яблоки и раскладывая на берегу водоема разноцветные камушки. В какой-то момент происходит просветление, и то, что умножение — это определенный способ сложения, — вдруг открывается в своей первозданной чистоте.

Но проверьте своих детей, что они делают, когда забывают таблицу умножения, а рядом нет волшебника-компьютера. Это часто приводит к растерянности. Многие дети не могут другим способом рассчитать необходимую сумму. Им это знание досталось даром от взрослого. И этот дар оказался не оценённым, потому что собственных сил в познание вложено не было.

Точно так же геометрия — это не предмет в школе. Это кривизна мира. И её ребёнок должен почувствовать всем телом — ударяясь о предметы. И в соприкосновении с ними родить пока невербализованные законы. Например, что гипотенуза — лучший способ достижения некоторого места, чем движение по сумме катетов.

Игры, в которые играют дети, привыкшие к одиноким играм с младенчества, — это игры познания мира. Но если ребёнку никогда не давать возможность побыть с самим собой, он всегда будет требовать участия взрослого, развлекающего его, поскольку очень давно, сразу же после рождения, этот взрослый своей тревогой подавил в ребёнке желание самостоятельного познания мира. Но только этот способ познания позволяет дать уникальность картине мира ребёнка. Всё, что дает ребёнку взрослый, — тривиальное знание данной культуры.

Ребёнок, задействованный с младенческих лет в социальных институтах обучения, сможет узнать только то, что знает к этому моменту общество. Но чтобы нечто создать самому, нужно иметь собственную уникальную картину мира. И тогда невписывание в неё типичной картины, предлагаемой обществом, создаст ту ошибку, которая побудит его познавать и уточнять. И, в конце концов, создать то, что общество ещё не ведало.
Собственные игры ребёнка — его уникальный способ понимания мира и открытие его законов, пока на интуитивных образах, которые постепенно, отрабатывая в игре действия, ребёнок научится передавать словами. И именно эта картина мира ляжет в основу его уникального понимания мира. Отработка отдельных элементов, известных обществу, — лишь часть его жизни. И она будет только основой качественного исполнительства. Но никогда не может стать механизмом формирования творца.

В ещё большей мере размышления требуются младшему и, безусловно, старшему школьнику. А потому родителям иногда стоит тихо пройти мимо двери, за которой 11-классник лежит на диване (и взрослому кажется, что плюёт в потолок), и не требовать, чтобы он тут же вспомнил про ЕГЭ. Ребёнку скоро выходить в мир, а потому стоит решить массу вопросов о будущей жизни, выборе профессии, смысле жизни, предательстве и любви. И на все эти вопросы сможет ответить только он сам. А если и здесь за него решат взрослые, то ему самому останется только быть рабом чьих-то желаний, даже если тот, кто эти желания продуцирует, думает, что «делает как лучше», хотя в нашей стране чаще всего получается «как всегда».
Но это не значит, что ребёнка нужно навсегда оставлять в одиночестве. Внимательный взрослый всегда видит, когда ребёнок устает от своего размышления — это слишком большая умственная работа. И тогда он тянется к взрослому. Нужно соблюдать баланс знаний, добываемых ребёнком самостоятельно и тем, что даёт ему взрослый. Чем старше ребёнок, тем больше его возможности к познанию. И, нагрузив ребёнка разными секциями, нужно проверить, есть ли у него время на самостоятельное размышление. Если нет — вы воспитываете исполнителя. И нужно забыть о творце.

Однако обеспокоенные родители могут спросить меня, но как отличить реально бессмысленную трату времени ребёнка от процесса созерцания и познания. Отличие есть. Ребёнок, просто «пинающий балду», отвлекается легко на что-то новое. Ребёнок познающий погружён в процесс познания, а потому может не отзываться ни на предложение попробовать конфету, ни на предложение поиграть в футбол, хотя в другое время делает это с удовольствием. Именно погружённость в процесс, при котором ребёнок не просто внимателен, но чрезмерно увлечён, причем мозг учится удерживать в зоне активного внимания предмет, и отличает безделье от познания.

Но это касается и школы. Учитель не должен всегда показывать детям всё. Он должен подталкивать к познанию, начав этот процесс, а дальше предоставив возможность самостоятельно открывать. И если ребёнок спрашивает решение, учитель показывает только первое действие, наблюдая за возможностью ребёнка сделать дальше самому. И далее предоставив только то, на что есть запрос, но не рассказывая каждый раз весь процесс решения от начала до конца.

Мы лишь сопровождаем ребёнка в этом мире, а не проживаем за него его жизнь.

Автор: Елена Ивановна Николаева - доктор биологических наук, профессор РГПУ им. А. И. Герцена, автор около 200 научных работ

Эта страница временно не доступна.

Семенович Анна Владимировна. Кандидат психологических наук, доцент, профессор кафедры клинической психологии и психотерапии МГППУ

Анализируя разные точки зрения на подготовку детей к школе, возможности их раннего развития, «Школьный психолог» решил узнать, что думают по этому поводу нейропсихологи. Наш корреспондент Ольга РЕШЕТНИКОВА задала вопросы Анне Владимировне СЕМЕНОВИЧ, знакомой читателям по тематическому номеру «Левша» («Школьный психолог», № 7, 1999 г.)


Анна Владимировна, как, с точки зрения нейропсихолога, вы относитесь к раннему развитию детей, когда уже с 2,5–3 лет начинают учить читать, писать, считать?

Категорически отрицательно. Для примера можно привести такую аналогию: хорошо или нет, когда люди вступают в половой контакт в 10 лет? Ведь ясно, что ни физиологически, ни психологически ребенок к такому «эксцессу» не готов и ничего кроме травмы из этого не последует. И это всем однозначно понятно и доказательств никаких не требуется.

Есть нейрофизиологические законы развития мозга. Его энергетический потенциал ограничен в каждый момент времени, поэтому если мы тратим энергию на несвоевременное развитие какой-то психической функции, то возникает дефицит там, куда эта энергия должна была быть актуально направлена. Раз внешняя среда требует выполнения определенной задачи, мозг ее будет выполнять, но за счет каких-то других структур психики.

Два—три года — это период очень бурного развития сенсомоторной и эмоциональной сферы ребенка. А если вы начинаете его учить писать, читать, считать — нагружать его познавательные процессы — то вы отбираете энергию, в частности, у эмоций. И у маленького ребенка «полетят» все эмоциональные процессы и, скорее всего, сорвутся какие-то программы соматического (телесного) развития. Вполне вероятно проявление каких-то дисфункций, что-то может заболеть, и ребенка даже начнут лечить.

Последствия этого отбора энергии, кстати говоря, могут сказаться и не сразу, и тогда в 7 лет начинают удивляться, откуда «вдруг» берется энурез, откуда «вдруг» берутся страхи. Почему «вдруг» возникают эмоциональные срывы в пубертате, никто не понимает, почему ребенок стал агрессивным или гиперактивным.

Хорошо, а что скажут ригидные нейропсихологи: все-таки надо готовить ребенка к школе? Если да, то когда это надо начинать?

Здесь вопрос такой: что значит готовить ребенка к школе?

Приучение ребенка к элементарному распорядку дня является подготовкой к школе? Тогда это, безусловно, можно начинать с 2–3 лет. Ребенок приучается к тому, что завтрак у него тогда-то, обед тогда-то. В футбол он играет в этих штанишках, а в театр идет вот в этом костюмчике.

Готовить же к школе в смысле обучения чтению и счету, конечно же, надо, но позже. Испокон века это начиналось года в четыре, лучше в пять.

Почему-то все считают, что познавательные процессы развиваются только тогда, когда ребенок сел за стол и начал писать буквы. А ведь развитие познавательных процессов происходит и тогда, когда мама с ребенком идут в лес, и она спрашивает: «Смотри, вот ромашка. Она какая? Какие у нее лепесточки?» И вместе с ребенком это проговаривает. А потом говорит: «А вот фиалка. Она какая?» А потом спрашивает: «Как тебе кажется, что похожего у них и что разного? Ведь это оба цветочки». Вот это и есть развитие познавательных процессов. Как ригидный нейропсихолог уверяю вас, что это самая лучшая «подготовка к школе» в 3-4 года.

То же самое можно сделать, когда ребенок сидит за столом, и мама спрашивает его: «Как тебе кажется, сейчас мы обедаем или завтракаем? А что на столе такого, чего не было за завтраком?» А еще лучше, если она его спрашивает до того, как накрывает на стол. Она может поинтересоваться: «А что мы с тобой поставим на стол, когда будем обедать? Мы будем ставить чашки или стаканы?» Это ведь тоже развитие познавательных процессов.

А когда бабушка читает ребенку вслух, разве это не развитие его познавательных способностей?

А что мы видим в нашей практике? Как правило, ребенка просто натаскивают. При этом он остается абсолютно дезадаптивен с точки зрения нормальных, бытовых знаний. Опять же есть закон: любое развитие идет от наглядно-образного к абстрактно-логическому. Если мы в три года учим ребенка писать буквы и цифры, то мы этот закон переворачиваем наоборот. А законы психологии и эволюции должны так же неуклонно выполняться, они так же универсальны, как законы Ньютона. И нарушать их можно только на свой страх и риск.

Я здесь не говорю о детях, которые сами прекрасно в четыре года учатся читать. Но делать это универсальной программой развития, на мой взгляд, некорректно.

Есть ли среди ваших клиентов дети, ставшие «жертвами» раннего развития? Когда и в чем это начинает проявляться?

В самых разных вещах, и чаще всего при поступлении в школу, когда начинается упомянутый уже эффект «вдруг». Мама говорит: «Ах, ничего не было и вдруг все появилось». На самом деле все уже было: ребенок начинает хуже засыпать, появляется плаксивость, гиперактивность, масса каких-то чисто невротических проявлений — тики, страхи, просто неадекватные эмоциональные реакции на что-либо. Просто в школе ввиду больших нагрузок и новизны ситуации все это начинает ярко проявляться.

Но есть еще одна сторона раннего развития, которая меня всегда очень пугает. Я расскажу историю про одну шестилетнюю девочку. Она как раз из раннеразвитых, да еще с папой-художником, который все боялся, что его ребенок будет, как все. Когда я ее попросила из множества картинок подобрать подходящие друг к другу, то эта девочка «не как все» мне сложила ландыш и циркуль вместе на том основании, что они «шалашиком».

Это можно расценить по-разному. Можно и как повод для чисто психопатологического обсуждения, но поскольку я ее смотрела и по другим методикам тоже, я ей просто сказала: «Жень!» и очень выразительно на нее посмотрела. Она, сразу все поняв, сказала: «Анна Владимировна, ну знаю я, что ландыш подходит к ромашке, но это так скучно…» На что я ей ответила: «Жень, у меня к тебе большая просьба: когда ты в школу будешь поступать, ты, пожалуйста, ландыш с ромашкой сложи, если можно».

Вы понимаете, все дети разные, и если родители к тому же фиксируют ребенка на его необычности и на том, что он должен быть оригинальным и что он не как все, у него будет масса проблем. Начнем с того, что у него не будут складываться отношения со сверстниками. Потому что его уже приучили, что он такой оригинальный, а он же маленький, саморегуляции и самоконтроля у него быть не может. А вот изгоем он стать может.

А что у Жени, например, будет с учителем? Между прочим, в классе их 30, и если эта девица выдаст вот такое один раз, а потом еще (она ведь самая гениальная), то неизбежно начнутся проблемы.

Так что вопрос этот очень сложный и «многоярусный». И последствия непродуманного раннего развития часто приводят к тому, что родители переводят ребенка на индивидуальное обучение или посвящают себя бесконечным поискам «хорошего» учителя или школы.

Сейчас очень много групп раннего творческого развития и родители предпочитают отдавать туда детей перед школой. Что вы скажете по этому поводу?

Пусть это будет творческое развитие типа «драмкружок, кружок по фото». Если родители с трех лет отдадут ребенка в гончарную мастерскую, или «в живопись», или пусть вышивает крестиком, лепит — ради бога. Но пусть оставят в покое эти буквы и цифры.

Ни один человек не может ответить мне на вопрос: «Почему ребенок к концу второй четверти должен читать со скоростью 152 знака в минуту, а не 148?» И почему он должен делать это к 15 ноября, а не к 15 марта? Что за необходимость читать со скоростью 152 знака в минуту? Ведь это ничего не дает для развития интеллекта ребенка, не прибавляет ему знаний. К этому нельзя относиться иначе как к глупости. Есть индивидуальные психофизиологические особенности. Поэтому один ребенок с этим справится, а другой ребенок, возможно, никогда не научится этому.

К сожалению, сейчас в некоторые классы детей отбирают, в том числе, и по скорости чтения…

Эти люди не в курсе, что информация усваивается разными путями. Вполне возможно, что у части детей усвоение информации никоим образом не связано со скоростью чтения, а связано совершенно с другими факторами, которые у них могут быть развиты очень хорошо. А вот скорость чтения, как любые другие скоростные процессы, у них развита хуже. Есть же разные типы людей, и это напрямую касается скоростных процессов.

Более того, человек может читать с колоссальной скоростью, но при этом быть дебилом. Кстати говоря, у гидроцефалов вообще может быть великолепная память, и мы знаем массу гидроцефалов, которые преуспевают в своей политической и профессиональной карьере просто потому, что они с дикой скоростью говорят и цитируют. Только это не имеет абсолютно никакого отношения к интеллекту.

На что следует обратить внимание родителям, психологам, учителям для определения готовности ребенка к началу обучения в школе? Отдавать ребенка в шесть лет или подождать?

Я бы отдавала в семь лет, раз так природа захотела. Потому что нейрофизиологически именно в семь лет формируется произвольное внимание и многие другие мозговые механизмы, которые позволяют ребенку быть успешным в обучении. Иначе говоря, мозг готов к тому, чтобы ребенок просто высидел эти 45 минут.

Мне, как человеку, знакомому с законами эволюции, очевидно, что опережение так же пагубно, как задержка. «Всему свое время», говорил «товарищ» Экклезиаст. А он старался глупости не говорить. Так что те, кто говорит об опережении, пусть его перечитают, тогда все будет нормально. Природа ничего нового за две тысячи лет не придумала.

Какие признаки должны настораживать родителей перед тем, как отдавать ребенка в школу?

Я бы пожелала родителям не прятать голову в песок и иногда относиться к своему ребенку, как к чужому, то есть смотреть на него со стороны. И если родитель хоть на минуту «выйдет» из роли и представит, что его ребенок не самый гениальный, то он может увидеть какие-то вещи, о которых у другого ребенка он бы сказал: «Боже мой, какой ужас!»

Я не пугаю родителей, а наоборот, хочу поставить их в позицию нормального взрослого, наблюдающего за своим ребенком. Не закрывать на все глаза, а потом спохватываться: «Все плохие, учителя плохие!» Я призываю беспристрастно оценить: «Вот ваш ребенок, посмотрите, почему он не контактирует с другими ребятами, почему он агрессивен?»

Нужно уметь относиться к своему ребенку отстраненно, не объяснять его особенности только необыкновенностью, а советоваться с профессионалами.

Перед поступлением в школу родители начинают думать, куда ребенка определить, в гимназический или в простой класс. Программа «один—три», «один—четыре»…

Родители бывают самые разные. И я тех родителей, которые приходят по поводу каких-то своих сомнений относительно ребенка, всегда спрашиваю: «Вам нужно что, чтобы ребенок ваш был здоров или чтобы он через 10 лет закончил школу?»

Умные родители говорят, что хотелось бы ребенка иметь здорового. Я говорю, так вы отдайте в 1–4, если сейчас есть какие-то проблемы, пусть у него будет лишний год на «раскачку». Он потом обгонит многих сверстников. Зачем же его ставить в ситуацию безвыходности. А так у него есть возможность просто «встать на ноги», автоматизировать какие-то учебные операции и т.д.

Точку зрения нейропсихолога мы узнали. А есть ли у вас личное, житейское мнение по поводу раннего развития?

Я сама в три года спокойно научилась читать, одновременно занимаясь английским и музыкой. Но у меня были бабушки, тетушки, которые с трех лет мне четко сформулировали один тезис, который я запомнила одновременно с азбукой: «Твоя свобода кончается там, где начинается свобода другого человека». Двадцать лет назад, когда еще был институт бабушек, институт нормального воспитания, происходило сглаживание многих острых углов. Сейчас же этого нет и нет ничего адекватного взамен. Поэтому в совокупности с ориентацией на раннее интеллектуальное развитие можно уже сегодня вызвать эмоциональное выхолащивание детской популяции. Меня больше всего пугает именно это.

Обратите внимание, что вы имеете дело с человеком, которому с детства объясняли, что он вундеркинд из вундеркиндов, только лентяй. Так что прошу учесть, что это говорит не двоечник, это говорит лидер всегда и во всем. И этот лидер говорит: «Отстаньте от детей!»


 

Эта страница временно не доступна.

Давно хотела поделиться некоторыми своими наблюдениями. Делюсь.

В какой-то момент своего бытия мамой ловлю себя на мысли о том, что слишком много болтаю с ребенком. Слишком многого от нее жду и хочу. Причем, не без оглядки на соседей "А Машенька уже умеет..." Слишком много объясняю, выстраиваю логические связи, что-то там пытаюсь донести до маленькой головки и  развиваю. Ну вот так! Тетка с "вышкой" до ручки малыша доведет, если задаться целью.

И вдруг приходит мысль наблюдать, созерцать. Для примера, инструментарий созерцания  - струя воды в ванной, ребенок (тогда дочке было чуть больше 2  лет), и пластиковая бутылочка 0,33 мл. Сижу рядом молча, пассивно. Молча и пассивно, это ключевой момент. Ребенок наливает воду в бутылочку, вода льется через край, выливается, снова набирается. В какой-то момент провожу своей ладонью сквозь струю воды и снова сижу молча и без лишних телодвижений. Не проходит и 2 минут, ребенок повторяет это действие. Открытую ладонь протягиваю ребенку, опять молча. Дочь льет воду на нее. Спустя минуты 2-3, дочь проделывает то же самое со своей ладошкой. Я продолжаю молчать, ничего не предлагаю, не комментирую. Беру две пластиковые чашки, переливаю воду из одной в другую. Дочь тоже достает 2 чашки с полки и повторяет действие. В какой-то момент дочь начинает забирать у меня одну чашку. Удивляюсь, ведь они с виду одинаковые, но потом понимаю. Только в этой чашке есть пара маленьких дырок и из них льется вода. У дочки такой нет и ей интересно. Отдаю.  Ничего не комментирую. И тут момент импровизации, ребенок перестает повторять мои действия и предлагает свои. Берет с полки резиновую игрушку и начинает купать в чашке. Тут уже я беру другую игрушку и повторяю за ней ее действие. Смех и радость в глазах! Мама говорит на ее языке! Ребенок явно счастлив, хотя до этого была серьезной и спокойной.

Сразу делаю поправку именно на моего ребенка, речь в том возрасте была плохо развита, она мало что могла объяснить словами. Но, просто наблюдая за ней, хотя бы в этом примере, а их было много, я увидела, что это маленький "попугай", она активно познает мир, она учится, она воспринимает информацию. Пусть тогда еще без помощи речи, но при участии опыта.

Предлагаю родителям, особенно обеспокоенным по части "ребенок не говорит, его надо срочно развивать", присмотреться к своему малышу, поговорить на его языке, посмотреть на мир его глазами. Это интересно и познавательно.

P.s. Я совсем не профессионал по части детской психологии, мои выводы, возможно, неправильны. Никоим образом не хочу своим опусом умалить необходимость общаться с ребенком. Но иногда надо именно просто наблюдать, дать простор саморазвитию малыша.

Сейчас, в 3,4 года, дочь вполне общительный человечек, большой словарный запас, строит длинные предложения, "почемучка", делает умопомрачительные выводы из разных обстоятельств, окружающих ее.

Так что наблюдайте за своими малышами, они умеют удивлять!

В дополнение к предыдущему посту http://klubkom.net/posts/4649 привожу мнение практикующего детского психолога Е.В.Мурашовой о раннем развитии:

За годы практики я видела десятки (а может быть, и сотни) адептов самых разнообразных и причудливых систем воспитания и развития: от твердых материалистов-диалектиков типа супругов Никитиных до медитативных художников, дети которых к тому же все время ныряли то в прорубь, то в холодную ванну. Результаты несомненно были: пятилетние дети со страшной, недоступной для меня скоростью собирали какие-то головоломки, младенцы лазали по веревкам, трехлетка читал со скоростью третьеклассника, кто-то рисовал диковинные цветы масляными красками на стенах, проплывал под водой двадцатиметровый бассейн, гулял босиком по снегу, по полчаса читал наизусть Хармса и Цветаеву… Хорошо, что человеческие детеныши самой природой запрограммированы на самые причудливые изменения и вариации окружающей среды и умеют все это переносить практически без вреда для себя.

... к ранней детской одаренности все вышеописанное не имело никакого отношения. И к одаренности в подросшем состоянии тоже не приводило. Вырастали самые обыкновенные люди, часто — с хроническим отитом, проблемами в социальном функционировании (не пройден какой-то важный этап развития — например, отсутствовали ролевые игры) и неустойчивой самооценкой.

Из книги "Лечить или любить?"


Как вовремя вы создали этот портал. Как раз именно сейчас я на распутье по поводу одного очень важного вопроса и надеюсь на ваши мнения, как специалистов, изучивших много профессиональной литературы.

Вопрос касается неоднозначной и спорной темы раннего развития. Заранее извиняюсь за очень длинное описание. Но по-другому мне не получится передать причин, почему я сейчас над этим так серьезно задумалась.

Что мы имеем: мама и папа ни разу не педагоги и не психологи. У обоих высшее экономическое образование и работа по специальности. Двое детей, старшему мальчику 4 года, младшей девочке год.

Хочу сказать, что отношение к раннему развитию у меня несколько раз кардинально менялось в сторону и пользы и ненужности. Поэтому вкратце история моих мнений в разные времена за эти 4 года с указанием источников (по возможности), повлиявших на их формирование.

Наверное, как и все нормальные мамы, в период беременности и сразу после рождения первого ребенка, я задумывалась над тем как максимально полезно использовать время нахождения вместе в отпуске по уходу, как в плане здоровья, так и в плане умственного развития, ведь о различных центрах раннего развития не слышал разве что глухой. Поэтому я много читала про раннее развитие, сравнивала нормы развития с книжными, распечатывала разные известные методики, игры от специалистов и просто от мам, которые сами придумывали и успешно играли с малышами, начиная с месяца (простейшие, типа ку-ку из-под пеленочки). Первые звоночки моего разочарования начались с того, что не всегда мое дите развивалось по рекомендуемым нормам (ну никак не хотел он делать ладушки в 4 месяца и говорить мама в 8). Потом неоднократно предлагала ему разные игры по возрасту, о которых я упоминала выше, и практически никогда не удавалось мне увлечь его тем, что я предлагала, у него всегда были какие-то свои, одному ему известные планы на личное времяпровождение. Поэтому, дабы не расстраиваться дальше, плюнула я на все эти методики, и просто стала наблюдать за ним и поддерживать интерес к тому, что он сам выбирал из быта. К игрушкам до двух лет он был относительно равнодушным, в основном увлекался предметами домашнего обихода, очень любил «мыть посуду», то бишь просто возиться с разными посудинами в мойке, переливая из пустого в порожнее. После года про нормы развития я даже не вспоминала, по моим личным ощущениям и приблизительным сравнениям со сверстниками, развивался он в пределах нормы, в чем-то быстрее других в чем- то медленнее но, активно изучая ЕОКа, я уже больше не заморачивалась. Заговорил в год и четыре. Это когда показал пальцем на меня и сказал «мама». Затем я с месяц записывала новые слова, а потом поняла бессмысленность этого занятия, так как из него повалило как из рога изобилия, никаких тетрадок бы не хватило. Особых проблем общения со сверстниками тоже не наблюдалось и не наблюдается сейчас. В общем, обычный ребенок с шилом в попе (сейчас даже мультиков не требует, настолько его увлекают конструкторы и подвижные игры)

Когда ему было два года, мне попалась передача про кубики Зайцева. Методика показалась мене интересной, результаты впечатляли. В общем, я заинтересовалась их купить. Первые же поиски в интернет- магазинах повергли меня в шок. Более-менее качественный, готовый к использованию вариант таких кубиков стоил не меньше 800 грн. Поскольку всяческий рукодел получается у меня вполне неплохо, решила сварганить их сама. И в поисках советов у умельцев, кто их уже делал, наткнулась на интересные негативные отзывы и об этой методике и вообще относительно всех методик обучению раннему чтению как таковых. В самом общем виде противники раннего обучения ссылались на труды ученых о физиологическом развитии. Якобы не зря давно заведено, что учить читать начинали именно в школе или ближе к ней, так как эффективная готовность и органов зрения и каких-то особых центров в мозгу по восприятию и осознанию картинка-смысл формируются именно к возрасту 6-7 лет. Нет, можно, конечно же, научить и в 2 года, как и обезьяну можно научить водить автомобиль, да вот только противники этого раннего обучения предупреждали о возможных негативных последствиях в будущем. Якобы, всему свое время. И то, что обучение началось бы,допустим, в два года способствовало бы тому, что некоторые задачи развития (сенсорные, эмоциональные) именно для этого возраста страдали бы, поскольку сильно напрягались бы зоны мозга, ответственные за чтение за счет угнетения других зон. И это все могло вылиться в какие-то проблемы в подростковом периоде. Уж не вспомню,какие именно, но тогда объяснение показалось мне логичным и вероятным. Очень сильно углубляться в обоснование этого, искать первоисточники и убеждаться в их объективности времени у меня особо не было, но возможные последствия напугали и опять заставили принять позицию «особоничегонеделания» и «наблюдения –направления» в плане воспитания.

К тому же тут подкатила вторая беременность, другие заботы, ранее развитие первого стало не таким актуальным. Но тут встал вопрос про психологическую адаптацию в детском саду среди детей. Родители предлагали поводить его перед садом в центры раннего развития для детей, которых даже на нашем массиве штук 5 точно можно найти без проблем. Я была не против, да и сама давно это планировала, но потом течение второй беременности сорвало эти планы. Начало беременности было очень трудным, был сильный токсикоз, два месяца лежала пластом, так как не тошнило только так, затем, когда закончился токсикоз, началась небольшая мазня и на месяц загремела на сохранение, вторая половина беременности в плане самочувствия была отличная, но большой живот тоже особо разгуляться не давал. Поэтому, какие уж тут центры. Можно было конечно попросить бабушку или мужа поводить его, но тут у меня случился другой заскок, в связи с негладким течением беременности я очень боялась всех факторов, которые могли на нее негативно повлиять, в частности самый большой страх был в том, что сын заразит меня краснухой.Поэтому и в ясли я его не отдавала вплоть до окончания беременности, и эти центры тоже посчитала вполне вероятным местом подцепить краснуху. К слову сказать, КПК то мы, конечно же,делали, но зная то, что прививки не гарантируют на 100 % не заболеть, рисковать я не хотела. Уж очень желанный был второй ребенок, особенно после замершей перед этим беременности.

Позже, я уже даже и не жалела об упущенных возможностях походить в эти центры, так как побывать мне в них все же пришлось. Так сложились обстоятельства что, жене моего брата пришлось выйти на работу, когда их девочке был год и три месяца. К тому времени они уже с месяц как ходили в такой центр. Им нравилось, и прекращать занятия они не хотели, поэтому, в связи с занятостью на работе мамы и папы, попросили бабушек водить внучку. Сходив на занятия пару раз, бабушки поняли, что трудновато им там находиться, так как встали-сели по триста раз за час довольно тяжело после 50 –ти лет. Поэтому я предложила свою помощь, в обмен на то, что в это время они присматривают заv моими детьми, ведь мне тоже, конечно –же, было интересно что же там такое развивают и как это делают. Так что побывала я в общей сложности занятиях на пяти, а потом мама девочки ушла с работы, решив, что овчинка выделки не стоит, и продолжила свой отпуск по уходу за ребенком. И вот какой вывод я сделала из увиденного. Отрицать то, что польза от этих занятий была, я конечно не смогу. И мама радовалась, что дочка дома повторяет многое из того, что там было и вроде бы казалось, что и развивается она быстрее (хотя тут тоже спорный вопрос:это благодаря центру, или ей просто положено по возрасту?). Смутило меня другое. Занятия были для деток возрастной группы от 1 года до 1,5 лет. Так вот, ни разу за все 5 занятий я не видела, чтобы хоть кто-то из них с удовольствием занимался тем, что предлагала инструктор от начала и до конца занятия. В целом,заинтересованность я наблюдала не более чем на 30 % от возможной. Бывали случаи у некоторых товарищей, что они приходили вообще без настроения заниматься, все занятие ничего делали и порывались уйти, либо же просто безучастно наблюдали за происходящим, и, на мой взгляд, только бессмысленно потратили свое время, испортив при этом настроение и себе и маме и инструктору. Казалось бы, ну не хочет ребенок сегодня заниматься,ну встаньте и уйдите, но что поделаешь, график занятий выбран, месячный абонемент уплачен, продолжаем получать «услугу». Инструктор, в свою очередь, и виду не подавала,что ей было неприятно, что не получилось увлечь. К слову сказать, выкладывалась она по полной, никаких к ней претензий в этом, все профессионально, методики интересные, на детей не давила, пыталась применять интересные «приемчики» для заинтересования ненастроенных, но я видела как же ей было тяжело, к концу занятия на ней лица не было (что она, правда, очень умело скрывала), но потом, уходя, и видя ее уставшую позу возле стола регистрации, мене было по-человечески ее жалко. Настолько выложится и не получить адекватной обратной связи. Мне бы было морально тяжело. А ведь впереди у нее еще несколько групп. Поэтому меня посещали сомнения в целесообразности вообще таких занятий. Возможно, причиной этому был именно мой трезвый взгляд со стороны, взгляд не матери. Ведь если бы это был мой ребенок, то,наверное, здоровая порция умиления от его действий сгладила бы недостаточную их эффективность.

Напрашивался вывод, что 99% развивашек из того что я там увидела,можно было спокойно слямзить из интернета, на крайний случай придумать самой, соорудить их из подручного бытового домашнего материала и успешно самой предлагать их дома своему ребенку в ТО ВРЕМЯ, КОГДА ЕМУ ЭТО БУДЕТ ИНТЕРЕСНО, не ставя его в рамки, что заниматься именно этим он будет именно в 11 часов 48 минут и никак иначе, и получать от этой деятельности обоюдное удовольствие.Чем мы, собственно, иногда и занимались, не так часто как хотелось, но все же.

Поэтому я окончательно перестала переживать на тему раннего обучения. Отношение на эту тему со вторым ребенком у меня было еще проще. Со вторым ребенком вообще на много аспектов ухода и воспитания смотришь проще, видя как развивается первый,несмотря на то, что не все запланированное правильное и нужное удалось с ним реализовать в той мере, в которой хотелось бы.

Вот таким образом устоялось мое отношение к раннему обучению до предыдущего месяца, когда провидение (в виде КлубКомовской записи), столкнуло меня с Никитиными. Первой книгой я прочитала«Я учусь быть мамой». Прониклась до глубины сердца. Вообще- то, сколько себя помню, я всегда много читала, и очень любила это дело, но ни разу не помню такого, чтобы во время чтения книги у меня вся жизнь пронеслась перед глазами, я анализировала опыт воспитания меня моими родителей, свой личный опыт, ко многому поменяла свое отношение. Это побудило меня перечитать все их труды, доступные на их сайте. Не скажу, что я согласна со всеми их взглядами на 100%, но у них очень много информации к размышлению по массе жизненных аспектов, и взгляд Бориса Павловича Никитина на вопросы раннего развития заставил меня снова глубоко задуматься. Наиболее полно они у него отражены в книгах «Мы, наши дети и внуки», «Гипотеза возникновения и развития творческих способностей». Кроме того, в дополнение к теоретическим взглядам идут великолепные практические рекомендации в виде книги «Интеллектуальные игры», где очень доступно изложено во что рекомендуется играть для развития творческих способностей , и, самое главное, описан опыт КАК играть, как заинтересовать ребенка, пробудить в нем собственное желание к игре как к творческой деятельности, каких ошибок следует избегать в играх с детьми, дабы не зарубить на корню ростки интереса к совместной и самостоятельной деятельности.Даже именно за последнее я бы посоветовала всем прочитать эту книгу, эту информацию можно применять для расширения своих способностей заинтересовать ребенка любой игрой, не обязательно Никитинской.

Так вот,конкретно по поводу взглядов. Борис Павлович Никитин, основываясь на доказанных ученными данных об огромном и далеко не в полную меру используемом потенциале человеческого мозга, считал, что способности ребенка к чтению, арифметике и другим школьным наукам созревают гораздо раньше, чем у нас принято считать.И он считал что это не удел единиц, а практически все здоровые дети обладают этими способностями. Поэтому, так называемое ранее развитие, он считал не ранним, а именно своевременным с физиологической точки зрения. Более того, он придумал, развил, и опытным путем пытался доказать гипотезу, согласно которой если не развивать способности именно в актуальное для них время развития, а делать это позже, то обучение будет проходить гораздо труднее. Он ввел в обиход термин НУВЭРС (Необратимое угасание возможностей эффективного развития способностей) и пытался наглядно, делая исследования в школах показать, что это действительно имеет место. И дело не в том, что если поздно начать что-то осваивать, то потерпишь неудачу, а в том, что будет настолько тяжело это делать, что преимущественное большинство закончит дело на пол пути,а оставшиеся не достигнут тех высот, которых смогли бы достичь, начав обучение своевременно.

Для своевременного включения в работу способностей нужно не так уж и много сложного, затратного по времени и финансовым средствам. Простейшая организация условий для их развития, подходящая обстановка в доме для ребенка будет практически сама по себе делать дело. Участие взрослого в этом не так уж и велико, как может показаться на первый взгляд. Это не сидение с двухлеткой за партой по полдня, с навязыванием заданий и требованием их выполнять. Это всего лишь проявление внимания на интерес ребенка, ответы на возникающие вопросы, стимулирование к самостоятельному дальнейшему изучению. Все результаты своих открытий по раннему развитию своих детей Борис Павлович записывал в дневник по каждому отдельно. Потом, анализируя результаты, сравнивая со сверстниками он видел явное преимущество способностей своих детей над другими, а у него был не один ребенок, а семеро. Что уже исключает их уникальность, предположение того, что результаты их развития такие, потому что дети гениальные от природы. Так можно было бы сказать, если бы у него был один ребенок, или два. Но чтобы семь гениев от природы в одном месте? Маловероятно. И сказать, что они с женой уделяли им много времени на натаскивание будет просто несправедливо, зная обстоятельства их жизни. А эти обстоятельства были таковыми,что:

-у них было семеро детей, разница в возрасте между которыми была от 1 до 2 лет

- они оба работали. Отец работал с утра и до обеда. Мать с обеда до вечера

- мать ни с одним ребенком не брала отпуска по уходу за ребенком в полном объеме,в среднем после 3 месяцев возвращалась на работу

-ни один ребенок не посещал ясли и детский сад

- они жили в частном секторе со всеми вытекающими удобствами и работами по дому и территории

– они активно участвовали в общественной жизни: устраивали встречи с родителями по передаче своего опыта, писали книги, принимали у себя дома около 1000 человек в год, чтобы воочию показать простоту и действенность условий для гармоничного развития ребенка здоровым, физически и умственно развитым.

Так, что если, кроме этого, учесть еще обычные каждодневные бытовые заботы, то не так уж много времени оставалось им на детей. Но они решили это просто –создали им условия для всестороннего и практически самостоятельного развития. Они никогда не собирались сделать их гениями, видеть в них новых Менделеевых, они просто хотели, чтобы их дети максимально использовали свои возможности реализовать себя в будущем. А ведь успешная самореализация человека- это один из важнейших залогов для того, чтобы человек чувствовал себя счастливым. И именно этого хотели Никитины для своих детей, потому что они их очень любили. Любовью пропитаны все фильмы про них и их книги, ее нельзя не заметить между строк. Поэтому несправедливы те, кто говорит, что они проводили расчетливые эксперименты над своими детьми, использовали их чуть ли не как подопытных кроликов. Ведь именно благодаря своим наблюдениям они смогли проанализировать свои результаты, оценить со стороны свой опыт и поделится им с другими родителями. Кроме того, они не боялись признавать и то, что совершали ошибки, анализировали их, не боялись открыто признать и те минусы, которые вышли из такого нестандартного воспитания. Одним из них было то, что детям было трудно находить язык со сверстниками, хотя они прекрасно общались с детьми младше их и со старшими. Поэтому в этом плане были проблемы в школе.

Вот таким образом опять кардинально поменялось мое мнение по поводу раннего развития. Я теперь не сомневаюсь в его необходимости, в том, что оно может дать результаты, мне совсем не сложно организовать условия для его реализации, ведь они настолько просты, насколько просты рекомендуемые Евгением Олеговичем условия здорового образа жизни и поведение при ОРВИ. И, что самое важное,что по их методике занятие ранним развитием будет совсем не в ущемление здорового образа жизни и двигательной активности. То есть никак не возникнет ситуации умный – но больной. И даже не совсем ум и эрудированность развивают методики Никитиных, больше они совершенствуют смекалку, самостоятельность, легкость и взвешенность принятия решений,способность к легкому усвоению школьного материала. Но возникает вопрос – а что дальше? Ведь не раз мы слышали о том что одаренный в детстве ребенок в школе становился середнячком. Почему? Дети Никитиных не совсем обычно учились в школе. Они очень легко, буквально играючи, усваивали школьный материал. Они редко шли в первый класс, сразу во второй, а то и в третий, часто перескакивали, могли проходить программу года за четверть. И это они не просто так делали, не учителя делали выводы о том, что им уже не место в этом классе. Это их отец решал эти вопросы с директором и писал объяснительные на нескольких листах, почему он считает, что ребенка нужно перевести. И это он делал не для того, чтобы прихвастнуть, мол, вот мои дети такие умные, что закончили школу на 3 года раньше, а потому что понимал очень важную проблему того, что когда нагрузка гораздо меньше той, с которой справляются его дети, то неизбежен регресс в развитии, а то и полная потеря интереса к учебе. Ведь это объясняется физиологией. Оказывается, что нагрузка (как умственная, так и физическая) только тогда оптимальна, когда она на грани возможностей человека на данный момент, и, что немаловажно, человек должен испытывать удовольствие от этого напряжения и не допускать перегрузки, которая принесет только негативные ощущения. Важно и не «переборщить» и не «недоборщить» Работать изо всех сил, но на грани удовольствия.Тогда будет стимул учиться дальше, узнавать что-то новое.

А пойдут ли мне навстречу, если я заявлю, что моему ребенку уже нужно в другой класс? Сомневаюсь. Ведь вряд ли я смогу так убедительно что-то доказать, как Борис Павлович, так как сама его работа была связана с образованием и педагогикой. Не будет ли в обиде на меня мой ребенок за то, что у него постоянно меняются одноклассники, которые будут недолюбливать его за то, что он не такой как все? Либо тогда учиться со всеми в школе на общих основаниях, дома догоняться недостающей нагрузкой, а среди сверстников прикидываться «середнячком», чтобы находить контакт. Так ведь это первый шаг к лицемерию.

Либо же нужно искать для него особую школу, а что если она закроется, и другая будет только в соседнем городе? А что, если такие школы будут очень дорого стоить и в какой то момент остро станет финансовый вопрос? Бросить все на половине пути? Нет, можно конечно постараться, но ведь тогда я стану фактически бесплатным приложением к своим детям, если буду постоянно следить и создавать условия для того чтобы нагрузка совпадала с их возможностями. Это посвятить им всю свою жизнь до капли. Может быть, для кого-то это и может быть нормально, но я так не смогу. Меня не хватит на все. Я ведь тоже еще не совсем самореализовалась в своей жизни. Я хочу интересную работу, хочу уделять внимание мужу и родителям, хочу, в конце концов, еще третьего ребенка.

Мне хочется, чтобы ребенок максимально использовал свой потенциал, но, похоже, что наша система дошкольного и школьного образования затормозит его развитые способности а то и вовсе отобьет желание учится.

Уважаемые КлубКомовцы! А может я не в курсе чего-то, так как с системой образования не сталкивалась уже 15 лет, может сейчас уже более сложные программы, рассчитанные на серьезную подготовленность ребенка к школе и мне можно начинать ранее развитие не опасаясь?

Возможно, я слишком однобоко сужу об этой проблеме, опираясь только на Никитиных, может быть есть интересны мнения на этот счет у других специалистов? Стараясь объективно оценить методики Никитиных я даже пыталась искать какую - то конструктивную критику относительно их опыта, но не нашла (либо плохо искала).

Да, и вправду не зря говорят: меньше знаешь –крепче спишь……