Неделю назад моего мужа сбила машина. Эту неделю как-то держалась, а это стало так плохо и беспросветно. Очень хочется его обнять. Сказать, как сильно я его люблю! Мы так с ним ссорились по моей вине и я столько злого ему сказала. Умоляю, помогите! У кого такое было? Как пережить? Я потеряла единственного человека, который меня по настоящему понимал и любил. Сил просто нет...

Здравствуйте. У нас 2 детей. Две девочки. Старшей 8 лет. Младшей 5. В последние дни у нас обе одновременно (возможно даже по сговору) выясняют вопрос откуда берутся дети. Точней они знают, что ребенок растем у мамы в животе, что для того, чтоб он там появился нужен папа. Они знают, что для рождения детей мама и папа любят друг друга и папины клеточки оказываются у мамы в животе. Так вот теперь их интересует вопрос КАК ИМЕННО КЛЕТОЧКИ ПОПАДАЮТ К МАМЕ В ЖИВОТ. Не знаю, были ли до этого ошибки в объяснении процесса рождения детей, но даже если и были назад не вернешь. Как лучше объяснить детям интересующих их вопрос. Старшая даже объяснила почему они так сильно интересуются, они хотят сделать так, чтоб мама еще родила и думают может они смогут чем то помочь.

Людмила Петрановская. Травмы поколений.

Как же она все-таки передается, травма?

Понятно, что можно всегда все объяснить «потоком», «переплетениями», «родовой памятью» и т. д. , и, вполне возможно, что совсем без мистики и не обойдешься, но если попробовать? Взять только самый понятный, чисто семейный аспект, родительско-детские отношения, без политики и идеологии. О них потом как-нибудь.

Живет себе семья. Молодая совсем, только поженились, ждут ребеночка. Или только родили. А может, даже двоих успели. Любят, счастливы, полны надежд. И тут случается катастрофа. Маховики истории сдвинулись с места и пошли перемалывать народ. Чаще всего первыми в жернова попадают мужчины. Революции, войны, репрессии – первый удар по ним.

И вот уже молодая мать осталась одна. Ее удел – постоянная тревога, непосильный труд (нужно и работать, и ребенка растить), никаких особых радостей. Похоронка, «десять лет без права переписки», или просто долгое отсутствие без вестей, такое, что надежда тает. Может быть, это и не про мужа, а про брата, отца, других близких. Каково состояние матери? Она вынуждена держать себя в руках, она не может толком отдаться горю. На ней ребенок (дети), и еще много всего. Изнутри раздирает боль, а выразить ее невозможно, плакать нельзя, «раскисать» нельзя. И она каменеет. Застывает в стоическом напряжении, отключает чувства, живет, стиснув зубы и собрав волю в кулак, делает все на автомате. Или, того хуже, погружается в скрытую депрессию, ходит, делает, что положено, хотя сама хочет только одного – лечь и умереть. Ее лицо представляет собой застывшую маску, ее руки тяжелы и не гнутся. Ей физически больно отвечать на улыбку ребенка, она минимизирует общение с ним, не отвечает на его лепет. Ребенок проснулся ночью, окликнул ее – а она глухо воет в подушку. Иногда прорывается гнев. Он подполз или подошел, теребит ее, хочет внимания и ласки, она когда может, отвечает через силу, но иногда вдруг как зарычит: «Да, отстань же», как оттолкнет, что он аж отлетит. Нет, она не на него злится – на судьбу, на свою поломанную жизнь, на того, кто ушел и оставил и больше не поможет.

Только вот ребенок не знает всей подноготной происходящего. Ему не говорят, что случилось (особенно если он мал). Или он даже знает, но понять не может. Единственное объяснение, которое ему в принципе может прийти в голову: мама меня не любит, я ей мешаю, лучше бы меня не было. Его личность не может полноценно формироваться без постоянного эмоционального контакта с матерью, без обмена с ней взглядами, улыбками, звуками, ласками, без того, чтобы читать ее лицо, распознавать оттенки чувств в голосе. Это необходимо, заложено природой, это главная задача младенчества. А что делать, если у матери на лице депрессивная маска? Если ее голос однообразно тусклый от горя, или напряжено звенящий от тревоги?

Пока мать рвет жилы, чтобы ребенок элементарно выжил, не умер от голода или болезни, он растет себе, уже травмированный. Не уверенный, что его любят, не уверенный, что он нужен, с плохо развитой эмпатией. Даже интеллект нарушается в условиях депривации. Помните картину «Опять двойка»? Она написана в 51. Главному герою лет 11 на вид. Ребенок войны, травмированный больше, чем старшая сестра, захватившая первые годы нормальной семейной жизни, и младший брат, любимое дитя послевоенной радости – отец живой вернулся. На стене – трофейные часы. А мальчику трудно учиться.

Конечно, у всех все по-разному. Запас душевных сил у разных женщин разный. Острота горя разная. Характер разный. Хорошо, если у матери есть источники поддержки – семья, друзья, старшие дети. А если нет? Если семья оказалась в изоляции, как «враги народа», или в эвакуации в незнакомом месте? Тут или умирай, или каменей, а как еще выжить?

Идут годы, очень трудные годы, и женщина научается жить без мужа. «Я и лошадь, я и бык, я и баба, и мужик». Конь в юбке. Баба с яйцами. Назовите как хотите, суть одна. Это человек, который нес-нес непосильную ношу, да и привык. Адаптировался. И по-другому уже просто не умеет. Многие помнят, наверное, бабушек, которые просто физически не могли сидеть без дела. Уже старенькие совсем, все хлопотали, все таскали сумки, все пытались рубить дрова. Это стало способом справляться с жизнью. Кстати, многие из них стали настолько стальными – да, вот такая вот звукопись – что прожили очень долго, их и болезни не брали, и старость. И сейчас еще живы, дай им Бог здоровья.

В самом крайнем своем выражении, при самом ужасном стечении событий, такая женщина превращалась в монстра, способного убить своей заботой. И продолжала быть железной, даже если уже не было такой необходимости, даже если потом снова жила с мужем, и детям ничего не угрожало. Словно зарок выполняла.

Ярчайший образ описан в книге Павла Санаева «Похороните меня за плинтусом».

А вот что пишет о «Страшной бабе» Екатерина Михайлова («Я у себя одна» книжка называется): «Тусклые волосы, сжатый в ниточку рот…, чугунный шаг… Скупая, подозрительная, беспощадная, бесчувственная. Она всегда готова попрекнуть куском или отвесить оплеуху: «Не напасешься на вас, паразитов. Ешь, давай!»…. Ни капли молока не выжать из ее сосцов, вся она сухая и жесткая…» Там еще много очень точного сказано, и если кто не читал эти две книги, то надо обязательно.

Самое страшное в этой патологически измененной женщине – не грубость, и не властность. Самое страшное – любовь. Когда, читая Санаева, понимаешь, что это повесть о любви, о такой вот изуродованной любви, вот когда мороз-то продирает. У меня была подружка в детстве, поздний ребенок матери, подростком пережившей блокаду. Она рассказывала, как ее кормили, зажав голову между голенями и вливая в рот бульон. Потому что ребенок больше не хотел и не мог, а мать и бабушка считали, что надо. Их так пережитый голод изнутри грыз, что плач живой девочки, родной, любимой, голос этого голода перекрыть не мог.

А другую мою подружку мама брала с собой, когда делала подпольные аборты. И она показывала маленькой дочке полный крови унитаз со словами: вот, смотри, мужики-то, что они с нами делают. Вот она, женская наша доля. Хотела ли она травмировать дочь? Нет, только уберечь. Это была любовь.

А самое ужасное – что черты «Страшной бабы» носит вся наша система защиты детей до сих пор. Медицина, школа, органы опеки. Главное – чтобы ребенок был «в порядке». Чтобы тело было в безопасности. Душа, чувства, привязанности – не до этого. Спасти любой ценой. Накормить и вылечить. Очень-очень медленно это выветривается, а нам-то в детстве по полной досталось, няньку, которая половой тряпкой по лицу била, кто не спал днем, очень хорошо помню.

Но оставим в стороне крайние случаи. Просто женщина, просто мама. Просто горе. Просто ребенок, выросший с подозрением, что не нужен и нелюбим, хотя это неправда и ради него только и выжила мама и вытерпела все. И он растет, стараясь заслужить любовь, раз она ему не положена даром. Помогает. Ничего не требует. Сам собой занят. За младшими смотрит. Добивается успехов. Очень старается быть полезным. Только полезных любят. Только удобных и правильных. Тех, кто и уроки сам сделает, и пол в доме помоет, и младших уложит, ужин к приходу матери приготовит. Слышали, наверное, не раз такого рода рассказы про послевоенное детство? “Нам в голову прийти не могло так с матерью разговаривать!” — это о современной молодежи. Еще бы. Еще бы. Во-первых, у железной женщины и рука тяжелая. А во-вторых — кто ж будет рисковать крохами тепла и близости? Это роскошь, знаете ли, родителям грубить.

Травма пошла на следующий виток.

***

Настанет время, и сам этот ребенок создаст семью, родит детей. Годах примерно так в 60-х. Кто-то так был «прокатан» железной матерью, что оказывался способен лишь воспроизводить ее стиль поведения. Надо еще не забывать, что матерей-то многие дети не очень сильно и видели, в два месяца – ясли, потом пятидневка, все лето – с садом на даче и т . д. То есть «прокатывала» не только семья, но и учреждения, в которых «Страшных баб» завсегда хватало.

Но рассмотрим вариант более благополучный. Ребенок был травмирован горем матери, но вовсе душу ему не отморозило. А тут вообще мир и оттепель, и в космос полетели, и так хочется жить, и любить, и быть любимым. Впервые взяв на руки собственного, маленького и теплого ребенка, молодая мама вдруг понимает: вот он. Вот тот, кто наконец-то полюбит ее по-настоящему, кому она действительно нужна. С этого момента ее жизнь обретает новый смысл. Она живет ради детей. Или ради одного ребенка, которого она любит так страстно, что и помыслить не может разделить эту любовь еще на кого-то. Она ссорится с собственной матерью, которая пытается отстегать внука крапивой – так нельзя. Она обнимает и целует свое дитя, и спит с ним вместе, и не надышится на него, и только сейчас, задним числом осознает, как многого она сама была лишена в детстве. Она поглощена этим новым чувством полностью, все ее надежды, чаяния – все в этом ребенке. Она «живет его жизнью», его чувствами, интересами, тревогами. У них нет секретов друг от друга. С ним ей лучше, чем с кем бы то ни было другим.

И только одно плохо – он растет. Стремительно растет, и что же потом? Неужто снова одиночество? Неужто снова – пустая постель? Психоаналитики тут бы много чего сказали, про перемещенный эротизм и все такое, но мне сдается, что нет тут никакого эротизма особого. Лишь ребенок, который натерпелся одиноких ночей и больше не хочет. Настолько сильно не хочет, что у него разум отшибает. «Я не могу уснуть, пока ты не придешь». Мне кажется, у нас в 60-70-е эту фразу чаще говорили мамы детям, а не наоборот.

Что происходит с ребенком? Он не может не откликнуться на страстный запрос его матери о любви. Это выше его сил. Он счастливо сливается с ней, он заботится, он боится за ее здоровье. Самое ужасное – когда мама плачет, или когда у нее болит сердце. Только не это. «Хорошо, я останусь, мама. Конечно, мама, мне совсем не хочется на эти танцы». Но на самом деле хочется, ведь там любовь, самостоятельная жизнь, свобода, и обычно ребенок все-таки рвет связь, рвет больно, жестко, с кровью, потому что добровольно никто не отпустит. И уходит, унося с собой вину, а матери оставляя обиду. Ведь она «всю жизнь отдала, ночей не спала». Она вложила всю себя, без остатка, а теперь предъявляет вексель, а ребенок не желает платить. Где справедливость? Тут и наследство “железной” женщины пригождается, в ход идут скандалы, угрозы, давление. Как ни странно, это не худший вариант. Насилие порождает отпор и позволяет-таки отделиться, хоть и понеся потери.

Некоторые ведут свою роль так искусно, что ребенок просто не в силах уйти. Зависимость, вина, страх за здоровье матери привязывают тысячами прочнейших нитей, про это есть пьеса Птушкиной «Пока она умирала», по которой гораздо более легкий фильм снят, там Васильева маму играет, а Янковский – претендента на дочь. Каждый Новый год показывают, наверное, видели все. А лучший – с точки зрения матери – вариант, если дочь все же сходит ненадолго замуж и останется с ребенком. И тогда сладкое единение можно перенести на внука и длить дальше, и, если повезет, хватит до самой смерти.

И часто хватает, поскольку это поколение женщин гораздо менее здорово, они часто умирают намного раньше, чем их матери, прошедшие войну. Потому что стальной брони нет, а удары обиды разрушают сердце, ослабляют защиту от самых страшных болезней. Часто свои неполадки со здоровьем начинают использовать как неосознанную манипуляцию, а потом трудно не заиграться, и вдруг все оказывается по настоящему плохо. При этом сами они выросли без материнской внимательной нежной заботы, а значит, заботиться о себе не привыкли и не умеют, не лечатся, не умеют себя баловать, да, по большому счету, не считают себя такой уж большой ценностью, особенно если заболели и стали «бесполезны».

Но что-то мы все о женщинах, а где же мужчины? Где отцы? От кого-то же надо было детей родить?

С этим сложно. Девочка и мальчик, выросшие без отцов, создают семью. Они оба голодны на любовь и заботу. Они оба надеются получить их от партнера. Но единственная модель семьи, известная им – самодостаточная «баба с яйцами», которой, по большому счету, мужик не нужен. То есть классно, если есть, она его любит и все такое. Но по-настоящему он ни к чему, не пришей кобыле хвост, розочка на торте. «Посиди, дорогой, в сторонке, футбол посмотри, а то мешаешь полы мыть. Не играй с ребенком, ты его разгуливаешь, потом не уснет. Не трогай, ты все испортишь. Отойди, я сама» И все в таком духе. А мальчики-то тоже мамами выращены. Слушаться привыкли. Психоаналитики бы отметили еще, что с отцом за маму не конкурировали и потому мужчинами себя не почувствовали. Ну, и чисто физически в том же доме нередко присутствовала мать жены или мужа, а то и обе. А куда деваться? Поди тут побудь мужчиной…

Некоторые мужчины находили выход, становясь «второй мамой». А то и единственной, потому что сама мама-то, как мы помним, «с яйцами» и железом погромыхивает. В самом хорошем варианте получалось что-то вроде папы дяди Федора: мягкий, заботливый, чуткий, все разрешающий. В промежуточном – трудоголик, который просто сбегал на работу от всего от этого. В плохом – алкоголик. Потому что мужчине, который даром не нужен своей женщине, который все время слышит только «отойди, не мешай», а через запятую «что ты за отец, ты совершенно не занимаешься детьми» (читай «не занимаешься так, как Я считаю нужным»), остается или поменять женщину – а на кого, если все вокруг примерно такие? – или уйти в забытье.

С другой стороны, сам мужчина не имеет никакой внятной модели ответственного отцовства. На их глазах или в рассказах старших множество отцов просто встали однажды утром и ушли – и больше не вернулись. Вот так вот просто. И ничего, нормально. Поэтому многие мужчины считали совершенно естественным, что, уходя из семьи, они переставали иметь к ней отношение, не общались с детьми, не помогали. Искренне считали, что ничего не должны «этой истеричке», которая осталась с их ребенком, и на каком-то глубинном уровне, может, были и правы, потому что нередко женщины просто юзали их, как осеменителей, и дети были им нужнее, чем мужики. Так что еще вопрос, кто кому должен. Обида, которую чувствовал мужчина, позволяла легко договориться с совестью и забить, а если этого не хватало, так вот ведь водка всюду продается.

Ох, эти разводы семидесятых — болезненные, жестокие, с запретом видеться с детьми, с разрывом всех отношений, с оскорблениями и обвинениями. Мучительное разочарование двух недолюбленных детей, которые так хотели любви и счастья, столько надежд возлагали друг на друга, а он/она – обманул/а, все не так, сволочь, сука, мразь… Они не умели налаживать в семье круговорот любви, каждый был голоден и хотел получать, или хотел только отдавать, но за это – власти. Они страшно боялись одиночества, но именно к нему шли, просто потому, что, кроме одиночества никогда ничего не видели.

В результате – обиды, душевные раны, еще больше разрушенное здоровье, женщины еще больше зацикливаются на детях, мужчины еще больше пьют.

У мужчин на все это накладывалась идентификация с погибшими и исчезнувшими отцами. Потому что мальчику надо, жизненно необходимо походить на отца. А что делать, если единственное, что о нем известно – что он погиб? Был очень смелым, дрался с врагами – и погиб? Или того хуже – известно только, что умер? И о нем в доме не говорят, потому что он пропал без вести, или был репрессирован? Сгинул – вот и вся информация? Что остается молодому парню, кроме суицидального поведения? Выпивка, драки, сигареты по три пачки в день, гонки на мотоциклах, работа до инфаркта. Мой отец был в молодости монтажник-высотник. Любимая фишка была – работать на высоте без страховки. Ну, и все остальное тоже, выпивка, курение, язва. Развод, конечно, и не один. В 50 лет инфаркт и смерть. Его отец пропал без вести, ушел на фронт еще до рождения сына. Неизвестно ничего, кроме имени, ни одной фотографии, ничего.

Вот в таком примерно антураже растут детки, третье уже поколение.

В моем классе больше, чем у половины детей родители были в разводе, а из тех, кто жил вместе, может быть, только в двух или трех семьях было похоже на супружеское счастье. Помню, как моя институтская подруга рассказывала, что ее родители в обнимку смотрят телевизор и целуются при этом. Ей было 18, родили ее рано, то есть родителям было 36-37. Мы все были изумлены. Ненормальные, что ли? Так не бывает!

Естественно, соответствующий набор слоганов: «Все мужики – сволочи», «Все бабы – суки», «Хорошее дело браком не назовут». А что, жизнь подтверждала. Куда ни глянь…

Но случилось и хорошее. В конце 60-х матери получили возможность сидеть с детьми до года. Они больше не считались при этом тунеядками. Вот кому бы памятник поставить, так автору этого нововведения. Не знаю только, кто он. Конечно, в год все равно приходилось отдавать, и это травмировало, но это уже несопоставимо, и об этой травме в следующий раз. А так-то дети счастливо миновали самую страшную угрозу депривации, самую калечащую – до года. Ну, и обычно народ крутился еще потом, то мама отпуск возьмет, то бабушки по очереди, еще выигрывали чуток. Такая вот игра постоянная была – семья против «подступающей ночи», против «Страшной бабы», против железной пятки Родины-матери. Такие кошки-мышки.

А еще случилось хорошее – отдельно жилье стало появляться. Хрущобы пресловутые. Тоже поставим когда-нибудь памятник этим хлипким бетонным стеночкам, которые огромную роль выполнили – прикрыли наконец семью от всевидящего ока государства и общества. Хоть и слышно было все сквозь них, а все ж какая-никакая – автономия. Граница. Защита. Берлога. Шанс на восстановление.

Третье поколение начинает свою взрослую жизнь со своим набором травм, но и со своим довольно большим ресурсом. Нас любили. Пусть не так, как велят психологи, но искренне и много. У нас были отцы. Пусть пьющие и/или «подкаблучники» и/или «бросившие мать козлы» в большинстве, но у них было имя, лицо и они нас тоже по своему любили. Наши родители не были жестоки. У нас был дом, родные стены.

Не у всех все одинаково, конечно, были семье более и менее счастливые и благополучные.

Но в общем и целом.

Короче, с нас причитается.

***

Итак, третье поколение. Не буду здесь жестко привязываться к годам рождения, потому что кого-то родили в 18, кого-то – в 34, чем дальше, тем больше размываются отчетливые «берега» потока. Здесь важна передача сценария, а возраст может быть от 50 до 30. Короче, внуки военного поколения, дети детей войны.

«С нас причитается» — это, в общем, девиз третьего поколения. Поколения детей, вынужденно ставших родителями собственных родителей. В психологи такое называется «парентификация».

А что было делать? Недолюбленные дети войны распространяли вокруг столь мощные флюиды беспомощности, что не откликнуться было невозможно. Поэтому дети третьего поколения были не по годам самостоятельны и чувствовали постоянную ответственность за родителей. Детство с ключом на шее, с первого класса самостоятельно в школу – в музыкалку – в магазин, если через пустырь или гаражи – тоже ничего. Уроки сами, суп разогреть сами, мы умеем. Главное, чтобы мама не расстраивалась. Очень показательны воспоминания о детстве: «Я ничего у родителей не просила, всегда понимала, что денег мало, старалась как-то зашить, обойтись», «Я один раз очень сильно ударился головой в школе, было плохо, тошнило, но маме не сказал – боялся расстроить. Видимо, было сотрясение, и последствия есть до сих пор», «Ко мне сосед приставал, лапать пытался, то свое хозяйство показывал. Но я маме не говорила, боялась, что ей плохо с сердцем станет», «Я очень по отцу тосковал, даже плакал потихоньку. Но маме говорил, что мне хорошо и он мне совсем не нужен. Она очень злилась на него после развода». У Дины Рубинной есть такой рассказ пронзительный «Терновник». Классика: разведенная мама, шестилетний сын, самоотверженно изображающий равнодушие к отцу, которого страстно любит. Вдвоем с мамой, свернувшись калачиком, в своей маленькой берлоге против чужого зимнего мира. И это все вполне благополучные семьи, бывало и так, что дети искали пьяных отцов по канавам и на себе притаскивали домой, а мамочку из петли вытаскивали собственными руками или таблетки от нее прятали. Лет эдак в восемь.

А еще разводы, как мы помним, или жизнь в стиле кошка с собакой» (ради детей, конечно). И дети-посредники, миротворцы, которые душу готовы продать, чтобы помирить родителей, чтобы склеить снова семейное хрупкое благополучие. Не жаловаться, не обострять, не отсвечивать, а то папа рассердится, а мама заплачет, и скажет, что «лучше бы ей сдохнуть, чем так жить», а это очень страшно. Научиться предвидеть, сглаживать углы, разряжать обстановку. Быть всегда бдительным, присматривать за семьей. Ибо больше некому.

Символом поколения можно считать мальчика дядю Федора из смешного мультика. Смешной-то смешной, да не очень. Мальчик-то из всей семьи самый взрослый. А он еще и в школу не ходит, значит, семи нет. Уехал в деревню, живет там сам, но о родителях волнуется. Они только в обморок падают, капли сердечные пьют и руками беспомощно разводят.

Или помните мальчика Рому из фильма«Вам и не снилось»? Ему 16, и он единственный взрослый из всех героев фильма. Его родители – типичные «дети войны», родители девочки – «вечные подростки», учительница, бабушка… Этих утешить, тут поддержать, тех помирить, там помочь, здесь слезы вытереть. И все это на фоне причитаний взрослых, мол, рано еще для любви. Ага, а их всех нянчить – в самый раз.

Так все детство. А когда настала пора вырасти и оставить дом – муки невозможной сепарации, и вина, вина, вина, пополам со злостью, и выбор очень веселый: отделись – и это убьет мамочку, или останься и умри как личность сам.

Впрочем, если ты останешься, тебе все время будут говорить, что нужно устраивать собственную жизнь, и что ты все делаешь не так, нехорошо и неправильно, иначе уже давно была бы своя семья. При появлении любого кандидата он, естественно, оказывался бы никуда не годным, и против него начиналась бы долгая подспудная война до победного конца. Про это все столько есть фильмов и книг, что даже перечислять не буду.

Интересно, что при всем при этом и сами они, и их родители воспринимали свое детство как вполне хорошее. В самом деле: дети любимые, родители живы, жизнь вполне благополучная. Впервые за долгие годы – счастливое детство без голода, эпидемий, войны и всего такого.

Ну, почти счастливое. Потому что еще были детский сад, часто с пятидневкой, и школа, и лагеря и прочие прелести советского детства, которые были кому в масть, а кому и не очень. И насилия там было немало, и унижений, а родители-то беспомощные, защитить не могли. Или даже на самом деле могли бы, но дети к ним не обращались, берегли. Я вот ни разу маме не рассказывала, что в детском саду тряпкой по морде бьют и перловку через рвотные спазмы в рот пихают. Хотя теперь, задним числом, понимаю, что она бы, пожалуй, этот сад разнесла бы по камешку. Но тогда мне казалось – нельзя.

Это вечная проблема – ребенок не критичен, он не может здраво оценить реальное положение дел. Он все всегда принимает на свой счет и сильно преувеличивает. И всегда готов принести себя в жертву. Так же, как дети войны приняли обычные усталость и горе за нелюбовь, так же их дети принимали некоторую невзрослость пап и мам за полную уязвимость и беспомощность. Хотя не было этого в большинстве случаев, и вполне могли родители за детей постоять, и не рассыпались бы, не умерли от сердечного приступа. И соседа бы укоротили, и няньку, и купили бы что надо, и разрешили с папой видеться. Но – дети боялись. Преувеличивали, перестраховывались. Иногда потом, когда все раскрывалось, родители в ужасе спрашивали: «Ну, почему ты мне не сказал? Да я бы, конечно…» Нет ответа. Потому что – нельзя. Так чувствовалось, и все.

Третье поколение стало поколением тревоги, вины, гиперотвественности. У всего этого были свои плюсы, именно эти люди сейчас успешны в самых разных областях, именно они умеют договариваться и учитывать разные точки зрения. Предвидеть, быть бдительными, принимать решения самостоятельно, не ждать помощи извне – сильные стороны. Беречь, заботиться, опекать.

Но есть у гиперотвественности, как у всякого «гипер» и другая сторона. Если внутреннему ребенку военных детей не хватало любви и безопасности, то внутреннему ребенку «поколения дяди Федора» не хватало детскости, беззаботности. А внутренний ребенок – он свое возьмет по-любому, он такой. Ну и берет. Именно у людей этого поколения часто наблюдается такая штука, как «агрессивно-пассивное поведение». Это значит, что в ситуации «надо, но не хочется» человек не протестует открыто: «не хочу и не буду!», но и не смиряется «ну, надо, так надо». Он всякими разными, порой весьма изобретательными способами, устраивает саботаж. Забывает, откладывает на потом, не успевает, обещает и не делает, опаздывает везде и всюду и т. п. Ох, начальники от этого воют прямо: ну, такой хороший специалист, профи, умница, талант, но такой неорганизованный…

Часто люди этого поколения отмечают у себя чувство, что они старше окружающих, даже пожилых людей. И при этом сами не ощущают себя «вполне взрослыми», нет «чувства зрелости». Молодость как-то прыжком переходит в пожилой возраст. И обратно, иногда по нескольку раз в день.

Еще заметно сказываются последствия «слияния» с родителями, всего этого «жить жизнью ребенка». Многие вспоминают, что в детстве родители и/или бабушки не терпели закрытых дверей: «Ты что, что-то скрываешь?». А врезать в свою дверь защелку было равносильно «плевку в лицо матери». Ну, о том, что нормально проверить карманы, стол, портфель и прочитать личный дневник… Редко какие родители считали это неприемлемым. Про сад и школу вообще молчу, одни туалеты чего стоили, какие, нафиг, границы… В результате дети, выросшие в ситуации постоянного нарушения границ, потом блюдут эти границы сверхревностно. Редко ходят в гости и редко приглашают к себе. Напрягает ночевка в гостях (хотя раньше это было обычным делом). Не знают соседей и не хотят знать – а вдруг те начнут в друзья набиваться? Мучительно переносят любое вынужденное соседство (например, в купе, в номере гостиницы), потому что не знают, не умеют ставить границы легко и естественно, получая при этом удовольствие от общения, и ставят «противотанковые ежи» на дальних подступах.

А что с семьей? Большинство и сейчас еще в сложных отношения со своими родителями (или их памятью), у многих не получилось с прочным браком, или получилось не с первой попытки, а только после отделения (внутреннего) от родителей.

Конечно, полученные и усвоенный в детстве установки про то, что мужики только и ждут, чтобы «поматросить и бросить», а бабы только и стремятся, что «подмять под себя», счастью в личной жизни не способствуют. Но появилась способность «выяснять отношения», слышать друг друга, договариваться. Разводы стали чаще, поскольку перестали восприниматься как катастрофа и крушение всей жизни, но они обычно менее кровавые, все чаще разведенные супруги могут потом вполне конструктивно общаться и вместе заниматься детьми.

Часто первый ребенок появлялся в быстротечном «осеменительском» браке, воспроизводилась родительская модель. Потом ребенок отдавался полностью или частично бабушке в виде «откупа», а мама получала шанс таки отделиться и начать жить своей жизнью. Кроме идеи утешить бабушку, здесь еще играет роль многократно слышанное в детстве «я на тебя жизнь положила». То есть люди выросли с установкой, что растить ребенка, даже одного – это нечто нереально сложное и героическое. Часто приходится слышать воспоминания, как тяжело было с первенцем. Даже у тех, кто родил уже в эпоху памперсов, питания в баночках, стиральных машин-автоматов и прочих прибамбасов. Не говоря уже о центральном отоплении, горячей воде и прочих благах цивилизации. «Я первое лето провела с ребенком на даче, муж приезжал только на выходные. Как же было тяжело! Я просто плакала от усталости» Дача с удобствами, ни кур, ни коровы, ни огорода, ребенок вполне здоровый, муж на машине привозит продукты и памперсы. Но как же тяжело!

А как же не тяжело, если известны заранее условия задачи: «жизнь положить, ночей не спать, здоровье угробить». Тут уж хочешь – не хочешь… Эта установка заставляет ребенка бояться и избегать. В результате мама, даже сидя с ребенком, почти с ним не общается и он откровенно тоскует. Нанимаются няни, они меняются, когда ребенок начинает к ним привязываться – ревность! – и вот уже мы получаем новый круг – депривированого, недолюбленного ребенка, чем-то очень похожего на того, военного, только войны никакой нет. Призовой забег. Посмотрите на детей в каком-нибудь дорогом пансионе полного содержания. Тики, энурез, вспышки агрессии, истерики, манипуляции. Детдом, только с английским и теннисом. А у кого нет денег на пансион, тех на детской площадке в спальном районе можно увидеть. «Куда полез, идиот, сейчас получишь, я потом стирать должна, да?» Ну, и так далее, «сил моих на тебя нет, глаза б мои тебя не видели», с неподдельной ненавистью в голосе. Почему ненависть? Так он же палач! Он же пришел, чтобы забрать жизнь, здоровье, молодость, так сама мама сказала!

Другой вариант сценария разворачивает, когда берет верх еще одна коварная установка гиперотвественных: все должно быть ПРАВИЛЬНО! Наилучшим образом! И это – отдельная песня. Рано освоившие родительскую роль «дяди Федоры» часто бывают помешаны на сознательном родительстве. Господи, если они осилили в свое время родительскую роль по отношению к собственным папе с мамой, неужели своих детей не смогут воспитать по высшему разряду? Сбалансированное питание, гимнастика для грудничков, развивающие занятия с года, английский с трех. Литература для родителей, читаем, думаем, пробуем. Быть последовательными, находить общий язык, не выходить из себя, все объяснять, ЗАНИМАТЬСЯ РЕБЕНКОМ.

И вечная тревога, привычная с детства – а вдруг что не так? А вдруг что-то не учли? а если можно было и лучше? И почему мне не хватает терпения? И что ж я за мать (отец)?

В общем, если поколение детей войны жило в уверенности, что они – прекрасные родители, каких поискать, и у их детей счастливое детство, то поколение гиперотвественных почти поголовно поражено «родительским неврозом». Они (мы) уверены, что они чего-то не учли, не доделали, мало «занимались ребенком (еще и работать посмели, и карьеру строить, матери-ехидны), они (мы) тотально не уверенны в себе как в родителях, всегда недовольны школой, врачами, обществом, всегда хотят для своих детей больше и лучше.

Несколько дней назад мне звонила знакомая – из Канады! – с тревожным вопросом: дочка в 4 года не читает, что делать? Эти тревожные глаза мам при встрече с учительницей – у моего не получаются столбики! «А-а-а, мы все умрем!», как любит говорить мой сын, представитель следующего, пофигистичного, поколения. И он еще не самый яркий, так как его спасла непроходимая лень родителей и то, что мне попалась в свое время книжка Никитиных, где говорилось прямым текстом: мамашки, не парьтесь, делайте как вам приятно и удобно и все с дитем будет хорошо. Там еще много всякого говорилось, что надо в специальные кубики играть и всяко развивать, но это я благополучно пропустила :smile: Оно само развилось до вполне приличных масштабов.

К сожалению, у многих с ленью оказалось слабовато. И родительствовали они со страшной силой и по полной программе. Результат невеселый, сейчас вал обращений с текстом «Он ничего не хочет. Лежит на диване, не работает и не учится. Сидит, уставившись в компьютер. Ни за что не желает отвечать. На все попытки поговорить огрызается». А чего ему хотеть, если за него уже все отхотели? За что ему отвечать, если рядом родители, которых хлебом не корми – дай поотвечать за кого-нибудь? Хорошо, если просто лежит на диване, а не наркотики принимает. Не покормить недельку, так, может, встанет. Если уже принимает – все хуже.

Но это поколение еще только входит в жизнь, не будем пока на него ярлыки вешать. Жизнь покажет.

Чем дальше, чем больше размываются «берега», множатся, дробятся, причудливо преломляются последствия пережитого. Думаю, к четвертому поколению уже гораздо важнее конкретный семейный контекст, чем глобальная прошлая травма. Но нельзя не видеть, что много из сегодняшнего дня все же растет из прошлого.


Добрый день. Буду стараться описать все кратко, но история запутанная. Я в браке 2 года, есть общий сын - 1,3, у мужа от первого брака есть дочь - будет 11 лет. Муж в разводе скоро 4 года. Когда мы познакомились (на работе) он был женат, я начала замечать проявление его интереса ко мне достаточно быстро после знакомства, но наши отношения были сугубо в рамках (я была интерном, а он был моим врачом-наставником), потом мы стали общаться как друзья. Отношения в семье у него никогда не ладились (не только по рассказам мужа, но и друзей-коллег, а в дальнейшем и его родствеников) - он настоял на свадьбе, поскольку бывшая супруга была в положении, она долго отказывала, но под настойчивостью мужа сдалась. Вся дальнейшая жизнь была полна ссорами и скандалами - выгоняла она его из дому за 7 лет брака около 4 раз на длительное время, регулярно угрожала разводом, один раз был достоверный и нескрываемый факт романа на стороне - сама об этом рассказала и сказала даже, что консультировалась по поводу развода с юристом, но что-то у них с тем мужчиной не сложилось и она "вернулась" в семью. Муж, с моей точки зрения, все время вел себя как тряпка - они жили вместе и он даже не пытался выяснить отношения в момент измены и просто надеялся, что она одумается. Есть весомый психологический фактор - у него на щеке лимфангиома, которая приводит к косметологическому дефекту, поэтому он все время считал себя "уродом" (его слова), а БЖ этим пользовалась и всячески внушала ему, что она снизошла до брака с ним и никого другого он никогда не найдет (перефразированные ее слова и демонстративное поведение). Поэтому сейчас мне не удивительно, что он потянулся ко мне (на моем месте могла быть любая другая женщина, которая по человечески к нему бы относилась, личную симпати именно ко мне я тоже не отбрасываю). Через какое-то время он признался мне в любви (отношений с ним у меня до этого не было) и мы продолжили общаться как друзья, пока медсестра с работы "не предупредила" жену, за чем последовало выяснение отношений и он решил уйти и подавать на развод. К тому времени я уехала жить в другой город, он ко мне периодически приезжал - на развод подала БЖ, а мой муж никак не мог определится, что же ему нужно и хочет ли он этого развода, к слову БЖ, тоже не хотела и таким образом пугала и ждала извинений. Их развели и он осознал, что хочет быть с семьей, она это тоже осознала и благосклонно позволила начать умалять о прощении. Наши отношения полностью прекратились за исключением пары его звонков. Через год я вернулась в Киев, они уже окончательно были не вместе, за период нашего необщения он к ней возвращался, была беременность и аборт, у нее параллельно с моим мужем был роман с другим человеком (Сергей) (поэтому отец неизвестен), а к тому моменту, когда вернулась я - был роман с Сергеем и другим состоятельным мужчиной. Но мой муж все равно надеялся на то, что она одумается и примет его обратно - регулярно ездил к дочери и оставался там ночевать. Точкой была просьба БЖ приехать побыть с дочерью, а она в то время пошла на свидание и вернулась под утро. С тех пор он начал ухаживать за мной, долгое время я не хотела иметь с ним отношений, но поскольку были чувства, то мы начали встречаться. Даже в момент уже наших отношений у него была ностальгия за той семьей, я неоднократно думала все прекратить, но постепенно все наладилось. Мы стали жить вместе и поженились. До сих пор в момент, когда БЖ остается без кавалера, она манипулируя чувствами дочери, пытается вернуть моего мужа.

Теперь самое важное - девочка, насколько это возможно, развод восприняла нормально (ей было 7 лет) - сама говорила, что мама и папа очень сильно ругались. Когда я с ней познакомилась, у нас сложились хорошие отношения - она часто ездила к нам и ей нравилось у нас жить, даже просила папу забрать ее насовсем. В течении нашей семейной жизни были моменты, когда мой муж косвенно ставил свою БЖ и дочь выше, чем меня. Один из таких примеров - будучи в положении, я просила сьездить отдохнуть на море, но нам были нужны деньги на другое дело и муж мне отказал. Через некоторое время он сказал, что мы поедем, так-как БЖ попросила взять дочь отдохнуть. Решили с целью экономии ехать в Одессу. Я абсолютно сама нашла нам жилье, купила билеты и организовала поездку (половина денег были мои). После этого мой муж говорит, что посоветуется с БЖ готова ли та отпустить дочку отдыхать в таких спартанских условиях - я сняла квартиру, но на минутку, в центре города - до Деррибасовской максимум 10 мин пешком, а потом еще сокрушался, что ему стыдно везти дочь на отдых к которому она не привыкла (Крым, Греция, Турция, Болгария), девочке же все потом понравилось. Мне обидно, что я не заслужила никакого отдыха, а дочь достояна только заграничных курортов :cry: . Плюс сам отдых был посвящен ей, а я чувствовала себя третьей лишней, но не скажу, что муж не старался всем угодить, просто все равно было так, как хотелось дочери (она даже попросила, ненавязчиво, спать вместе с папой, а я спала отдельно). Потом еще были такие моменты, но не так выражены. Я вижу, что мой муж чувствует вину перед дочерью и пытается все это компенсировать по другому.

Я прошу прощения за длинный рассказ, но мне хочется мнения со стороны и эти детали важны. 1. Мне уже легче, но до сих пор я не могу полностью доверять своему мужу и в моем отношении к нему уже нет той искренности, которая была до того, как он некрасиво со мной поступил (имею ввиду историю возвращения в бывшую семью, я не описывала, но обьективно со мной он поступил подло, просто не хочу совсем уж все наружу выставлять). Я сейчас вижу по его поступкам, что он меня любит, он все время говорит, что я для него очень дорога, но есть какой-то блокиратор во мне и меня ни слова, ни поступки уже так не трогают, часто вобще не вызывая никаких эмоций. Меня это пугает - я хочу быть искренней и открытой со своим мужем, а не могу. Как быть?

2. У БЖ отношения не сложились, хоть выше упомянуттый Сергей предлагал ей неоднократно жениться - она отказывала, я думаю из-за того, что он таксист (она и мужа моего упрекала, что он недостаточно зарабатывает и они не так хорошо живут, как она хочет). И сейчас, когда дочь, подрасла она начнет рассказывать, свою точку зрения на развод, в которой конечно во всем виновата я. Я уже чувствую холодность со стороны ребенка - как мне в данной ситуации себя вести?

3. Может ли 11-летняя девочка быть неискренней? Просто она нам говорит не очень хорошие вещи о маме, а маме обо мне (сразу скажу, что не вижу в этом трагедии) и это вызывает мое подсознательное отчуждение от нее. Даже, когда она меня обнимает, я чувствую, как каменеет мое тело и не могу ничего поделать, а ведь ребенок тоже может это понять.

4. Как быть в бытовом плане - допустимо ли делать замечания и попросить за собой убрать? Просто она часто ведет себя очень неаккуратно, то ложку в меде положит на скатерть или подоконник, то устроит потоп в ванной и т.д Меня просто приучали за собой убирать - я понимаю, что она еще ребенок, но своего ребенка я буду просить за собой убирать. А тут как быть, чтоб не было мысли, что я придираюсь?

Буду благодарна за советы и личный опыт!!!

Старшему сыну 6 лет, малышке 2.5. У старшего очередной скачок - он активно осваивает новые умелки: считать, читать, писать, исправляем звукопроизношение. И начались истерики. Топает ногами, кричит, обижается. Мальчик возбудимый, активный, шебутной. Младшая копирует поведение. И вот на меня уже топают ногами 2 ребенка, 2 ребенка поджимают губы, складывают руки и мычат. Как не прибить старшего?! Уже неделю цирк этот. Убрали планшет и ТВ совсем. Вчера были гости, сегодня в садике - истерика с "Я в тебя скамейку брошу!!". В саду копается с одеванием, но при этом нормально себя ведет. Я на грани :cry:

Ребята, посоветуйте как правильно себя вести. 2 мальчика, разница 1.6. Старший все время норовит укусить, ударить младшего. Уже что не говорили- ничего не помогает.

Хочу поднять тему очень болезненную, серьёзную и не простую, тему развода и его влияние на малыша (мальчик). Говорить хотела бы о разводе цивилизованном, где отец будет иметь свободный доступ к малышу, где не будет что-то типа "Твой папа козел и поэтому....", так как папа на самом деле не козел совсем. Я понимаю, что однозначного ответа на мой вопрос нет и что в любом случае для ребенка это травма, но все же жить только из-за ребенка получится очень врядли да и нужно ли.... Поделитесь обоснованными мыслями на счет вопроса: "В каком возрасте малышу будет легче пережить развод родителей?", возможно кто-то опытом поделится.

Мне очень важно поговорить на эту тему. Я сама выросла в семье в которой мама сколько я себя помню уходила от отца и я всегда была на её стороне, я была за развод, несмотря на то, что мой папа не пропоица и не поднимал руку на маму.

Об Ольге Троицкой

Более 20 лет психотерапевтической практики.

Основное направление – семейный психолог. Дипломированный семейный системный терапевт.

Телесно-ориентированный терапевт.

Сертифицированный международный тренер по образовательной кинесиологии.

Имеет десятилетний опыт работы в театре, где занималась вопросами психологического восприятия спектаклей подростками.

Научный психолог (работа по исследованию зрительного восприятия во Всесоюзном Институте технической эстетики, отделение эргономики)

Руководитель программы по образовательной кинесиологии в Центре Развития Межличностных Коммуникаций. На последних этапах ведет мастер-классы по более сложным методикам работы.

Образование:

Высшее, Московский Государственный Университет, факультет психологии

Дополнительное образование:

  • Cемейная терапия (преподаватель - Ханна Вайнер, президент международной ассоциации семейных терапевтов)
  • «Телесные методы работы с травмой» (Институт травмы США по методу Питер Левин)
  • Образовательная кинесиология (Институт Поля Денисона)
  • Терапия системных решений по методу Берта Хеллингера (преподаватели – Берт Хеллингер и его ученики)
  • Арт-терапия
  • Программа «Юнгианская работа с тенью» (Shadow Work)
  • Тай-чи (Школа Садовника)


1/11 как делают мальчиков


2/11 муж и женщина


3/11 делай, как мы - родительские послания


4/11 родословной дерево - яблоко от яблони


5/11 с больной головы на здоровую


6/11 чужой среди своих - подросток в семье


7/11 все о мужчине, женщине и семье


8/11 роли, в которые играют люди


9/11 от семьи не уйдешь


10/11 голова против тела


11/11 гимнастика мозга

Здравствуйте! Пребываю в отчаянии, очень надеюсь на вашу помощь. Даже не знаю, с чего начать.... В общем, у нас сложились очень непростые отношения с моей мамой. В некоторых моментах мне понятны причины наших ссор, иногда не очень, но я хочу, чтобы отношения у нас улучшились.

Мама у меня очень хорошая. Эмоциональная, даже чрезмерно, всегда принимает любую информацию близко к сердцу, даже если она о посторонних людях.

Она очень требовательная, такая, знаете, "это надо сделать вот так, именно вот таким способом и именно вот с таким выражением лица". Иначе куча обид, что ее не слушают и не воспринимают ее слова, а ведь она хочет как лучше... Она прирожденный психолог, и умеет так сказать, что либо ты делаешь то, что она просит, либо чувствуешь огромную вину перед ней за то, что не делаешь этого.... я по детству всегда велась на эти фразы, но в силу своего характера я частенько делала по своему, поэтому у меня всегда было чувство вины перед мамой.

Я всегда старалась соответствовать родительским ожиданиям, серебряная медаль, красный диплом, второе высшее, со второго курса подрабатывала, чтобы не просить у родителей денег. Потом устроилась на престижную (по их мнению) работу в банке. Даже муж у меня такой, о котором мама когда-то говорила мне (в силу определенных семейных обстоятельств очень часто возникал разговор о том, что не нужно выбирать красавчиков себе в мужья, типа они только гулять умеют, нужно выбирать надежного, чтобы быть за ним как за каменной стеной и т.д.). Муж у меня вполне обычной внешности, с мозгами, стремится всегда достичь большего, достаточно хорошо зарабатывает, мне с ним удобно и комфортно. НО. Почему-то я всегда в ее глазах не такая, как надо. Всегда все не так. И муж не такой, как надо. И детей мы не так воспитываем.

У меня сложились достаточно хорошие отношения со свекровью, мы конечно долго притирались друг к другу, она очень своеобразный человек (работала учителем географии, считалась сильным педагогом, учеников всегда стоила, очень строгая, прозвище в школе всегда было "змея" :grin: ученики ее боялись, но потом всегда с теплотой вспоминали). Так вот, после рождения первого ребенка мы с ней вообще почти перестали общаться, чтобы не ругаться. Но со временем приноровились друг к другу, и после рождения второго ребенка общаемся душа в душу. Она перестала лезть ко мне с замечаниями, перестала давать свои наставления. Говорит теперь "ты и сама умная, знаешь как правильно сделать". Я в свою очередь не так агрессивно, как раньше, реагирую на надетые штаны и носки у детей, когда они у бабушки, не цепляюсь к ее словам, если что-то не так говорит. Ну и т.д., думаю принцип понятен.

Не понимаю, почему это не работает с моей мамой. Ведь она всю жизнь меня знает, а свекровь всего 8 лет.... Мама теперь обижается, говорит со злостью "ну и спроси у своей мамочки", "они тебя подмяли под себя" и прочие обидные вещи. Вообще частенько пытается меня поддеть, вывести из себя. Я не понимаю, для чего :cry: вообще после знакомства с мужем я стала более уравновешенная, спокойная, ко всему стараюсь подходить с минимумом эмоций. Мама называет это равнодушием.... типа муж и вся его семья такие. А мне реально больше нравится эта черта в них, мне кажется мне этого всегда не хватало. А еще какой-то собранности, пунктуальности (в них в семье прям пунктик на этом, а у нас всегда было все на авось, никто никогда не строил планов на день, неделю и т.п.)

Ну и собственно, после чего у нас отношения совсем испортились. Это наше с мужем отношение к воспитанию детей. Ксения (4 года) достаточно тяжелый в плане воспитания ребенок, очень своенравная, самостоятельная. У нее очень рано начался кризис 3 лет (психолог в садике это подтвердила), в год и 7 мес. Продолжался он очень долго, очень тяжело, с каждодневными истериками, плюс еще бешеная ревность после рождения второго ребенка. В общем, окончательно все прелести кризиса прошли только после 4 лет. Учитывая, что мы еще и начитались Комаровского :grin: мы типа старались быть вожаками стаи.... и все время строили ребенка. А после рождения Насти (сейчас год и 4 мес ей) как мы ни старались, но все равно Ксении стало доставаться больше, чем до рождения сестры. Потому что поводов с ее стороны стало больше, больше хулиганства и непослушания :cry: А моя мама всегда очень трепетно относилась к Ксюше, и после того, как она увидела пару эпизодов, она всячески упрекает нас с мужем в нашей родительской несостоятельности. например, все только пришли с улицы, папа с работы, моя мама зашла в гости. Накрываем на стол, ксюха тут же на кухне начинает строить пирамиды из стульев, паровозы, залезать на них в самых неестественных позах, падать, орать, дергать меня. Муж быстренько переодевается-умывается, помогает мне накрывать. Настя либо играет на полу, либо сидит в своем стульчике. Мама моя в это время по быстренькому что-нибудь помогает по хозяйству, что видит. Так вот, Ксюша балуется, делаем ей замечание, в ответ ор, истерики, пытаемся успокоить, орет еще больше. В итоге относим к ней комнату, типа наказана, сиди тут 3 минуты. Выслушали потом от моей мамы, какие мы плохие родители, не занимаемся ребенком, и все такое. И ничего, что мы до этого 2 часа с ней гуляли.

От родителей мужа моя мама требует, чтобы относилиськ старшей внучке по-другому (хотя она почти не видит как они на самом деле к ней относятся, выводы делает лишь на основе общих посиделок 4-5 раза в год на днях рождениях). С ними поругалась на этой почве, с мужем моим поругалась, со мной постоянно ругается. У нее всегда одни эмоции, причем при детях. Я стараюсь при них не ругаться, она мне потом выговаривает, что "я молчала в тряпочку, когда ее обижали" (муж разговаривал с мамой, а я с детьми в другой комнате специально была, чтобы они этого не слышали.)

Ходила я к маме, поговорить наедине. Типа давай поговорим спокойно. В ответ "ах как ты вообще можешь спокойно говорить, когда такое происходит...." и снова куча негатива мне в ответ.....

Все, решила не ругаться, ведь это моя мама, я должна любить ее и принимать такой, какая она есть. Общаемся по телефону. Сегодня ходили с ней и ксюшей на спектакль. Поругались после спектакля.... Причина - мы не такуюобувь купили Ксюше. Я почти всегда беру на закупках в интернете обувь, чтобы нормальная фирма была, и со скидкой, поэтому дома много обуви навырост. Сегодня одели одну пару из таких, они велики ей оказались, но торопились, решили оставить как есть. Объяснила это маме. Говорит " надо купить новые". Киваю, соглашаюсь. "Ты всегда только киваешь и не делаешь, что я прошу. Ребенку надо купить нормальную обувь". Опять киваю "да, ты права, я же уже согласилась. Мы купим ей новые сапоги в размер". Начинает наезжать "Да когда вы их купите, опять через интернет будешь заказывать, пока придут, уже лето пройдет. Никто никогда не заказывает обувь детяи в интернете, это глупо. Обувь нужно мерить. Пойдем сейчас купим ей наконец-то нормальную обувь на рынке"

Задевают слова наконец-то, и то, что опять командует, решает за нас, что нам нужно делать. Говорю, на рынке не буду ребенку обувь брать Начинаю закипать и придираться к словам "почему ты говоришь, что никто не покупает обувь через интернет? У меня есть куча примеров. А почему ты говоришь, что никто детям обувь так не покупает? У тебя много знакомых детей? У нас половина наших знакомых именно так и покупают детям"

В ответ охает, ахает, психует. Еще пара комментариев типа "ну и иди тогда к своей мамочке, она же тебя понимает" (про свекровь). Все, опять поругались :cry:

Мне хочется нормально общаться с мамой, как раньше. надо было наверное пойти сегодня и купить эту чертову обувь. Но подобные разговоры у нас часто возникают, то ей не нравилось, что я мало ем, типа очень худая, то наезжала, что мы после переезда не можем поставить Ксюшке шведскую стенку, то почему вы шкаф никак на балкон не поставите, это же так просто, теперь вот не так воспитываем и обувь не такую покупаем. Я же не могу под все эти капризы подстраиваться, у нас своя жизнь, и мы сами решаем, что , как и когда мы будем делать.

Если кто дочитал до конца, благодарю. Если еще кто-то сможет помочь советом, вообще буду признательна. Потому что сама в замешательстве и большом расстройстве.

P.S. Вдруг понадобится информация. еще у мамы не очень хорошие отношения со своей матерью, у меня прохладные отношения с братом младшим. Мама в разводе с отцом больше 10 лет. У мужа в семье все спокойно, но очень сильный авторитет мамы, чрезмерный.

Всем добрый вечер! Прошу вашего совета.

Ситуация следующая - сыну три года. Посещает детский сад, речь активно развивается, обычный мальчик. По характеру обидчивый, довольно внимательный, упрямый иногда, присутствует небольшая ревность к сестренке (но не критично). С сестрой и играет и дерется, умеет делиться игрушками и также может играть сам.

Семья у нас полная. Живем мирно, бывало что ругались при детях несколько раз. Папа работает, я с мл дочкой дома.

Проблема - Лёня просто отвратительно начинает вести себя при гостях (когда к нам приходят. Редко, пару раз в месяц) Конкретно так - начинает прыгать с дивана на гостей, залезает на подоконник и прыгает просто на пол, швыряет вещи в головы нам и гостям, начинает говорить мне "хватит говорить" и орет мне в ухо, подбегает к людям и бьет кулаком по ногам, открывает шкаф и вываливает всю одежду.

ТАКОГО ПОВЕДЕНИЯ НЕТ В ОБЫЧНОЙ ЖИЗНИ

и ругала и объясняла, и игнор и гости замечания делали. Бесполезно. Начинает повторять мои слова громко и смеяться. Даже шлепала, тогда орет громко и показушно.

Вообще я заметила что любит работать на публику, если заведется то надолго. Орет и кричит "меня обидели".

Чем я строже тем он хуже делает и без гостей, начинаю ласково и мягко совсем сладу нет :sad:

Помогите пожалуйста, а то дочка повторяет все за ним тут же :sad:

Доброго времени суток! Назрел у меня невеселый и трудный вопрос. Как говорить о разводе родителей с детьми 3 лет. Получается, что в этом возрасте они уже многое понимают, но в данном вопросе явно не достаточно. Вообщем, даже не знаю с чего начать этот разговор. Пыталась читать в инете, в основном пишут о том, как говорить, говорить, что детей все равно очень любят. Это все понятно, но что конкретно говорить? Мама и папа что? Кто и родителей должен говорить? Не представляю, честно говоря. Немного о ситуации. Все пока проходит максимально цивилизовано, без скандалов и криков. Надеюсь удастся сохранить хорошие отношения. Поделитесь, пожалуйста, мыслями или ссылками. Буду очень признательна.

не могу я..устала..мне нужна помощь..бабушка (мама моя) кивает на мужа...муж кивает на маму..я крайняя..дела не делаются..крокодил не ловится...лежу в темноте..реву..из собеседников дети..детям я нужна чтобы умыть-подмыть-покормить-покормить...мужу нужна чтобы покормить-обстирать-одеть-ублажить..никто не интересуется моим состоянием...это ж блажь..дурью маюсь от безделья, право...удавиться?..так смысла нет..я как белка в колесе с двумя весь день..сколько раз за каждым прибрать надо..А муж не применет вечером сделать акцент на том, что пол "засран"..а еще он устал..с претензией, ведь он работал весь день и хотел бы придя домой отдохнуть..я уже пару раз сказала ему - дети маленькие, хочешь отдохнуть иди к маме вечером..может и правда так лучше будет?? Отдохнуть..не физически, а психологически?  Останаливает страх что мы на пути к развалу...

Муж, отец четырех девочек, и одного мальчика — о наиболее важных уроках, которые приобрел за 12 лет брака.

За 12 лет брака мы с женой многое повидали.
Мы поженились до того, как я закончил колледж. В скором времени завели первого ребенка. Я закончил колледж. Новый ребенок. Два выкидыша. Еще четверо детей. Когда родился самый младший, у нас было пять детей в возрасте до 8 лет.

Владели четырьмя домами. Снимали дом и квартиру где-то между этим. Пять различных работ с четырьмя различными компаниями. Жили в четырех городах.

Во многих отношениях жизнь была на ускоренной перемотке вперед.

В ходе этих 12 лет мы многое узнали. О самих себе. Друг о друге. О значимости брака. И о том, почему за него следует бороться.

Мы были молоды, влюблены и готовились к свадьбе. Когда она сказала «да» нам было чуть за двадцать. Но это все не значит, что мы были готовы к браку.

Через 12 лет мы уяснили для себя 12 вещей о браке:

1. 50/50 ожидания ведут к разочарованию.
Некоторое время мы рассматривали брак как игру. Соревнование. Если я делают это – тебе следует делать вот это. Встреть меня в середине поля здесь, сделай чуть больше вот здесь. Если ты сделаешь 20 вещей – то я сделаю 20 вещей. Это разновидность игры. Но настоящая работа делается тогда, когда один из вас не может дойти до середины. Когда дополнительную милю нужно пройти другому. Может быть, соотношение составляет 90/10, если супруг болен или находится в депрессии. Не смотрите на брак как на цифры. Таким образом, всегда кто-то теряет.

2. Сохраняйте жизнь приключениям.
В самом начале романа с Бруки я постоянно старался. Мы совершали длинные прогулки, ужинали при свечах, я много работал, чтобы завоевать ее. Когда на нас навалились годы и обязательства, я давал огню между нами умереть много раз. Бороться за то, чтобы этот огонь не гас, это не обязательно поездка в Париж, это может быть неожиданная вылазка в местный отель, внезапно нанятая няня для детей на вечер или даже написанная вручную записка. Найдите в своем браке место для приключений.

3. В первую очередь целуйте друг друга.
Я не совершенен в этом, но я стараюсь целовать Бруки сразу же, когда прихожу домой с работы. До того, как я целую своих детей. Такие мелкие детали на самом деле имеют огромное значение. Для меня быть первоклассным отцом важно, но еще важнее быть первоклассным мужем. Иначе мы превратимся в соседей по дому, которые сообща растят детей.

4. Выдержка – вот зачастую лучшее описание для любви.
Было легко любить Бруки, когда мы были молодоженами. Легко ей было любить меня во времена комфорта. Но намного сложнее бороться за любовь, когда вы теряете ребенка. Или терпите огромные финансовые неудачи. Или признаетесь в действительно отвратительном своем секрете. Сказки хороши для кино, но реальная жизнь часто сбивает с толку, она хаотична и беспорядочна. Проявите терпение, когда становится сложно.

5. Реальная жизнь состоит из маленьких моментов.
Рождение ребенка, покупка дома мечты… Пики брака велики. Однако большая часть дней – повседневная рутина. Я виноват в том, что пропустил множество маленьких моментов, пока работал для того, чтобы реализовать большие. Я понял, что жизнь происходит как раз в эти маленькие моменты. Теперь я учусь любить путешествие так же сильно, как пункт назначения.

6. Близость и присутствие – это не одно и то же.
Прийти домой пораньше, нанять сиделку, чтобы пойти с женой на свидание и даже отпуск – это все классные вещи. Но быть физически ближе – это еще не значит быть ближе эмоционально. Для меня эмоциональная близость – это вместо того, чтобы постоянно пялиться в айфон, смотреть в глаза своей жене, а вместо просматривания Инстаграмма и чтения Твиттера — слушать ее сердце. Когда у вас есть возможность быть вместе физически, будьте также вместе в эмоциональном плане.

7. Сравнение убивает вашу радость.
В эпоху, когда люди постоянно выставляют в социальные сети отредактированные фасады своей жизни, легко почувствовать, что ваш брак – отстой. Как будто вас обыграла семья Джонс. Когда я начинаю сравнивать наши счета в банке, дом, поведение детей и брак с другими через далекую линзу – я уже в проигрыше. Это лишает меня радости. Всегда будут другие, у кого больше… не играйте в эту игру.

8. У каждого из вас есть возможность все бросить.
Мы все знаем браки, которые заканчиваются болью, а не праздником. Развод вместо танцев на 50-й годовщине свадьбы. Мы с Бруки понимаем, что бывают дни, когда гораздо проще сдаться, чем продолжать бороться. Но каждый день мы продолжаем выбирать друг друга. Мы по-прежнему честны относительно того, где мы не правы. Потому что оно того стоит.

9. Берите инициативу в свои руки во благо другого.
Мы часто в нашей семье обсуждаем, являемся ли мы теми, кто дает, или, напротив, теми, кто склонен брать. Даем ли мы и служим? Или только берем и используем? Я убежден, что куда лучше провести жизнь, когда ты служишь во благо другого.

10. Живите в сообществе.
Брак – сложная и тяжелая штука, но, вместе с тем, он прекрасен и стоит того. Когда вы живете в изоляции – всегда есть соблазн сдаться. Но когда вы окружены семьей и друзьями, которые знают о ваших сильных сторонах и вашей борьбе, вы чувствуете постоянную поддержку.

11. Простишь ли ты меня?
Давайте признаем это: в браке мы бываем несправедливы друг к другу чаще, чем готовы в этом сознаться. Мы лжем во спасение, мы забываем про важные даты, мы злимся. Миллион других примеров. Вместо того, чтобы переносить вину на другого или уклоняться от ответственности, спрашивайте «Ты простишь меня?», тогда ваш брак становится крепче. Именно этот вопрос, куда больше, чем «Я извиняюсь», ведет к примирению.

12. Любовь побеждает.
Этот список может быть очень длинным. Я не затронул такие вещи, как честность, необходимость выкраивать время для свиданий и подчеркивать сильные стороны партнера. Но все списки мира не укрепят брак настолько, насколько это делает любовь. В конце концов, любовь побеждает. Она побеждает все. Она устраняет сомнения. Она помогает справиться со страхом. Она толкает на великие поступки. Любовь побеждает.

Случайно стала свидетелем телефонного разговора. Женщина с гордостью рассказывала, что не разговаривает с мужем уже неделю. Этим она наказывает его за выходные, которые он провел с друзьями, потому что для него друзья важнее, чем семья. Наверное, она ждет, что он сам поймет свою ошибку. Сомневаюсь.

Лучше бы она рассказала, как она любит его и как ей нравится проводить время с ним, заниматься домашними делами вместе. Объяснила бы, чего она ждет от него и попросить его помощи. Еще раз повторяю. Она сама ждет, она сама хочет, она сама мечтает. Основная ошибка, которая мешает супругам услышать друг друга, — это постоянные попытки требовать «как должно быть» вместо того, чтобы просить о том, чего лично хотелось бы.

Поверьте, пары сходятся вместе в надежде быть услышанными, увиденными, понятыми. А когда встречают «Ты должен», «Мужчина должен», «Женщина должна» и тому подобное, включаются защитные реакции злости, обиды, разочарования, молчания. Защищаться легче, чем еще раз рискнуть попросить того, что хочешь, сказать о своей любви, о своих надеждах, а в ответ получить «Хотеть не вредно» или «Если бы ты любил, ты бы так не делал». Поэтому защитные реакции укрепляются, расширяются, в итоге каждый погружается в свой защитный пузырь.

Вначале защищается только один из партнеров. Защищается, с его точки зрения, справедливо, обоснованно — видя в этой защите единственный способ избежать боли, разочарования и страха. Но то, что для одного защита, для другого наказание. Сначала он будет пытаться как-то договориться, выманить первого из защитного пузыря. А потом, все чаще отвергаемый, попадет в круг разочарования, безнадежности и беспомощности. И, чтобы защититься от них, сам начнет создавать вокруг себя защитный пузырь.

И живут так годами. Надежно защищенными от возможных будущих разочарований, обид и ран. Они не живут как просто чужие, они живут в состоянии постоянной партизанской войны.

Защита, а, соответственно, и наказание молчанием — только один способ уберечься, «разорвать контакт». Это достаточно изощренное наказание для партнера, он не знает, что вы думаете, что вы чувствуете. И начинает сам придумывать различные сценарии о том, что же происходит с вами, что вы думаете, что вы чувствуете. А вы не делаете никаких усилий, чтобы опровергнуть его «галлюцинации».

Второй способ — обвинять и стыдить. Это, конечно, чтобы уменьшить собственную боль, разочарования. Здесь есть скрытая надежда: вдруг ваш партнер из чувства вины перестанет делать то, что делал. И тогда ваши боль и разочарование пройдут сами собой.

Третий способ — возмущенное согласие. Вы платите любую цену за видимый мир и согласие между вами. Глубоко в душе вы против, но внешне вы делаете все, чтобы избежать проблем, конфликтов, выяснений. А через некоторое время вы уже и сами не сможете понять, что вас не устраивает, чего вы хотите, каких отношений вы хотите. Вы просто становитесь автоматом или зомби, который делает «все, что должен делать». Но это способ либо эмоционально страдать, либо в конце концов разрушить отношения.

Если вы нашли себя, своего партнера или уже вас двоих в таком защитном пузыре, рискните подумать о том, как эта защита влияет на вашего партнера, как ваши молчание, обвинения или возмущенное согласие влияет на вашего партнера. Наберитесь смелость, чтобы увидеть его боль тоже.

Иначе три способа защитить себя от боли и разочарований могут превратиться в три способа разрушить свой брак.

Психолог: Хмельницкая Эльвира Геннадьевна

Источник: 

Всем привет! Почти 2 недели назад родилась дочка. К ребенку готовились, читали хорошую литературу, смотрели как знакомые воспитывают детей. С женой отношения отличные, рожали вместе, теперь перешли на новый уровень :grin: Все бы хорошо, но пока живем с ее родителями. Отношения с родителями так же были отличные до рождения ребенка. Но теперь настали перемены не в лучшую сторону. С тестем отношения хорошие, очень умный и правильный, понимает, что у малышки есть родители и вся ответственность лежит на них. В общем не достает с советами. А вот с тещей после родов стало сложно. Мне иногда кажется, что она относится к нашему ребенку с большим чувством собственности. Когда дома, постоянно следит, контролирует, проверяет, советует... Я каждый день на работе, жена остается с тещей и в эти моменты мне не по себе, вторую неделю в напряжении.

КОМНАТА. Как то пришел, а в комнате 26-27 градусов, малышка лежит в памперсе, детском боди, пеленке и еще сверху, как одеялом, накрыта теплой пеленкой. Я естественно сразу раздел малышку, вынес, сделал в комнате нормальную температуру (где-то 22-23, если ниже жена мерзнет). Перепелинал, она вся красная была и мокрая! в этот день мы плохо спали. Да и с тещей была небольшая перепалка и косые взгляды.

КУПАНИЕ. Купаем в детской ванночке. Тещина позиция - 37 градусов. Естественно я с ней не согласен, так как температура слишком высокая. Плюс ко всему опускать советует в пеленке, так как пластик неприятен коже младенца. Постоянно помогает мыть, говорит какие места и т.д. Мыть в 6 рук это слишком!!!

КОРМЛЕНИЕ И РЕЖИМ. Я сторонник режима. Стараемся кормить примерно в одно и тоже время с интервалом около трех часов. Это и меня, и жену, и малышку устраивает. Но вот мама жены кормит всякий раз когда ребенок плачет, хотя было пару моментов когда просто нужно было поменять подгузник. Несколько дней подряд жили хорошо, кормили в 12 ночи, потом в 3 пол 4 и пол 7 в 7, как раз покормим и я на работу, а сегодня все сбилось и в итоге я опоздал почти на час, т.к. очень устал и не проснулся по будильнику. А теща говорит рано еще режим вводить... Во время кормления грудью постоянно массирует грудь, поворачивает, перекладывает малыша. Жене не очень удобно так, я тоже завожусь. Когда могу, просто сижу с женой, тогда ее мама не подходит :grin:

Ну а в моменты когда мы с женой закрылись в комнате вечером или утром, малышка кричит на руках, ждем сисю, теща может зайти и опять сказать что нам сделать... я все понимаю забота и т.д. но я то в трусах!

Прошу вашего совета, уважаемые пользователи и специалисты клубКом! Теща - замечательный человек! очень хочу сохранить с ней хорошие отношения! Но не уверен, что если бездействовать, они таковыми и будут. От этого также зависят наши с женой отношения и, что самое главное, наша малышка! Ведь дети все чувствуют...

Сам стараюсь сдерживаться. Как выход планирую в ближайшие дни сесть за стол переговоров (я - жена - тесть - теща) и расставить границы ответственности. В пятницу купил книгу "Здоровье ребенка и здравый смысл его родственников" и дал теще почитать со словами: "Я спорю не ради спора, а потому что так рекомендуют специалисты, пожалуйста, прочитайте". Но книжка просто лежит на столе и открываю ее только я и жена иногда...

Девочки, здравствуйте! Опять я к вам со своими тараканами :grin: вот чем озаботилась на этот раз. У нас 2 дочи, 3 года и почти 4 мес. Ксюша и Настя. Заметила, что бабушка всегда называет старшую Ксюша, а младшую Настенька. Мне кажется, это не честно, должно быть или "Ксюша и Настя", или "Ксюшенька и Настенька". Бабушка говорит, что считает "Ксюша" уже уменьшительно-ласкательное имя, типа не "Ксения" же. А Настенька маленькая, и она просто не может ее называть по-другому. Вот говорит в школу пойдет  и будет "Настей". А старшую называть Ксюшенька говорит тоже язык не поворачивается, не нравится ей так. А мне кажется, что старшая со временем начнет тоже на это внимание обращать, мне бы например обидно было, если бы меня просто по имени называли, а брата всегда уменьшительно-ласкательно.... А что вы думаете по этому поводу? И с какого возраста дети вообще начинают понимать такие вещи и обращать на них внимание?

Не могу.. Вызверилась сегодня на всех... Наорала и на мужа и на сына, даже крохе досталось....

Как справиться с эмоциями, раздражением? Я безумно устала....

Добрый день! Помогите, пожалуйста, разобраться в ситуации: нашему ребенку чуть больше полугода. Когда дочке было 2 мес. простудилась я. К сожалению, через несколько дней заболела доченька. Неделю назад я снова заболела. Активно лечилась чем можно при ГВ, в маске и днем, и ночью. Просила мужа беречься. Было трудно. На днях заболел и он. Я переживаю за ребенка. Прошу мужа лечиться и носить маску. Если он что-то не делает, я повторяю ему снова и снова. И так по кругу. Он сердиться на меня, говорит, что раньше ему не приходилось активно лечиться, носить маску, не нравиться ему, что я по 10 раз напоминаю о предосторожности, где можно, где нет снимать маску и т.п. До рождения дочки я также не лечилась, но сейчас все по-другому. Подобные ситуации на пользу нашим с мужем отношениям не идут. Подскажите, пожалуйста, как быть, как вести себя? Со стороны виднее. Может я действительно перегибаю палку? Спасибо!