Здравствуйте! Вопрос не знаю как правильно поставить - Или помочь начать учиться или заставить. Ребенку 6 лет. Первоклассник. Мы учимся дистанционно в он-лайн школе. Хотела отправить его на следующий год с 7 лет. Но его все знакомые 6-тилетки пошли и мы решили и его отправить, чтобы потом постарше он среди знакомых своих не был объектом для поддевки из-за того что на класс меньше. Половина отправилась на он-лайн обучение и рекомендовали его как лучший вариант. Ну, повелась - у них же у всех есть старшие дети и есть с чем сравнивать.... Только три недели прошло, а я жду конца семестра, чтобы перевестись в обычную школу...... Первая неделя вообще без сложностей - урок просмотрели, тест здали, сделали прописи или математику или поделочку. На второй неделе только отойду - мультик включает, прописи если не стою над каждым гачком или не пишет вообще или пишет что-попала. Я ничего не успеваю в доме теперь..... И так раздражает это все. Целый день пишем один лист (из 7 строчек) весь день. Мы еще 5 заданных не закончили - сегодня еще 5 задали. Хоть валерьянку пей. Вчера так математику делали. День нервы протрепал, а потом за час все сделал. Из знакомых с ним в одном классе еще два ребенка - у них проблем нет. Один ребенок идет по программе, один вперед и только мой пилот отстает. Отстали на 3 дня. Думала что правда будем и на рисование ходить, и на музыку, и на шахматы. Даже не знаю теперь что дальше делать - то ли вообще забрать и пойдет в следующем году, то ли дождаться конца семестра и перевестись..... Но как пережить этот семестр? Как эти прописи писать?

Доброго вечора. Я мама четвертокласника. Хочу поради. Така ситуація. У моєї дитини в 1-му класі було 25 учнів, на четвертий рік начання прийшло ще 3 -є діток. Тепер є 28 учнів, в результаті чого, клас поділили на дві групи. Перша підгрупа,в якій і є мій син ходить по інших кабінетах і до інших викладачів, а друга підгрупа залишається з класоводом в своєму класі. Тільки 3 предмети виклалає перша вчителька, на яких дві підгрупи разом.На питання батьків, чому одні діти ходять по класах, а інші ні? Вчитель відповіла:

За правилами у класному кабінеті залишається та група, у якій викладає класовод. Кабінет закріплений за класним керівником.І всі уроки, які не потребують спеціального обладнання, вчитель-класовод має право викладати в своєму кабінеті.

Мені це не подобається, і я хочу якоїсь справедливості для своєї дитини. Можливо я не бачу іншої сторони медалі? Висловіть будь ласка свою думку.

Екатерина Бурмистрова

Доброго времени суток! Дочери почти 9 лет, ходит в 3й класс.Дело в том, у ребенка пропало желание учиться.Первые 2 года училась хорошо, но наша учительница уволилась,попали в новый класс.Новая учительница строже и задает много.Раньше за час-полтора уроки были сделаны,сейчас же можем сидеть и четыре и пять часов.А ребенок еще по вечерам занимается спортом. Ходит в несколько секций, занимается с удовольствием. Как помочь ребенку? Как уроки, так сразу чуть ли не слезы!Боюсь запустить ситуацию.

Здравствуйте, уважаемые специалисты и просто родители)

Поделитесь, пожалуйста, имеющимися знаниями и опытом коррекции дискалькулии у младшего школьника.

Официального диагноза у моего сына (9 лет) пока нет (есть заикание и была задержка речевого развития), но симптомы "на лицо":

  1. Очень плохо понимает структуру числа.
  2. Операции со сложными числами вызывают серьезные затруднения.
  3. Трудновато порой сравнить количества предметов.
  4. Трудно произвести цепочку арифметических действий.
  5. Часто не понимает смысла арифметических действий.
  6. Плохо запоминает или не запоминает математические термины.

Чтение и письмо при этом не страдают (совсем небольшие проблемы в правописании и с почерком).

Можно ли в обычной школе "добиться" для сына индивидуальных занятий по математике? Есть ли у кого-то такой опыт? У нас есть только логопед, который занимался с моим сыном (больше по поводу заикания и речи). Логопед - подходящий специалист для коррекции дискалькулии или надо искать еще психологов, неврологов?

Спасибо.

Здравствуйте, многоопытные мамы! Обращаюсь к тем, у кого дети 8+... Или педагогам-психологам...

Как боролись с грубостью взрослеющих отпрысков? 

Возможность повального хамства в кругу семью я не рассматриваются даже. Семья как семья. Средний класс. Детей любим, занимаемся творчеством, велоспортом... Ну и так далее. Огорчает даже не то, что это имеет место быть, все равно бы "горизонтальное воспитание" прорезалось, но так рано! :sad:

Дала почитать дочке стих Михалкова "Лапуся", поступила глазки, со стороны укор - это уже ощутимее. Но наутро прямо как в стихе - "сама закрой!", "без тебя знаю!", и тому подобные командирские замашки, хотя отмечу, пока без явных ругательств, но дерзости - вагон с тележкой. К слову сказать, я за свои 33 такого ни разу маме не сказала. 

Учёба. Учится во втором классе на отлично. Поёт и выступает, мой милый любимый ребёнок, совсем ещё маленькая девочка, а тщеславие иногда "зашкаливает"... Стремиться окончить школу исключительно с медалью. В общем, ничего удивительного, хочет "побороть" маму, я с бронзовой. Короче говоря, голова на месте.

Наказание. Надо наверное как-то по другому. Я сначала прошу повторить что там сказано (с гневным взором: чегооооо?!), если продолжается, а такое часто бывает, Остапа несёт, то ставлю в ванную комнату, думать о поведении. Муж настоятельно рекомендует ремень, как витамины, мол, его задница в свои годы не отвалилась и тут нечего церемониться, один раз устроил показательную порку. Для страха пущего. Попа конечно не отпала от трёх шлепков, но было неприятно всем. Больше не хочется это применять.

В общем-то вопрос простой, как справиться с дерзостью, что делаете, когда слов не достаточно?

Пы.Сы. Грусть-тоска же...

Педагогика неграмотности

Ясюкова Л.А. Кандидат психологических наук, заведующая лабораторией социальной психологии НИИ комплексных социальных исследований (НИИКСИ) факультета социологии СПбГУ. Научный руководитель и активный сотрудник Центра «Диагностика и развитие способностей», психолог лицея №384 СПб.

Статья содержит логико-психологический анализ программ начальной школы по чтению и русскому языку (принятых со второй половины 80-х годов прошлого века и постоянно улучшаемых) и краткие результаты 20-летних экспериментальных исследований, которые доказывают, что неграмотность современных школьников, неумение и нежелание читать являются следствием концептуального дефекта этих программ и самих методов обучения.

Ценность педагогики как науки состоит в ее прикладном аспекте, а именно, в разработке таких программ и методов обучения, которые позволяли бы полноценно образовывать всех детей, приходящих в школу. Современная педагогика с этой задачей явно не справляется - ни для кого не секрет, что абсолютное большинство выпускников школ элементарно неграмотно. Преподавание русского языка в школах ведется таким образом, что грамотное письмо встречается исключительно редко, а многие дети и в средней школе не умеют читать, т.е. не понимают содержания текстов, которые могут озвучить. Если в середине 90-х годов прошлого века эту ситуацию активно обсуждали, то сейчас про безграмотность уже не говорят, потому что к ней привыкли. Мы привыкли, что школа не в состоянии научить наших детей русскому языку, языку, на котором мы говорим, который формирует нашу культуру и историю. Современная педагогика не видит в этом своей вины, объясняя сложившуюся ситуацию тем, что дети стали другими. Да, жизнь становится сложнее, далеко не у всех родителей есть время и деньги для того, чтобы помочь детям в учебе и развитии, здоровых детей также становится все меньше. Объективно складывающуюся ситуацию уже не изменить, зато можно было бы задуматься, почему, например, в 50-60-х годах прошлого века, в непростое послевоенное время, когда столько ресурсов уходило на восстановление страны, родители практически не помогали детям в учебе, не было ни репетиторов, ни логопедов, но школьники умели читать и писали грамотно. Я сама училась в школе в это время, а с 80-х годов работаю в школах и наблюдаю за изменением учебных программ и падением грамотности.

В русском языке, как известно, не существует однозначного соответствия между звучанием слова и его написанием. Именно поэтому писать на слух, «как слышишь», нельзя, в этом состоит сложность обучения грамотному письму. До середины 80-х годов прошлого века учебные программы начальной школы использовали зрительно-логический метод подачи информации. Детей сначала знакомили с буквами, учили с помощью букв по наглядным образцам составлять слова и читать их. После того, как дети овладевали чтением, их знакомили с правилами русского языка, а писать под диктовку, на слух они начинали только в конце третьего класса.

Зрительный метод обучения был нацелен на то, чтобы дети привыкали писать в соответствии с тем, что видели, а изучение системы правил позволяло усвоить логику языка. Обучение с первых дней было направлено на формирование и укрепление зрительного навыка, поэтому старшеклассники 60-80-х годов прошлого века, даже если не помнили конкретных правил, писали грамотно. Подавляющее большинство учащихся выпускных классов обычных общеобразовательных школ писало экзаменационное сочинение, делая на 10 страниц текста не более 2-4 ошибок. (Сегодня таких результатов достигают только отдельные учащиеся гимназий, а про общеобразовательные школы и вообще говорить не приходится.)

Во второй половине 80-х годов прошлого века образовательная парадигма кардинально изменилась, и были разработаны учебные программы, в основу которых был положен звуковой анализ речи. Современные программы, основанные на фонематическом методе, обучают, в первую очередь, звуковому анализу речи, определению звукового состава слова. И только потом детей знакомят с буквами и показывают, как переводить звуковой образ в буквенную запись. Современные программы учат детей писать так, как они слышат. Все эти программы имеют гриф «Рекомендовано Министерством образования и науки РФ». Я не против того, чтобы учащиеся знали, что такое фонема и могли сделать фонетический разбор слова. В середине прошлого века этому обучали в 5 классе, и дети знакомились с основами теоретической лингвистики, сохраняя при этом грамотное письмо.

Удивительно, что ни педагоги, ни логопеды, ни психологи не подвергают сомнению качество учебных программ, но единодушны в том, что причина неграмотности - в недостатках развития фонематического слуха современных детей. Поэтому тратится много сил и времени на развитие этого слуха со старшей, а иногда и со средней группы детского сада. Современные дети еще до поступления в школу в течение 2-3 лет выполняют разнообразные упражнения, чтобы научиться выделять фонемы и анализировать звуковой состав слова. Когда дети, не видя букв, 2-3 года работают со звуковым составом слова, у них формируется слуховая доминанта: звуковой образ слова становится для них главным, «первичным», а буквы, которые они начинают впоследствии использовать для записи слов - вторичны. Когда учительница в 1-ом классе рассказала ребятам про букву «а», написала ее на доске и спросила, какое слово на букву «а» они знают, то услышала от детей - «агурец». Даже выучивая в школе правила, учащиеся продолжают писать неграмотно, т.к. им просто не приходит в голову проверять написание привычно звучащих слов.

С другой стороны, если логопеды доказали, что у современных детей не развит фонематический слух, то зачем при их обучении с таким упорством использовать программы, основанные на фонематическом анализе? Школа должна решать вполне конкретную задачу: обучать тех детей, которые приходят учиться. Даже если программы прекрасны сами по себе, но не обеспечивают качества обучения современных детей, зачем их использовать? Не лучше ли вернуться к программам 60-70-х годов прошлого века, которые позволяли подавляющему большинству детей освоить грамотное письмо?

Миф о том, что фонематический слух абсолютно необходим при обучении чтению и грамотному письму, так утвердился за последние 20 лет, что уже никто не подвергает это положение сомнению. Считается, что даже буквы можно успешно усвоить только в том случае, «если: 1) ребенок имеет четкий слуховой и артикуляционный образ звука, т.е. когда он звук дифференцирует, не смешивая с другими, что называется фонематическим восприятием; 2) ребенок имеет представление об обобщенном звуке речи, о фонеме, имеющей смыслоразличительное значение, и умеет выделять звуки из речи, т.е. проводить фонематический анализ» [6, с. 152]. Однако любой специалист (педагог, психолог, логопед) может посетить школу, где обучаются глухонемые дети. (Я в такой школе работала 4 года.) У глухонемых детей вообще нет никакого слуха, не только фонематического, тем не менее, большинство из них пишет грамотно. Работают они по учебникам общеобразовательных школ, читают и вполне понимают, что в них написано. Следовательно, без фонематического слуха вполне можно обойтись и при обучении чтению, и при обучении грамотному письму. Естественно, глухонемых детей учат зрительным методом и достигают с его помощью высоких положительных результатов.

Традиционным также стало считать невнимательность ребенка основной причиной неграмотного письма. В связи с этим, предлагается масса упражнений на тренировку внимания. Но моя почти 30-летняя практика работы в школах показывает, что это утверждение ошибочно. Мои исследования доказывают, что и при высоком уровне внимания многие учащиеся и начальных, и старших классов пишут неграмотно. И, напротив, детей, страдающих легкими функциональными нарушениями в работе мозга, или с синдромом дефицита внимания и гиперактивностью (СДВГ), можно научить писать грамотно. Даже, если не удается вылечить само заболевание, можно заменить оперативный контроль логическим программированием (именно этим я и занимаюсь), и дети пишут грамотно, не допуская ошибок, несмотря на диагноз СДВГ [7].

Какие же рекомендации дают психологи и педагоги родителям, которые готовят своих детей к школе? Е.А. Бугрименко и Г.А. Цукерман, авторы многих известных пособий, подчеркивают, что «начинать обучение грамоте с букв опасно» [2, с. 6], «знакомству и работе ребенка с буквами должен предшествовать добуквенный, чисто звуковой период обучения» [2, с. 7]. Ими разработано и предложено много игр и упражнений, которые широко используются в дошкольном и начальном школьном обучении. В предлагаемых ими упражнениях на «МА» начинаются не только слова «машина», «матрешка», но и «мочалка», «морковка», а на «СА» - слово «собака» [2, с. 54]. Слово «эскимо» начинается с «И», а слово вторник - с «Ф». В словах НОС и НЁС различаются именно первые звуки (твердый и мягкий «Н», для написания которых надо использовать различные символы), а вторые гласные звуки одинаковы - «О» [2, с. 36]. Ударный гласный звук «О» следует выделять не только в словах корова, конь, овцы, но и в словах телёнок, козлёнок. В словах конфета и орехи - ударный звук «Э», в слове изюм - «У», а в слове инжир - «Ы» [2, с. 21]. Детей учат правильно слышать звуки в словах: (йэ)ль, (йу)бка, (йа)корь, т.к. не существует звуков Е, Ю, Я. Знакомить с буквами рекомендуется только после того, как дети научатся легко выделять звуки в любых предлагаемых словах. При обучении в 1-ом классе делается упор именно на выделение звуков в слове. Их количество обозначается числом клеток. Для записи таких слов, как конь, рысь, лось, гусь, мышь используются 3 клетки, т.к. эти слова состоят из трех звуков, последние из которых мягкие [1, с. 22-25]. Только после подобных многочисленных упражнений детям предлагаются буквы для перевода звукового образа слов в буквенную запись. Как Вы думаете, как будут дети писать? Естественно, они будут писать так, как их научили слышать. Именно после подобных упражнений у детей появляются пугающие родителей и учителей дикие ошибки, а мягкий знак они не пишут вообще.

Слуховая доминанта приводит к вполне предсказуемым особенностям письма. Дети пропускают буквы, когда им встречается стечение согласных, т.е. пишут так, как произносят, например, «лесница», «сонце» (вместо «лестница», «солнце»). Предлоги у них обычно сливаются со словами, поскольку именно так они говорят, например, «ва кно» (вместо «в окно»), «фки но» (вместо «в кино»). Глухие и звонкие согласные они тоже пишут в соответствии с тем, как в каждом конкретном случае слышится, а именно: «флак» и «флаги», «дуп» и «на дубе». Поскольку нет звуков Я, Ё, Е, Ю, то дети пишут «йожик», «йащик», «зельоный», «йула» и пр. Ко 2-му классу дети должны четко различать, выполняя соответствующие упражнения, что звук «Й» может обозначаться разными буквами: собственно «Й» или «Е, Ё, Ю, Я» [3, с. 117]. Детям приходится выполнять упражнения на звуковую запись слов, и не только с помощью символов и транскрипций, но и «обычными» буквами, например: «йожык», «байан», «кл,уква» [4, с. 18-19]. Подобные же записи приводятся и в учебнике русского языка для 2-го класса Т.Г. Рамзаевой [5, с 21-22]. Если ребенок пишет так, как слышит, то у него закрепляется и зрительно-двигательный неграмотный образ слова. Чем чаще он так пишет и видит эту неграмотную запись, тем привычнее она воспринимается и в дальнейшем воспроизводится автоматически. После этого стоит ли удивляться неграмотности современных школьников?

Удивляет только своеобразие логики авторов учебников русского языка. С самых первых страниц в любых учебниках детям разъясняется разница между звуками и буквами. Звуки - это то, что мы слышим и произносим, а буквы - это то, что мы видим и пишем. И после этих объяснений детям предлагается масса упражнений на звуковую запись слова с помощью букв. Мы не можем сделать на бумаге звуковую запись слова, запись слова будет буквенная. Попытка изобразить буквами произношение слова и приводит к закреплению слуховой доминанты и неграмотного письма. Ученики привыкают писать «бироза», «сасна» и пр., вместо «берёза», «сосна», и в дальнейшем их ни сколько не смущает вид того, что они изображают.

Сегодня все эти особенности неграмотного письма принято квалифицировать как логопедические ошибки, а ребенка, который их допускает, отправлять к логопеду на коррекционные занятия. На самом деле, суть проблемы состоит в том, что мы сначала обучаем детей писать так, как они слышат, а потом пытаемся бороться с тем, чему научили. До конца 80-х годов прошлого века мало кто слышал о логопедах. В школах они не работали, дети и без них успешно осваивали грамоту. Ситуация изменилась после того, как начальная школа перешла на новую программу по русскому языку. Сегодня, несмотря на различие авторов и кажущееся обилие учебников, основу любой программы составляет метод фонематического анализа речи. Фактически - программа одна и дефекты обучения везде одинаковы.

Надо, наконец, признать, что у нас не все в порядке с самим методом обучения. И это первая и основная причина неграмотности современных школьников. Но существует и вторая причина неграмотного письма - это неполноценный навык чтения. Если ориентироваться на педагогическую оценку техники чтения школьников, то особой проблемы не отмечается. Да, многие дети читают медленнее, чем следовало бы. По современным требованиям к качеству навыка чтения - это первый и главный критерий, далее оценивается выразительность и безошибочность, а пониманию текста при педагогической проверке отводится 4-е место. Считается, если ребенок быстро вслух прочитывает текст, то все в порядке: понимание можно не проверять.

Методисты, разработавшие критерии оценки навыка чтения, возможно, не подозревали, что озвучивание и осмысливание - две независимые операции, которые не слиты даже у бегло читающего взрослого человека. Мы специально проводили эксперименты, предлагая взрослым людям громко, выразительно читать газетные статьи или научные доклады, а потом просили изложить суть того, что они прочли. Все испытывали серьезные затруднения с воспроизведением основного смысла. Когда взрослые люди аналогичные тексты читали молча, глазами, то никаких затруднений в выделении основных смысловых моментов или подробном пересказе не возникало.

Когда детей на начальном этапе формирования навыка чтения заставляют читать громко вслух и акцент делается на скорости, то тем самым тренируется только операция озвучивания текста, но осложняется его понимание. Любой ребенок скажет, что читать молча проще, но детям этого делать не дают. В итоге нередко происходит полное расщепление операций: дети обучаются бегло озвучивать тексты, абсолютно не понимая того, что они читают. При этом педагогическую проверку техники чтения учащиеся проходят без труда, и считается, что читать они умеют. Мы проводили специальные эксперименты, предлагая учащимся в конце 1-го класса и во 2-м классе, успешно сдавшим технику чтения, прочесть вслух два предложения из рассказа «Рябчонок» Е. Чарушина, входящего в серию рассказов про щенка Томку. В тексте шла речь о рябенькой курочке с хохолком на голове, а на иллюстрации к рассказу был нарисован щенок. Все учащиеся легко громко прочитывали эти два предложения, а на вопрос: «Про кого говорится в тексте?», - уверенно отвечали - «про собачку». Более того, мы просили детей пересказать прочитанный ими текст, и задавали тот же вопрос. Дети легко повторяли близко к тексту, почти наизусть эти два предложения и отвечали, что там говорится про собачку.

Е.А. Бугрименко и Г.А. Цукерман уверяют нас, что «чтение есть ни что иное, как «озвучивание» графических значков» (2 с. 37). «После того как ребенок научился сливать любую согласную букву с любой гласной, он освоил основной принцип чтения. Он научился читать» (2 с. 56). К сожалению, данные авторы, как многие педагоги, логопеды и психологи, которые с ними согласны, заблуждаются. В этом случае ребенок обучается озвучивать, но не читать. Чтение - это перевод графических символов в смыслы. Беглое чтение - это не быстрое озвучивание, это - быстрое понимание. Качество навыка чтения надо оценивать в соответствии с тем, что является смысловой единицей восприятия текста. Мною разработан тест, давно опубликованный и достаточно широко применяемый сегодня психологами, который позволяет определять смысловую единицу восприятия текста [8].

О полноценном беглом чтении мы можем говорить только тогда, когда смысловой единицей восприятия текста является целое предложение. В этом случае, читая, ребенок сразу схватывает смысл целого предложения и легко понимает любые тексты. Таких детей можно обучить грамотному письму, но в начальной школе их не более 2-3-х человек на класс. Значительно чаще у современных школьников в качестве смысловой единицы восприятия текста выступает словосочетание. В этом случае смысл предложения понимается не сразу, а как бы складывается из двух-трех кусков, и навык чтения уже неполноценен. Просто построенные тексты на знакомые темы дети понимать могут. Однако длинные, стилистические усложненные предложения, характерные для литературных произведений, понимаются с трудом, частично и искаженно. Пространные описания природы или душевного состояния героев, их моральные метания или философские рассуждения оказываются совсем непонятными. Около 70% учащихся оканчивают 11-ый класс, имея неполноценный навык чтения. Серьезную литературу они не читают, т.к. им трудно понимать, о чем там идет речь. Диктанты некоторые из них еще написать могут, но сочинения они не могут писать совсем. Для их сочинений характерно лингвистически неграмотное построение фраз, ошибки согласования слов в предложении и, естественно, стандартные орфографические ошибки. Однако для большинства учащихся начальных классов характерен еще более убогий навык чтения, когда смысловой единицей восприятия текста является отдельное слово (или его части). Фиксируя отдельные комплексы букв, такой ученик может «увидеть» и произнести совсем не то слово, которое написано, и не заметить этого. Только когда он читает очень медленно и молча, то может точно воспринять смысл слова. Однако при этом ему трудно схватывать смысл предложения, т.к. подробно разбирая слова, он затрудняется в удержании их в памяти. Дойдя до конца предложения, он не помнит, с чего оно начиналось, и в целом не понимает того, что читает. С такими детьми много работают психологи и логопеды, тренируя у ребенка скорость и безошибочность озвучивания. Прогресс в озвучивании достигается, но при этом ребенок полностью оставляет попытки понимать что-либо при чтении. Успешно пройдя педагогическую проверку техники чтения, такие дети не читают не только книг, но и тексты в учебниках, поскольку не понимают. Письмо бывает настолько неграмотно, что ребенок получает диагноз «дисграфия». Такие дети допускают множество самых невероятных ошибок даже при списывании текстов, а диктанты, изложения и сочинения совсем писать не могут. В 4-5 классах таких детей более 30%. Если родители проявляют озабоченность, то ребенка удается научить чтению и относительно грамотному письму. Но в большинстве случаев такие учащиеся либо переводятся в классы компенсирующего обучения (в которых от учеников уже ничего не ожидается), либо через пару лет совсем выбывают из школы.

В том, что современная молодежь не читает, виноваты не компьютеры и ТВ, а программы начальной школы, которые чтению, как пониманию текстов, не учат. Если в школу приходит ребенок, не умеющий читать, то таким он школу и заканчивает, доучившись до 7-го, реже - до 9-го класса.

Современная отечественная педагогика гордится успехами в разработке новых программ и образовательных технологий, и не хочет видеть проблем, которые этими нововведениями порождены. Стоило бы задуматься, имеется ли повод для гордости при том уровне образованности, который с помощью этих разработок достигается?

Наш Президент Д.А. Медведев в своем послании к Федеральному Собранию РФ еще в 2009 году обратил внимание на то, что надо развивать и совершенствовать программы обучения русскому языку. Я написала Д.А. Медведеву о дефектах образовательных программ по русскому языку, о причинах неграмотности школьников, и как эту проблему надо решать. Естественно, что сам Д.А. Медведев мое письмо не читал. Мне ответил консультант департамента письменных обращений граждан Ю. Куприн, что мое письмо переправлено в Министерство образования и науки РФ. Из Министерства образования пришел ответ от заместителя директора Департамента Е.Л. Низиенко. В письме сообщается, что мои «предложения по совершенствованию методики обучения русскому языку заслуживают внимания и вполне созвучны задачам, которые ставит Минобрнауки России перед образовательными учреждениями Российской Федерации в части требований к результатам освоения основной образовательной программы общего образования федеральных государственных образовательных стандартов второго поколения» (каков язык изложения, а?!). Но далее в письме сообщается, что возможности Министерства как-то влиять на ситуацию в школах, к сожалению, ограничены, т.к. внедрение тех или иных методик обучения не относится к области их компетенции. Е.Л. Низиенко пишет, что «согласно п. 5 ст. 32 Закона Российской Федерации «Об образовании» выбор, использование и совершенствование методик образовательного процесса и образовательных технологий относится к компетенции образовательного учреждения». Честно говоря, странные представления о собственной компетенции у работников Министерства образования и науки Российской Федерации. Во-первых, издательства тиражируют, а школы имеют право использовать только те образовательные программы, которые имеют грифы «Допущено Министерством образования», «Рекомендовано Министерством образования». Кто же тогда рецензирует учебные программы и проставляет эти грифы от имени Министерства образования? Во-вторых, п. 5 ст.32 не содержит слова «выбор». Данный пункт состоит из фразы: «К компетенции образовательного учреждения относится использование и совершенствование методик образовательного процесса и образовательных технологий». Так кто же выбирает для школы образовательные программы? Школы не имеют права выбора, они могут только использовать и совершенствовать те программы, которые утвердило Министерство образования и предложило им для работы.

Можно задать стандартные для России вопросы: «Кто виноват?» и «Что делать?» Анализ ситуации приводит только к одному неприятному выводу. Либо в среде работников Министерства образования слабо с логикой, либо для них главное - это честь мундира, и чем меньше грамотных в России, тем проще эту честь мундира будет сохранять. Академической педагогике также проще ощущать собственную значимость на фоне общей безграмотности. Жалко учителей и логопедов, которые как бы упорно ни работали, не в состоянии по современным программам обучить детей русскому языку.

Литература:

1. Бетенькова Н.М., Горецкий В.Г., Фонин Д.С. Азбука. Учебник для 1 класса общеобразовательных учреждений. В двух частях Часть 1. 6-е изд. Смоленск, 2010.

2. Бугрименко Е.А., Цукерман Г.А. Учимся читать и писать. М., 1994.

3. Бунеев Р.Н., Бунеева Е.В., Пронин О.В. Русский язык. 2 класс. М., 2006.

4. Зеленина Л.М., Хохлова Т.Е. Русский язык. Рабочая тетрадь. 2 класс. Изд. 5-е. М., 2010.

5. Рамзаева Т.Г. Русский язык. Учебник для 2 класса. В 2-х частях. Часть 1. Изд. 10-е. М., 2009.

6. Сметанникова Н.Н. Стратегиальный подход к обучению чтению. М., 2005.

7. Ясюкова Л.А. Оптимизация обучения и развития детей с ММД. СПб., 2007.

8. Ясюкова Л.А. Прогноз и профилактика проблем обучения в 3-6 классах. СПб., 2001.

ИСТОЧНИК: 

Если можно, дайте ответы на следующие вопросы:

1. Какое у ребенка отношения было к школе до начала обучения, какое сейчас?

2. Адаптировался ли ребенок к учебе?

3. С какими проблемами столкнулся ваш ребенок?

4. Какие предметы у ребенка стали любимыми, какие нет?

5. Про что рассказывает в первую очередь вам ребенок  после школы?

6. Не столкнулись ли вы с кризисом 6-7 лет? О нем подробнее здесь:

Возрастной кризис 6-7 лет

7. Нравится ли вам и ребенку учитель, нашли ли вы общий язык?

8. Если возникали какие-то проблемы, как вы их решали?

Можно в свободной форме поделиться своими впечатлениями.

Нижние картинки были взяты с англоязычного сайта, поэтому прикиньте сами какие цвета понадобятся, и дайте ребенку соответствующую инструкцию.

Добрый день, КК!

Ситуация неоднозначная. Мой сын второклассник, начал жаловаться на учителя по музыки, которая преподает у них 1 урок в неделю. В прошлом году никаких историй не было, в этом уже в сентябре начались. Я не знаю, подходить ли мне к ней или молчать, дабы не разгневать ее дальше. 

Итак: первый класс сын закончил на отлично и стал Учеником года 2014 среди первоклассников с получением денежной премии. Он у меня очень самостоятельный, интересный, общительный, всегда старается во всем, вообщем беспроблемный ученик в школе. С его классной учительницей у них более чем хорошие отношения. И вот на первом же уроке по музыки, ребенок ответил вместо самой низкой ноты, самую высокую. На что ему было сказано в неприятном тоне "надо сначала думать, прежде чем отвечать, ты уже большой". На второй недели они рисовали рисунок, на что он также получил оскорбления  - "это вообще не похоже на (допустим дерево или дом), нарисовал непонятно что, совершенно не умеешь рисовать". Ребенок пришел уже расстроенный из школы. (А как должен уметь рисовать второклассник?). И вот третья неделя, урок. Соседка по парте просит у сына точилку, он отвечает "а ты где точить будешь?". На что тут же учитель на весь класс говорит "Это Кирилл человек такой жадный, вон у нас есть ведро, туда можно поточить". По словам сына, он просто хотел уточнить у соседки, а не жадничать. К слову жадность очень далеко от моего ребенка, в классе со всеми у него прекрасные отношения, всегда друг с другом они делятся. 

Вчера сын не просто расстроился, но в глазах уже стояли слезы. Кирилл говорит, что только к нему такое обращение. В прошлом году было к девочке, ставила ее даже в угол. 

Это что? зависть, желание опустить на землею успешного ученика? Что мне делать? Идти в школу? Не усугублю ли я ситуацию? 

Первый раз я столкнулась с такой ситуацией, не могу найти правильного решения. Очень жду ваших советов, дорогие друзья.

Уважаемые родители первоклассников,  поделитесь. пожалуйста, своим опытом. Сильно волную следующие вопросы:

1. Провожаете ли вы своих детей в школу?

2. Встречаете ли вы своих детей после школы?

3. Ходите ли вы различные секции и кружки ( спортивные или например, музыкалку)?

4. Чем занимаются ваши дети после школы?

Волнуют эти вопросы достаточно сильно, так как мама и папа на работе, поэтому важно, чтобы ребенок приходил со школы самостоятельно, бабушек напрягать не хочется, ведь у них своя личная жизнь. 

Вот и думаем настало ли время НЕ провожать и НЕ встречать ребенка после школы, школа находится не далеко, в пределах 5-7 мин. от дома.

Ходим в спортивную секцию, хотя, сильного энтузиазма у него нет.  Но, на семейном совете решили, что двигательная активность нужна, и лучше быть занятым, чем болтаться во дворе.

Очень будем благодарны за ваши советы, предложения.

Начался учебный год, и школьные вопросы становятся вашей главной заботой. Как помочь ребенку хорошо учиться? На что обращать внимание, чтобы не упустить проблему? 

6-7 лет

К школе готов!

Конечно, никто не скажет вам заранее, станет ли ваш первоклассник в дальнейшем отличником или троечником, но выяснить, как он справится с учебными нагрузками, можно. Самый главный параметр, на который стоит обратить внимание – физическое развитие дошкольника. Тут важно все – и то, насколько развиты его координация и мелкая моторика, и состояние нервной системы, и даже количество постоянных зубов. Попросту говоря, важно понять, насколько ребенок созрел для школы физически. Между прочим, всего 100 лет назад дети шли учиться только в 9 лет, до этого они считались «малышами»! Поведите простой тест: ребенок, у которого уже прошел скачок роста, должен накрывать ладошкой руки ухо с противоположной стороны, через голову: это подтверждает, что пропорции тела у него уже не младенческие, а ближе к подростковым. Зубы тоже начинают меняться: хотя бы две дырки должны светиться в улыбке первоклассника.

Хотя родители мальчиков зачастую не хотят прислушиваться к рекомендациям оставить его еще на год в детском саду, все же торопиться в школу не стоит: этот последний подготовительный год может оказаться решающим. Разница будет очень заметна: когда ребенок действительно готов к школе, он учится с удовольствием и без напряжения, сам делает домашнюю работу, практически не болеет. А малыш, который вроде бы и читать уже умеет, и считать, но психологически мал и слаб для целого дня в стрессовой обстановке, быстро «сойдет с трассы», начнутся бесконечные ОРЗ и слезы по утрам (особенно зимой).

7-10 лет

Он невнимательный

Еще одно важное условие готовности к школе: учебная мотивация должна преобладать над игровой. На практике это означает, что ребенок уже предпочитает читать, слушать, разглядывать, а не возить машинки по ковру, играть в куклы и строить башни из конструктора. И если в 6 лет учебная мотивация встречается очень редко, то к полным 7 годам должна (в идеале) быть почти у всех. На деле же в подготовительной группе детского сада скорее можно увидеть очень усидчивых, спокойных, внимательных девочек, которые играют «в школу», и крайне подвижных, «разболтанных», энергичных мальчиков, для которых проблема – посидеть смирно хотя бы 15 минут. И никакие занятия по подготовке к школе не могут эту ситуацию изменить, поскольку речь идет о состоянии нервной системы, а вовсе не о поведении и «правильных привычках».

Иногда гиперактивность и невнимательность достигают таких угрожающих масштабов, что родители начинают подозревать какой-то неврологический диагноз. Обратите внимание, определить наличие СВДГ (синдром дефицита внимания и гиперактивности) имеет право ставить только детский психоневролог или нейропсихолог с большим опытом работы, и только после специального обследования. Ни психолог в садике, ни учитель ставить такой диагноз не могут!

В общем, даже если у вашего подготовишки нет диагноза СДВГ, в целом детей с гиперактивностью, с незрелостью центральной нервной системы в последние лет 15 стало значительно больше, чем раньше. И чтобы ребенку было комфортно в школе, чтобы он мог полностью реализовать свой потенциал, родителям придется приложить дополнительные усилия.

Найти причину

Чрезвычайно редко учебные проблемы в начальной школе связаны с неправильным поведением, воспитанием или чем-то еще. Чаще всего причина неудач – неврологический статус ребенка, незрелость или повреждение нервной системы, т. е. органические неполадки, которые необходимо обнаружить и исправить (если возможно).

Мешать ребенку хорошо учиться могут и неврологические проблемы – дислексия, дисграфия и дискалькулия, т. е., соответственно, невозможность читать, считать и писать. Обратите внимание, это именно невозможность, причина которой – крайняя затрудненность распознавания символов, а не лень, капризы и нежелание учиться.

Отличить одно от другого можно, но лучше, если это сделает специалист. Все вышеперечисленные дисфункции вполне успешно исправляются занятиями с нейропсихологом, в частности, специальными упражнениями.

Ну а если доктора ничего не находят? Тогда стоит подумать, а достаточно ли безопасно психологически ребенку в школе, в семье, нет ли каких-то постоянно действующих источников напряжения? Возможно, кто-то из близких слишком строг к ребенку, родители регулярно ссорятся или прямо сейчас проходят через развод, член семьи серьезно болен или родился новый ребенок. Ведь дети сами не могут связать, например, недосып из-за плачущего по ночам младенца и плохое запоминание на уроках. Это не новость, но режим сна и питания оказывает гораздо более сильное влияние на работу мозга, чем мы обычно полагаем.

10-12 лет

Совсем разленился!

К 10–11 годам дети переходят в предподростковый возраст, и на первое место в их внутреннем мире выходят отношения со сверстниками (а не внутрисемейные, как было раньше). Теперь школьнику важно учиться, чтобы быть не хуже других – или, наоборот, перестать учиться, чтобы не сочли «ботаником». На самом деле так было раньше, а в списке приоритетов современных детей учеба стоит на сто пятнадцатом, примерно, месте, сразу после «слушаться старших». К сожалению, многие дети сейчас учатся только в каких-то совсем уж экстремальных случаях, и мотивировать обычным «учись, а то в ПТУ пойдешь» никого не удается. И этому есть биологические объяснения!

С точки зрения биологии, подростковый возраст – самое неудачное во всей жизни время для учебы. Префронтальная кора головного мозга школьника залита «сиропом» из половых гормонов, что делает крайне затруднительным любое целенаправленное действие, запоминание, концентрацию на абстрактных предметах.

Фактически единственное, чем занят организм в этот период, – поиск подходящего полового партнера, так что с точки зрения физиологии следовало бы подростков срочно женить/выдавать замуж в хорошую семью, пристраивать к любой физической работе, учить вести дом и ходить на охоту.

Получается, то, что учителя называют «ленью» или «совсем распустился», всего лишь сложная и чрезвычайно энергозатратная операция по перестройке всего организма из детского во взрослый. Это требует колоссальных усилий, калорий, «строительных материалов». И, разумеется, с точки зрения эволюции, физика, обществоведение и русская литература – совершенно не нужные вещи!

Главный совет родителям подростков – это снизить требования. Вы сэкономите себе кучу нервов, если просто на время перестанете ждать от своего внезапно выросшего чада прежнего усердия и сметливости. Конечно, требовать, чтобы домашнее задание было сделано вовремя и в надлежащем объеме – обязательно. Но вот ожидать, что это будет сделано добровольно, не стоит. Ваше дело – контролировать, заставлять, проверять, а его дело – отлынивать, морочить вам голову и увиливать от поручений.

Пора за уроки!

А что делать, если ребенок не вступил еще в фазу преображения, не прибавил резко в росте и весе, не появились вторичные половые признаки, нет резких колебаний настроения, а учеба все равно «съехала»? Тогда, вероятно, он просто пропустил что-то важное, пока болел. Проверить это очень просто (хотя и не слишком приятно для ребенка): берем учебник, открываем параграф и просим ответить на вопросы в конце – все сразу становится понятно. Дальше вы можете или сами нагонять пропущенные темы, или кого-нибудь пригласить в помощь. Не обязательно профессионального репетитора: соседка, старшеклассник, дедушка-инженер вполне справятся с программой примерно до 8-го класса.

Если вы обнаружили, что ребенок в предмете разбирается, но в дневнике, тем не менее, преобладают двойки, стоит сходить к детскому психологу: иногда ребенку достаточно того, что кто-то его внимательно выслушает, не перебивая и не оценивая, и просто поддержит. Ведь, строго говоря, на учебе может сказаться все что угодно: и запутанная история отношений с одноклассниками, и травля, и конфликт с учителем. Если вы абсолютно уверены, что со стороны психологии все в порядке, сходите к врачу, сдайте анализы: даже понижение уровня гемоглобина может влиять на память, а что уж говорить о проблемах со зрением или слухом?

13-17 лет

Думать о будущем

Иногда учителя отмечают, что по своим интеллектуальным данным ребенок мог бы учиться на отлично, но что-то мешает. Причиной может быть поиск себя, сомнения на тему того, что делать дальше. Старшеклассник мечется, не понимая еще как следует, чего от него ожидают, чего он хочет сам. Тут поможет развернутая консультация по профориентации – с тестированием, с подробным обсуждением, что ребенок ждет от своего будущего, с посещением вузов по разным специальностям.

Кстати, есть исследования, которые доказывают, что наиболее успешными становятся люди, воплощающие мечту раннего детства! Так что вспоминайте, о чем грезил ваш малыш в возрасте между 3 и 6 годами, и пытайтесь приложить это к сегодняшней реальности.

Еще одна причина отсутствия успехов – это завышенные ожидания родителей. Как ни печально, но не всем детям необходимо высшее образование, не всем оно «по зубам». Но, благодаря все тем же половым гормонам, а также исходным генетическим данным, есть дети, которым было бы полезнее уйти из школы после 9-го класса и начать получать профессию. Ведь случается, что родители буквально «за шкирку» втаскивают ребенка в институт, а он бросает учебу, потому что просто «не тянет» ее. И наоборот, есть множество очень и очень благополучных историй, когда уже в 18 лет человек начинает работать и делает это успешно и с удовольствием, потому что «нашел себя».

Как ходить на родительские собрания, если ребенок плохо себя ведет

Вот и первые родительские собрания этой школьной осени. И родители (обычно мамы мальчиков), которым ой как не хочется на эти собрания идти, потому что «будут ругать». Как почувствовать себя в школе не провинившимся ребенком, а взрослым и построить конструктивный разговор с учителем?

«Мой сын заявил, что их классная руководительница — дура. Я, разумеется, сказала, что он не имеет права так отзываться о старших. Но, честно говоря, я и сама не люблю разговаривать с этой учительницей. Я вообще боюсь учителей, как первоклассница, боюсь ходить на собрания, потому что у сына проблемы с поведением на уроках. Что с этим можно сделать?»

Некоторые мамы боятся школы, потому что из-за особенностей своих детей выслушивают от педагогов множество претензий. Вообще часто диалог между родителями и учителями сводится к поиску виновных. Родители воспринимают замечания учителя как обвинение в личной несостоятельности и защищаются: доказывают, что виноват учитель или ребенок. Некоторые, напротив, проникаются чувством «я плохая мать, я во всем виновата», но от этой позиции пользы тоже мало.

Цель вашего общения с учителем — не искать крайнего, а выяснить, что мешает вашему ребенку хорошо учиться и нормально себя вести, и вместе решить, как ему помочь.

Важно разделять себя и ребенка. Если вы еще «мыкаете» («нам поставили двойку»), если всякая детская обида причиняет вам острую боль и желание отомстить — то в этом конфликте вы не взрослый, а ребенок. Вы не можете помочь своему чаду как старший человек: эмоции мешают вам думать и действовать конструктивно. Но сделать это нужно, ведь родитель — адвокат и помощник ребенка.

Помните, что в конфликте страдают все стороны: плохо не только вам и ребенку, но и учителю. Разговор с ним вообще имеет смысл начать с того, что вы понимаете, как ему трудно.

Первое, что надо сделать, — точно сформулировать проблему: описать ее, а не дать оценку. Не «бездельничает» — а «не пишет классную работу», не «плохо соображает» — а «не умеет составлять уравнения». Уточняйте факты, выясняйте причины поступков: «шумит и скачет на географии по вторникам, поскольку не успевает успокоиться после долгой перемены».

Не бросайтесь в контратаку, не дослушав. Не реагируйте гневно, если учитель некорректен, держите в уме цель общения: ваша задача — помочь ребенку, а не доказать, что вы круче.

Следующий шаг — определить, что для решения проблемы могут сделать родители, школа и сам ребенок (например, регулярно созваниваться; отправлять в начале урока географии мыть тряпку и стирать с доски). Если учитель отказывается идти навстречу — просите его предложить свои варианты; в некоторых случаях придется обратиться к завучу или директору. К ним лучше идти не с жалобой (если учитель не нарушает своих должностных обязанностей), а с просьбой дать совет, помочь договориться с учителем.

Если договориться не удалось из-за негибкой позиции учителя — следующим шагом может стать жалоба директору или в управление образования.

Иногда, наоборот, стоит поговорить с ребенком и убедиться, что на проблему легче махнуть рукой (дотерпеть до конца года придирки учителя рисования).

А иногда бывает нужно менять школу — особенно если попытки наладить диалог упираются в равнодушие педагогов, а проблема требует срочного решения (например, в ситуации травли ребенка в классе).

Не стоит пытаться разжалобить учителя и ссылаться, например, на диагнозы ребенка. Даже если диагнозы и есть, учителю важно знать другое: как работать с таким учеником в условиях массовой школы. Опишите трудности ребенка (нетерпелив, легко смущается, нуждается в дополнительном времени для ответа и т.п.), расскажите, что помогает вам дома, попросите о помощи в конкретных ситуациях (позволить отвечать устно, отправить умываться, если начинается истерика, и т.п.), спросите, что посоветует педагог. Непременно узнайте, какие сильные стороны есть у вашего ребенка, в чем он успешен.

Иногда поведение действительно выходит за рамки обычного: ребенок поднимает руку на учителя, бросается на одноклассника с циркулем, на уроках ползает под партами и хохочет — это все примеры из жизни. Он и сам не учится, и всему классу не дает, и создает угрозу для безопасности других детей; здесь уходить от диалога со школой — безответственно.

Родителям обязательно надо искать причину такого поведения, а школе — предложить семье обсудить другие возможные формы обучения (семейное, надомное, по индивидуальному учебному плану).

В общем, не бояться учителя — не так уж трудно. Надо научиться видеть в нем человека и своего союзника — и наладить конструктивный диалог. А это не врожденный дар, а наживное умение.

Не будет преувеличением сказать, что от головной боли у ребенка страдает вся семья. Детям не хватает знаний, а иногда и просто слов, чтобы описать свое состояние, понять, что с ним происходит. Естественно, что они пытаются найти понимание и помощь у родителей. А у тех, в свою очередь, тоже не всегда хватает опыта, чтобы адекватно среагировать.

Когда дети начинают испытывать головную боль? Наука пока не знает точного ответа на этот вопрос. Но известно, что дифференцировано воспринимать и описывать свои болевые ощущения ребенок в состоянии лет с 4-5. Именно тогда и начинают фиксироваться первые жалобы на то, что болит голова.

По результатам российских эпидемиологических исследований можно сказать, что детская головная боль – не такой уж редкий гость. В возрасте от 7 до 16 лет ее испытывают 36% девочек и 29% мальчиков, при этом четко обозначены два возрастных пика – 7 лет (начало обучения в школе) и 13-15 лет (половое созревание). Интересно, что до пубертата головная боль – в основном «мальчиковый» симптом, но после 14 лет он прочно и навсегда становится «девочковым».

Впрочем, описано и уникальное состояние, характерное только для школьников. Оно называется «головная боль 8-го сентября».

Школьные годы, они чудесные в основном только в песнях из не столь далекого прошлого. В реальности – это не только освоение громадного массива новой информации, но и противостояние с учителями, со сверстниками, с самим собой, с родными. Борьба за право иметь собственное мнение, пусть и не всегда аргументированное, за право принимать самостоятельные решение, пусть и не всегда правильные. Ну а где борьба, там всегда и стресс. А стресс и головная боль – близнецы-братья, очень редко приходящие по одиночке.

«Боль 8-го сентября» - частный случай варианта головной боли напряжения. После первой недели в школе ребенок жалуется на сильную боль, которая в основном локализуется в области лба, но может захватывать и всю голову. Встречается также такая характеристика: «сдавило как тисками», если, конечно, дите в курсе, что такое тиски.

Откуда берется эта боль? Причина достаточно проста: длительное нахождение в неподвижном состоянии перед экраном монитора, книгой или тетрадью.

Патологическая цепочка тоже просматривается довольно четко. Голова – достаточно тяжелая штука, для удержания ее в вертикальном положении требуется одновременное напряжение пары десятков мышц черепа и шеи. При длительной нагрузке или при неправильной позе, что у школьников встречается сплошь и рядом, подключаются мышцы плечевого пояса и верхней части спины. Происходит сдавление сухожилий мышцами в местах их пересечений, которые называются триггерными точками. Это приводит к выделению особых медиаторов – простагландинов, которые, среди прочих своих эффектов, увеличивают чувствительность нервов, проходящих рядом с триггерными точками. В головной мозг постоянно летит информация: «Больно. Больно! Больно!!!». В конце концов, мозг «поддается на уговоры» и формируется головная боль напряжения.

Если причину, то есть проблему со статическим напряжением мышц, устранить, боль уйдет. Однако если сидение за партой в школе сменяется посиделками дома за компьютером и телевизором, происходит так называемая сенсибилизация головного мозга, когда к формированию головной боли приводит куда меньшая нагрузка, чем раньше. Так формируется хроническая головная боль напряжения, которая встречается у подростков примерно в четверти всех случаев, всерьез конкурируя по распространенности с мигренью.

Теперь, вооруженные всеми этими знаниями, вы без особого труда сможете выстроить тактику борьбы с «головной болью 8-го сентября».

Во-первых, не нужно делать из нее трагедию, тем более – повода освобождать ребенка от школы, тренировок, кружков и прочих видов нагрузки. Наоборот, побуждайте школьника к смене видов активности. Иногда такой подход называют «отдыхом по Павлову», но это некорректно, великий русский физиолог здесь ни при чем, принцип чередования различных видов умственного и физического труда были сформулированы другим выдающимся отечественным ученым – Иваном Михайловичем Сеченовым. Восьмичасовой сон, прогулки на свежем воздухе, физические упражнения – вот основные и наиболее эффективные лекарства от «головной боли 8-го сентября».

Во-вторых, ни в коем случае не пичкайте ребенка анальгетиками. Тот же ибупрофен или парацетамол лишь уменьшают продукцию простагландинов в триггерных точках, давая небольшую отсрочку, но не устраняя причину – вне зависимости от того, что рассказывают в рекламе подобных препаратов. Кроме того, при систематическом приеме обезболивающих может развиться обратный эффект – головная боль будет провоцироваться уже самими препаратами, такая ее разновидность называется абузусной (от лат.abusus – насилие, злоупотребление).

В-третьих, необходимо обращаться к неврологу, если боль не проходит, сопровождается другими симптомами, например, тошнотой, светобоязнью или странными видениями, солнце, воздух и вода от нее не спасают, а лекарства применяются без фанатизма, но и без особого успеха. Не исключено, что в этом случае речь может идти о других разновидностях головных болей, с иной природой и иной тактикой борьбы.

Не обращайте внимание на название статьи, видимо его выдумали для привлечения внимания наибольшего числа людей. После такого заголовка содержание самой статьи приятно порадовало адекватностью и взвешенностью подаваемого материала.

Материал будет полезен не только родителям школьников всех возрастов, но и дошкольников, которые идут в школу в следующем году.


Для удобства разделим всю школу на четыре периода: первый класс, второй-пятый, шестой-восьмой и старшая школа –9 -10-11 классы.

Первый класс

Подготовка к первому году обучения должна начинаться заранее: ваша задача – подобрать школу, которая устроит и вас, и ребёнка. Здесь вам поможет интернет: практически о каждой школе есть немало отзывов, как от родителей, так и от самих учащихся. Но будьте осторожны: иногда это просто сплетни или напротив, заказные отзывы. Но есть и ценные сведения.

Важная веха – первое родительское собрание. Сразу познакомьтесь с классным руководителем, найдите союзников среди родителей, запишите имена всех учителей, завучей и директора. Не лишним будет пройтись по школе и запомнить расположение основных классов и кабинетов.

Конфликтных ситуаций в школе, конечно, не избежать. Всегда обращайтесь в первую очередь к классному руководителю, и лишь затем, при необходимости, к завучу и директору. Помните: вы можете разрешить подавляющее большинство вопросов вдвоем с классным руководителем, избегая крупного скандала.

В дошкольный период ведущей деятельностью для ребёнка является игра, а уже в младшем школьном возрасте она постепенно сменяется на учебную деятельность. Помните, что эта смена не происходит за один день, и иногда давайте своему«взрослому» ребенку играть, как«маленькому» — это необходимо для его развития.

Не игнорируйте физические и психологические проблемы ребёнка. Вот краткий список того, что должен уметь ребёнок, собирающийся в первый класс:

  • знать своё имя, имена своих близких, их пол, свой домашний адрес;
  • иметь минимальные представления об окружающем мире: знать, что такое день и ночь, что является живой, а что – неживой природой, отличать времена года и основные цвета, знать основные правила приличия;
  • уметь связно высказывать свою мысль, строить полноценные предложения, давать элементарный пересказ, например, по картинке или по простой прочитанной сказке.(Обязательно обращайте внимание на речь своего ребенка!);
  • уметь ориентироваться в пространстве: отличать не только понятия вниз и вверх, но и право – лево, близко – далеко, за чем-то – перед чем-то и т. п. ;
  • к первому классу ребенок не обязательно должен уметь считать в столбик или самостоятельно читать художественную литературу. Но счет до десяти и узнавание букв – хороший показатель.

Однако ограничиваться этим списком не стоит: есть смысл обратить внимание и на психологическое состояние ребёнка. Так, если он отказывается отпускать вас из дома(ходить без вас в детский сад), плачет или даже устраивает истерики, говорит, что боится за вас и пытается всегда быть рядом с вами(«прилипчивый ребенок») – время задуматься о его психической готовности к самостоятельной жизни в школе. Эти проявления могут быть чем угодно, от банального манипулирования до тревожного расстройства, но понять это наверняка вам поможет детский психолог, к которому в таком случае просто необходимо обратиться.

Самое главное – формируйте у ребенка мотивацию к учебе и положительное отношение к школе. Критика и сравнения(«А вот Маша уже давно сама делает уроки, а ты?»), угрозы(«Вот пойдешь в школу, там тебя научат!»,«Будешь плохо учиться – никто тебя не будет любить»), заискивания(«Ну, пожалуйста, сделай уроки, а я тебе потом разрешу побольше телевизор посмотреть») не формируют положительного восприятия школы и учебы, в отличие от грамотной и сбалансированной поддержки инициатив и самостоятельности вашего ребенка.

Второй-пятый классы

В этот период часто возникает вопрос:«Нужно ли сидеть вместе с ребёнком и делать уроки?». Если вам важен статус ребёнка, оценки в дневнике и тотальный контроль его деятельности без развития его самостоятельности и ответственности, то ответ – однозначно да. Но будьте готовы делать это всегда и не удивляться, что ребёнок растет инфантильным и безответственным.

Если же целью является получение знаний, формирование самостоятельной и ответственной личности, то важно выбрать уровень контроля, необходимый именно вашему ребенку. Нужно ли сидеть рядом исключительно при подготовке к математике, а домашние задания по русскому и литературе только проверять? Нужно ли быть всегда поблизости от ребенка, но заниматься своими делами, давая ему тем самым и пространство для собственных действий, и возможность в любую минуту задать вам вопрос?

Во многих школах в пятом классе начинается предварительная профилизация(например, детей могут делить на математические и гуманитарные классы). В этом случае в начале года необходимо уделить внимание этому вопросу: поговорите с ребёнком, узнайте, чего хочет он, выясните, какие будут требования, учителя и нагрузка.

Важно грамотно оценить склонности, умения и навыки ребёнка. Ни в коем случае не стоит следовать своим собственным желаниям, мол«я всегда хотел, чтобы мой сын был инженером». Поначалу ребенок ещё соглашается с насаждаемыми требованиями, но чем дальше, тем больше протеста и ссор будет на эту тему.

Шестой-восьмой классы

С переходом ребенка в среднюю школу ведущий вид деятельности постепенно сменяется с познавательного на социальный. Для ребёнка все важнее становится общение со сверстниками, причем чаще всего на данном этапе это так называемое предметное общение: дети чаще обсуждают те или иные события, ситуации, вещи, и реже — морально-этическую составляющую жизни.

На первое место выходит следующий вопрос: пора ли«отпускать» ребенка, или еще рано? И если пора, то как правильно это сделать?

Начинайте привыкать к мысли, что ребенок рано или поздно все равно выйдет из-под вашего влияния, станет взрослым и самостоятельным человеком. Произойдет это в его 20 или 45 лет, относительно безболезненно или через скандалы и разрыв всяческих отношений – зависит от вас.

Отпуская ребенка, вы не становитесь«безответственным родителем», как вам могут сказать учителя или ваши собственные родители. Наоборот: вы поступаете правильно. Ребенок не ваша вещь или игрушка. Напротив, ваша главная родительская обязанность – вырастить из него самодостаточного и взрослого человека.

Степень самостоятельности ребёнка в каждом конкретном возрасте определять вам. Вероятно, не стоит допускать, чтобы ваш ребенок сам решал, делать ему уроки или не делать, до какого часа гулять с друзьями, пить спиртное или не пить и т. п. Но также очевидно, что не стоит сидеть с подростком за уроками так, как вы это делали в первом классе и проверять, почистил ли он зубы перед сном.

Тем не менее, в этом возрасте уже необходимо договариваться о границах дозволенного, а не в ультимативной форме ставить ребенка перед фактом запрета. Младшие подростки лучше придерживаются тех правил, которые, как им кажется, они отчасти сами и установили, чем тех, которые насаждают сверху, и это вам будет только на руку.

Всегда будьте последовательны в тех требованиях и соглашениях, о которых вы договорились с ребенком. Не только из-за того, что это научит подростка верить вашим словам, но еще и потому, что это хорошая модель взрослого, ответственного поведения. Ведь вы же тоже хотите, чтобы он держал свое слово? Тогда и вы держите свое.

Во многих школах, начиная с 8 класса, идет профилизация, часто дети уходят в более сильные школы. Если ваш ребенок из их числа, помните, что на адаптацию к новой ситуации требуется время. Отнеситесь внимательно к его эмоциональному состоянию, постарайтесь быть чуть более лояльным к его поведению, приготовьтесь к временному снижению успеваемости. Однако не следует использовать переход в новую школу и увеличение нагрузки как предлог для того, чтобы полностью перестать контролировать успеваемость вашего ребенка или же начать попустительски относиться к выходкам подростка.

Старшая школа

Девятый класс, как, впрочем, и одиннадцатый, скорее всего, будут тяжелыми и для вас, и для вашего ребенка. В девятом классе очередная смена ведущего вида деятельности(предметное общение сменяется на морально-личностное, а значит, начинается усиленное«самокопание», возникает неуверенность в себе, вкупе с повышенной важностью дружеских и интимных отношений) и идет подготовка к ГИА. В одиннадцатом классе весь год идет подготовка к сдаче ЕГЭ и поступлению в вуз, а значит, повышается и интеллектуальная, и психическая нагрузка.

Основная ошибка в этот период – свою тревогу за будущее ребенка выражать в завышенных требованиях к результатам ГИА(или ЕГЭ), контролировать подготовку, постоянно разговаривать с ребенком только об этом, угрожать и давить на него.

Если представить себе мир старшеклассника, то его – скорее всего – больше волнуют отношения со сверстниками, его статус, привлекательность для противоположного пола. Но все вокруг страшно волнуются – а сдаст ли он ГИА(ЕГЭ)? Учителя много задают, постоянно дают пробные варианты тестов, все время напоминают о том, что экзамен не за горами. Еще бы: от того, насколько успешно ученики сдают экзамен, зависит их дальнейшая судьба. По крайней мере, так всё время твердят взрослые.

Дома родители говорят только об этом и постоянно напоминают о том, что«если не сдашь ГИА(ЕГЭ), то будешь дворником(слесарем, неучем, далее по списку)». Родители и учителя отказываются понимать, что об этом говорят все, каждый день, и единственный способ подростку этого избежать – уйти в«тотальную несознанку». Никому ничего не рассказывать, ничего не делать и всячески вытеснять чужое влияние из своей жизни.

На этом этапе лучше справиться со своей тревогой и стать союзником вашему подростку в борьбе с экзаменами. Быть союзником не означает пустить все на самотек или же отнестись к экзаменам наплевательски. Наоборот, это грамотная оценка того, что в реальности требуется вашему ребенку(будь то ласка и поддержка или же ограничение его общения с новой единственной и неповторимой девушкой, или и то и другое).

Не важно, в какой класс пошёл ваш ребёнок. Главное, что школа – это такой же этап жизни, каким до этого был детский сад, каким после станет обучение в вузе. Так что не стоит излишне истерично относиться к этой десятилетке.

Попробуйте на каждом этапе дружить с ребёнком: это сложнее, чем в каждом возрасте оставаться чересчур серьезным и авторитарным родителем. Постарайтесь расти вместе с ребёнком, быть на одной с ним волне. Это безумно сложно, но, того стоит.

Текст: Анна Серебряная

Эта страница временно не доступна.

                                              – А сколько еще учиться? – спросил Вася у мамы мальчика.

                                                                   – Долго. Одиннадцать лет, — ответила мама.

                                                                             М. Трауб «Дневник мамы первоклассника»

Первый класс – сложный этап в жизни школьника. Зачастую он определяет очень многое: отношение к школе и учебе, самооценку и умение общаться в коллективе. Причем решать ежедневные задачи придется не только ребенку, но и его родителям. И им тоже очень важно не совершать ошибок, самые типичные из которых – ниже.

Недооценивать школьные трудности

Прекрасно читает, считает до ста на английском и знает спутники Земли! Какие могут быть проблемы?», – восклицают родители «подготовленных» детишек. Но между тем, хорошие знания совсем не гарантируют такую же адаптацию. У первоклашек есть проблемы посложнее. Например, как попроситься в туалет на уроке. Что делать, если отстал от класса во время завтрака. Или забыл физкультурную форму. Многие школьные правила для первоклашки – сложны и непонятны. В незнакомой обстановке он теряется, тушуется, пугается. А знания – когда их еще проявишь, если в классе 30 человек, а за выкрик с места не хвалят, а ругают.

В среднем адаптация у школьников длится около двух месяцев. Одни дети капризничают, другие – теряют аппетит, а самые впечатлительные и вовсе могут заболеть. Считается, что у девочек адаптация проходит проще: они быстрее находят друзей, больше тянутся к педагогу, особенно если учительница – яркая, интересная и доброжелательная. В это время особенно важно поддерживать ребенка, подробнее расспрашивать о школьных днях. И при случае вспоминать похожие истории из своего детства, чтобы он знал: ошибки – это нормально, не стыдно и не плохо, просто период такой. Но все будет хорошо: в школе есть трудности, но будет и много радостей.

Делать все за ребенка

Взволнованные мамы и бабушки встречают чадо у школы. Сразу же забирают рюкзак и сменку – тяжело, а он такой маленький. Застегивают куртку. Суют пирожок. «Устал, бедненький?» Дома школьник бросает форму на пол, оставляет ботинки в коридоре – сами уберем, пусть отдохнет. Позже начинается эпопея с уроками – разве ж он справится? Утром первоклашку ждет собранный портфель – сам забудет, не сможет, и вообще пусть поспит подольше. Да и маме (положа руку на сердце) так проще и быстрее. Подобная недооценка возможностей ребенка быстро подавляет его самостоятельность. Родители – так родители. Привычка самому контролировать свою школьную жизнь не вырабатывается. И позже та же мама будет жаловаться: учебники забывает, сам без меня не соберется, уроки делает весь вечер и кое-как. Разумеется, помогать ребенку надо, дозируя помощь по обстоятельствам. Подумайте, что действительно чаду не под силу, а с чем он вполне может справиться. И лучше всего – помощь в организации процесса. Напишите напоминалки, помогите составит режим дня, завести таймер на время домашнего задания, введите привычку ровно в девять проверять портфель на завтра, согласуя содержимое с расписанием урока. Любой контроль должен быть незаметным для ребенка, без снижения его самооценки: «Ну вот опять ты все перепутал! Ничего нельзя поручить!»

Что касается совместного делания уроков, тут тоже поможет четкий алгоритм: с какого предмета начать, по какой схеме делать (прочитал – переписал – прочитал вслух, проверяя ошибки, и пр.) При этом школьник должен четко понимать, кто ответственный за них, а кто – просто помогает, если у самого не получается. Главное – не перепутать! И научить, как любят писать в пособиях «самому получать и анализировать информацию».

Культивировать успешность

В одной из книг по психологии есть такой пример: родители забирают детей из школы и задают разные вопросы. Одни сходу спрашивают: «Что получил?». Другие интересуются, как прошел день, что нового и интересного узнал ребенок. Третьи – не обижал ли его кто, не ругал. Четвертые – не вспотел ли, не замерз, хорошо ли поел в столовой. Исходя из этого, можно сделать вывод: важность каких моментов папы и мамы внушают ребенку. И очень нелегко приходится школьнику, если критерием родительской любви и приятия становятся оценки. Согласно одному из документов Минобразования, в первом классе начальной школы отметки не ставят, чтобы не травмировать детей: допускается лишь словесная оценка. Недопустимы даже звездочки или флажки (Министерство образования РФ, письмо от 25 сентября 2000 г. N 2021/11-13).

Но, к сожалению, это правило соблюдается не везде. Кроме того, по-прежнему существуют грязные и аккуратные тетрадки, правильно и неправильно решенные примеры. Тогда для родителей аналогом отметки становятся именно они.

В этом возрасте эмоциональная близость с папой и мамой очень важна для ребенка. И как быть, если тебя отталкивают из-за школьной неудачи? Одни дети начинают капризничать и протестовать, другие – уходят в себя, третьи падают духом и зачисляют себя в «двоечники». Похвала, деньги и подарки как стимул к учебе – тоже плохой вариант. Любой педагог может рассказать десяток историй о рыдающих детях, вымаливающих ту или иную оценку.

Конечно, стоит отмечать успехи и достижения ребенка, но при этом хвалить работу, а не результат: «Здорово, что ты сам постарался и разобрался!», «Я рада, что ты преодолел страх и смог выступить перед классом!».

Перегружать секциями

Большинству родителей хочется, чтобы ребенок развивался всестороннее, многое умел и знал. Да и сами дети в 7–8 лет уже хотя научится плавать, заниматься карате или танцами, играть на пианино. И вот здесь важно не перестараться, загрузив чадо "от и до". Пользы это не принесет, разве что физическое и эмоциональное переутомление. Выбирая кружки, стоит отдавать предпочтение подвижным занятиям – после пяти уроков в школе идти на рисование или шахматы для подвижного и активного ребенка – просто тяжело. Кроме того, нужно оставить хотя бы один полностью свободный день на неделе – для отдыха и личных дел. 

Критиковать педагога

Не стоит высмеивать школьные правила или осуждать их: «Кому нужна эта форма?», «Что за ерунду ваш учитель придумал?». В этом случае первокласснику будет только сложнее – ведь придется выбирать между мамой и педагогом. Выбор сложный и совсем ненужный. Тем более, что многие дети гордятся своим новым статусом и обязанностями, а фразу «так учитель сказал!» считают почти магической. Стоит ли разочаровывать? Да и требовать серьезного отношения к школе, одновременно высмеивая и критикуя ее – как минимум нелогично. Если школа (педагог, программа) на ваш взгляд действительно ужасны, лучше поменять их. А о мелких недочетах разговаривать без присутствия ребенка. Тем более, что многие простодушные детишки часто повторяют родительские слова в школе – а это никак не способствует формированию отношений с педагогом.

В последнее время увеличивается число детей, испытыва­ющих трудности при усвоении школьной программы. Одной из причин «школьной дезадаптации» является нарушение письменной речи (дисграфия, дислексия и дизорфография). Нарушения письма и чтения являются достаточно распростра­ненными среди учащихся школ, они препятствуют полноценному усвоению школьных знаний. 

Если у ребенка уже есть какие-либо речевые нарушения, либо речевая готовность к школе сформирована недостаточно (Речевая готовность к школе - профилактика нарушений письма и чтения.), то вероятность, что у него возникнут нарушения письма и чтения достаточно высока. Нарушения письменной речи принято обозначать терми­нами «дисграфия», «дислексия» и «дизорфография». Как правило, если у ребенка есть нарушение письма, то и чтение у него тоже "страдает", и наоборот.

Дисграфия проявляется в конце 1го - начале 2го класса, характеризуется стойкими специфическими ошибками на письме, которые могут быть обусловлены как несформированностью устной речи, так и высших психических функций в силу различных причин (от социально-психологических до органической патологии). Ошибки при дисграфии не связаны с усвоением правил русского языка, они кажутся глупыми и нелепыми. Поэтому очень часто родители такие ошибки на письме списывают на невнимательность, лень, стараются дополнительно позаниматься с репетиторами по русскому языку. Но занятия с учителями малоэффективны при нарушениях письменной речи, ребенку необходима помощь школьного логопеда.

Можно выделить следующие группы специфических ошибок письма, не связанных с незнанием грамматических правил:

1. Ошибки, связанные с неправильным звукопроизношением: замены, пропуски букв, соответствующие заменам и пропускам звуков в произношении (шапка – сапка, калтина вместо картина, томик вместо домик, ден место день, мишка-миска и т. д). Иногда замены букв остаются и после их устранения в устной речи. Это можно объяснить тем, что при внутреннем проговаривании у ребёнка ещё нет пока достаточной опоры на правильное артикуляцию.

2. Ошибки на почве нарушения фонемного распознавания (встречаются наиболее часто): замены букв, соответствующих фонетически близким звукам (пишу, как слышу). Такой ребенок может произносить все звуки правильно, но фонематический слух у него будет нарушен (часто у детей с речевыми нарушениями в дошкольном возрасте). Чаще всего на письме наблюдаются замены букв, обозначающих следующие звуки: свистящие – шипящие (с – ш. з – ж,), звонкие – глухие в сильной позиции (настуБила, краЗка, погоТа и др.), твёрдые – мягкие (ч – т’, ч – щ, ч – ш, ц – т, с – ц). Частыми ошибками являются замены гласных даже в ударном положении, особенно акустически и артикуляторно сходных, ошибки, связанные с неправильным обозначении мягкости согласных на письме  (а-я, о-ё, у-ю, о-у, ё-ю: кляАкса, принОс, поЁОтлУблУ, ЮУла,котЮнок ).

3. Ошибки, связанные с нарушением языкового анализа и синтеза (деление предложений на слова, слов на слоги, слогов на звуки и буквы). Это может быть слитное написание слов («пит дрова» - «пилит дрова», «уворот» - «у ворот», «умамы краякофта» - у мамы красная кофта), раздельное написание частей слова («со чинила» – сочинила»), пропуски букв («крова» – «корова», «ратёт» - «растёт», «мика» - «мишка», «лит» - «лист»), добавление гласного («палаток» - платок»), перестановка букв («коно» - окно»), пропуски, перестановки, вставки слогов («кова» - «корова», «палота» - «лопата», «листиточек» - «листочек»).

4. Ошибки, проявляющиеся в аграмматизмах на письме на уровне слова, словосочетания, предложения и текста («влететь» - «налететь», «котята» - «котёнки», «много стулов» - «много стульев»), нарушение предложно-падежных конструкций («на столом» – «на столе», «в кухня» - «в кухне»), пропуски членов предложений, нарушение последовательности слов в предложении.

5. Замены графически сходных букв: л – м, ш – щ, о – а, б – д, в – д, т – ш и др. (сМово, коЩка, Дода, крОска, леДеди, сШупа),  зеркальное написание букв с - е , э - е и др .

При дислексии дети с трудом овладевают навыками чте­ния, оно изобилует многочисленными повторяющимися ошибками, обусловленными несформированностью психи­ческих функций, участвующих в процессе овладения чтением. Ошибки при чтении очень похожи на ошибки на письме, т.к. в целом имеют те же причины. Ребенок пропускает, переставляет, заменяет буквы, сходные акустически и графически, вставляет лишние буквы в слова, недочитывает слова. Естественно, что прочитав таким образом текст, ребенку очень трудно уловить и пересказать его смысл. Кроме того, ребенок читает медленно, как бы "спотыкаясь" в трудных словах, не соблюдает интонацию. Для таких ошибок, как и при дисграфии характерна устойчивость и повторяемость.

Для дизорфографии характерны стойкие ошибки, связан­ные с трудностью усвоения учащимися орфографических уме­ний и навыков и применения их на письме, стойкой неспособ­ности овладеть правилами пунктуации ("патологическая неграмотность"). Как правило, дисграфия в начальной школе при отсутствии коррекции перерастает в дизорфографию в средних и старших классах.

Итак, если вы заметили, что ребенок на письме и при чтении допускает ошибки, которые не подчиняются правилам русского языка и носят стойкий характер, обратитесь к школьному логопеду! При своевременно начатой коррекционной работе велика вероятность успешного преодоления или улучшения письменной речи. Работу по предупреждению и преодолению дисграфии и дислексии проводит школьный логопед с учениками с 1 по 4 кл. Иногда коррекционная работа длится несколько лет (бывает с 1го по 4класс).

Если у вас возникли вопросы, буду рада помочь, в т.ч. электронными материалами.

Как сделать лава-лампу? Вырастить бобы в коробке? Устроить настоящую шпионскую игру? Надуть шарик с помощью пищевой соды? Изучайте науки в игровой форме!

Должен ли ребенок учиться летом? Или можно потратить все каникулы на отдых? Эти опыты и развивающие игры будут интересные даже тем детям, которые не любят сидеть на уроках в школе.

Изучаем физику и химию на каникулах

  • «Резиновые» кости

    Вам понадобится несколько куриных косточек: вымойте их, чтобы удалить остатки мяса, положите в банку, залейте уксусом и закройте крышкой. Через три дня достаньте косточки, снова промойте. Они гнутся! Кислота растворила кальций. Вот почему в рационе должны быть молоко и творог: кости нашего скелета при недостатке кальция поведут себя так же!

  • Меняем цвет!

    Игры, опыты, эксперименты

    Опыт от Профессора Николя (nik-show.ru): сок краснокочанной капусты обладает удивительным свойством менять цвет в зависимости от кислотности среды, в которую попадает. Понадобится кочан красной капусты, блендер (чтобы добыть из нее сок и развести водой), уксус, пищевая сода и лимон. Раствор сока и воды разлейте по трем стаканам, в каждый добавьте соду, сок, уксус и наблюдайте за изменением цвета. А еще с помощью капустного сока можно приготовить необычную – зеленую! – яичницу-глазунью (просто добавьте сок в белок).

  • Шарик-самонадувайка

    Игры, опыты, эксперименты

    Опыт из книжной серии «Простая наука» (simplescience.ru): налейте в бутылку с узким горлышком уксус, добавьте 1 чайную ложку соды и 2 чайных ложки лимонного сока. Теперь быстро наденьте шарик на горлышко бутылки: он будет надуваться сам! Пищевая сода и сок лимона, смешанные с уксусом, вступают в химическую реакцию, выделяют углекислый газ и создают давление, которое и надувает шарик.

  • Самый прочный пакет

    Игры, опыты, эксперименты

    Опыт от Профессора Николя (nik-show.ru): налейте воду в прозрачный пластиковый пакетик с зип-застежкой, возьмите хорошо заточенный карандаш и аккуратно проткните пакет – так, чтобы карандаш прошел через обе стенки. Вода не выливается потому, что полиэтилен состоит из полимеров – эластичный материал плотно охватывает карандаш.

  • Танцующая жидкость

  • Смешайте кукурузный крахмал с водой (2 части крахмала + 1 часть воды). Получилась неньютоновская жидкость, не поддающаяся законам обычных жидкостей: вещество меняет свою вязкость в зависимости от силы и скорости воздействия. Теперь возьмите аудиосистему с крупным сабвуфером, застелите его пищевой пленкой, вылейте на нее 2–3 столовые ложки жидкости и включите погромче ритмичную музыку. Звуковые волны вызовут настоящую дискотеку! Совет: пленку слегка растягивайте пальцами. Если в танцующую жидкость добавить пищевой краситель – будет более зрелищно!
  • Лава-лампа

    Игры, опыты, эксперименты

    Опыт из книжной серии «Простая наука» (simplescience.ru). В высокий прозрачный бокал налейте сок или окрашенную воду (на треть объема). Сверху аккуратно добавьте растительное масло, затем опустите в бокал шипучую витаминку и наблюдайте, как пузырьки поднимаются вверх и лопаются. Сок или вода не смешиваются с маслом – жидкость плотнее и располагается снизу. Всплывающий газ «шипучки» подхватывает часть сока, а затем пузырьки, оторвавшись от газа, снова тонут. Очень красиво!

  • Летающий чайный пакетик

    Возьмите чайный пакетик (не заваренный!), вытряхните из него заварку. Отрежьте от пакетика верхнюю и нижнюю часть и расправьте его так, чтобы получился цилиндр. Поставьте цилиндр на тарелку и аккуратно подожгите сверху: пепел стремительно взмоет вверх благодаря тепловой волне.

Игра в слова

  • «Северный полюс». Ведущий начинает игру, произнося фразу «Я еду на Северный полюс и беру с собой…» – тут надо указать, что именно он берет, но предмет должен соответствовать задуманным ведущим условиям (например, собаку – значит, берем животных, топор – инструменты). Задача других игроков – по очереди «ехать на полюс», а ведущий соглашается взять с собой того, кто угадал принцип выбора.
  • «Данетки». Игрокам предлагается финал истории, а они должны, задавая ведущему наводящие вопросы (отвечать можно только «да» и «нет»), восстановить сюжет. Например, такая история: «У братьев-близнецов спрашивают: «Вы двойняшки?» – «Нет», – отвечают они. Как такое возможно? (Ответ: они тройняшки.)
  • Третий лишний. Игроки по очереди называют друг другу группы предметов или явлений (по три слова): от остальных требуется угадать, что именно в этой группе «лишнее», и обязательно объяснить почему. Для усложнения игры «лишним» может быть четвертый или пятый предмет.

Жизнь растений

  • Бобы в коробке. Замочите фасоль в воде, а когда появятся первые ростки, переложите их в коробку из-под CD-диска (не забудьте проделать в ней 5–6 дырочек для воздуха) с влажной ватой. Скоро вы увидите, как ростки увеличиваются – и стремятся при этом именно к отверстиям, пропускающим воздух.
  • Игры, опыты, эксперименты
  • Узоры на яблоке. Выберите небольшое красное яблоко, которое еще не созрело. Не срывая его с ветки, наклейте на кожуру вырезанное из бумаги сердечко или букву (можно использовать клей на основе крахмала). Когда яблоко созреет – любуйтесь контрастным рисунком.
  • Необычные цветы. В прозрачную вазу налейте воду и добавьте пищевой краситель или цветные чернила – так, чтобы вода полностью изменила цвет. Теперь поставьте в воду цветы и наблюдайте, как окрашенная жидкость поднимается по капиллярам, меняет цвет лепестков.

Шпионские игры

  • Невидимые чернила Для создания тайных посланий друг другу можно использовать молоко, лимонный сок или раствор пищевой соды (1/3 стакана горячей воды + 2 ч. л. соды). Напишите послание на листе белой бумаги, дождитесь, пока буквы высохнут. Чтобы прочитать письмо, нужно прогладить его горячим утюгом или подержать над горящей свечкой.
  • Перископ Прибор позволит заглянуть за угол, оставшись при этом незамеченными. Понадобится пустой пакет из-под сока (или туба из-под чипсов), два небольших зеркальца и пластилин или двусторонний скотч. Внутри пакета или тубы, у самых краев, разместите зеркальца под углом 45 градусов – так, чтобы они «смотрели» друг на друга. В упаковке прорежьте отверстия, чтобы видеть отражения. Объекты за углом будут отражаться в верхнем зеркале, а вы их будете видеть с помощью нижнего. Здорово!

Здравствуйте, проблема вот в чем:моему племяннику 7 лет, сестра напугана потому что сын сал проявлять излишнюю нежность. Стал гладить ей руки, живот, целоветь говоря какая у нее нежная кожа, задремав она проснулась от того что сын ей гладил соски. Помогите грамотно объяснить или что вообще делать? Спасибо