(главы из книги детского невролога Зайцева С.В.)

/papers_img/baby3.jpeg

Я стал совсем большой, мне исполнилось 7 месяцев, а скоро будет 8 и даже 9. Мама говорит, что ее малыш превратился в метеор, бабушка считает меня крайне неугомонным ребенком. Это не правда! Может быть, я действительно не могу ни минуты спокойно посидеть на месте и непрерывно что-то делаю и что-то ищу, мне все время что-то нужно, но это потому, что я в настоящее время, - научный работник, - великий исследователь неизвестных миров, а может быть, просто разведчик, собирающий секретную информацию.

Моей основной задачей в этом возрасте остается активное собирательство самой разной информации об окружающем мире, и взрослые активно помогают мне в этом (а в некоторых семьях почему-то мешают?). Я с удовольствием занимаюсь изучением свойств каждого предмета и выясняю, какие конкретные действия с предметами приводят к определенным результатам, при этом, моим главным способом изучения является подражание взрослым.

Мои руки свободны и всегда готовы к точным согласованным движениям в новых исследованиях. Обычно, я подолгу занимаюсь игрушками и разнообразно действую ими в зависимости от их свойств: многократно перекладываю игрушки из руки в руку, стучу ими по столу, извлекаю звуки, бросаю вниз... Я энергично подражаю действиям взрослого: толкаю мяч, катаю машинку, сбрасываю крышку с бидончика, трясу колокольчик и пр.

Чтобы я быстрей и с удовольствием научился ползать, мама использовала полотенце, которое подсовывала под мой животик. С помощью полотенца она придавала мне позу для ползания на четвереньках, покачивала вперед-назад, облегчая мне ползание, и иногда переносила меня немного вперед. Так я заинтересовался ползанием, и вскоре, научился уверенно ползать за игрушками, четко выполняя движения руками и ногами, быстро и любым способом меняя направление. Я превратился в маленькую ракету, которая постоянно перемещалась по квартире.
Я легко научился способности самостоятельно садится по следующей программе: поворачиваю голову, чтобы увидеть игрушку, ложусь на бок, опираясь на руку, и затем усаживаюсь; умею сидеть прямо.

Совсем недавно произошло маленькое чудо: удерживаясь ручками за опору, я встал на колено и одну ногу, а затем сам встал на обе ноги и выпрямился. В этот момент в комнату зашла мама и увидела меня, гордо стоявшего с опорой на прямо расставленных ногах. Это был большой праздник для нас всех. Мне полюбилось стоять, и с этого дня я проводил немало времени в вертикальном положении. Научиться ходить за игрушкой или по приглашению взрослого, боком, переставляя руки по опоре, переступая приставным шагом уже было делом техники...

Моя мама - великая выдумщица! Каждый день она придумывает для меня новые игрушки и увлекательные занятия. Вот она разложила передо мной несколько маленьких пластмассовых бутылочек, в каждой из которых было немного песка, бобов, пшена или воды. Я играю с бутылочками, трясу их и стучу друг о друга - они все шумят по-разному. Мне удалось открыть одну бутылочку, вода вылилась на меня - я очень удивился. Хорошо, что в бутылочке была вода, а не бобы, которыми можно подавиться! Мама, не теряй бдительности! После того, как я научился иногда открывать эти бутылочки, мама всегда контролировала эту игру. Теперь в этой игре появились резиновые пищащие игрушки, и мама учит меня, какие игрушки нужно сжимать (чтобы они пищали), а какие нужно трясти (чтобы они гремели). Несколько тренировок, и я точно знаю, что каждая игрушка издает определенный звук, и что нужно для этого сделать. Но больше всего мне нравится греметь бубенчиком и грохотать коробкой с орехами (правда, бабушка при этом капельку сходит с ума). Неплохо у меня получается играть с кастрюльками, ложками, чашками - некоторые из них залезают друг в друга, и все они здорово шумят. Интересно, почему деревянная ложка стучит иначе, чем металлическая, и почему большая чашка никак не помещается в маленькую кастрюльку. У меня появились новые игрушки, и научился катать мячики и машинки, толкать маленькую коляску, возить за веревочку тележку и стучать палочками по барабану. Я толкаю мячик маме, мама папе, а папа снова толкает мяч ко мне - неплохая семейная игра.

Временами, мы с папой занимаемся изучением предметов, имеющих сложную геометрическую форму и поверхность: разные впадины, выступы, канавки, бороздки, дырочки и др. Очень интересно рассматривать и ощупывать такие вещи, при этом очень полезно для развития. У папы для меня всегда есть игрушки с кнопочками, тумблерами и ручками, которые можно поворачивать, щелкать, включать и выключать /фонарик, маленький радиоприемник, пульт от телевизора, будильник и др./ Главное, чтобы такие действия приводили к определенным эффектам (например, нажимаю кнопочку - загорается фонарик, дергаю за веревочку - включается торшер и т.д./). Однажды во время обеда я нечаянно столкнул со стола пустую кастрюльку - вот было грохоту, но мне понравилось. С тех пор, когда у меня есть возможность, я швыряю разные предметы на пол, смотрю и думаю: вот упал мячик - он долго-долго прыгает, вот упала крышка от кастрюли - она гремит, а упавшее полотенце не произнесло ни звука. Любопытно, почему так происходит? ...

К нам пришла гостья, лучшая мамина подруга. Она подходит и пытается заговорить со мной. Я настороженно смотрю на нее и жду, что будет дальше. И тут мамина подруга совершает непростительную ошибку - она пытается взять меня на руки. Катастрофа! Что тут началось! Я страшно испугался и завопил изо всех сил, тетя и мама тоже испугались и бросились меня успокаивать. Прошло немало времени, но я успокоился, только когда тетя спряталась в другой комнате. С тех пор я не дружу с этой тетей.

Пришлось маме вплотную заняться этой проблемой. По установленным ей правилам все домашние и гости, выходя из дома, обязательно прощаются со мной, долго машут мне рукой, посылают воздушные поцелуи и весело говорят "пока-пока". Когда мы с мамой уходим гулять, бабушка или папа делают тоже самое. Постепенно я к этому привык и теперь всегда активно участвую в таких проводах.

Все наши знакомые, которые приходят в наш дом или встречают нас на прогулке, никогда не выказывают навязчивое стремление общаться со мной: они дружелюбно общаются с мамой, которая им рада, терпеливо выжидают, издалека произносят смешные звуки и строят мне смешные гримасы, при этом, не забывая показывать мне какие-нибудь интересные вещи. Я у мамы на руках в полной безопасности, поэтому тревожусь совсем чуть-чуть. В конце концов любопытство пересиливает тревогу, я постепенно привыкаю и начинаю дружить с незнакомым человеком. Таким образом, я начинаю понимать, что все взрослые, общающиеся с моей мамой, добрые и веселые, любят строить смешные рожицы и играть с детьми...

У меня грандиозное несчастье, моя мама куда-то надолго ушла. Пропал аппетит, настроение хуже некуда, играть не хочется. Бабушка тоже огорчается, но развеселить меня не может. Я долго и горько плачу, и никто-никто не может меня успокоить... Слава богу, наконец-то мама пришла - я забираюсь к ней на руки и не слезаю до самой ночи. Тогда мама стала придумывать такие игры, которые помогали бы мне легче переносить разлуку и меньше огорчаться. Конечно это прятки! Чур, я прячусь первый! Мама укрывает мое лицо пеленкой и тревожно спрашивает: "А где же Даня?", "Куда же Даня пропал, ку-ку". Я тихонько замираю, а мама быстро сдергивает пеленку и, улыбаясь, радостно восклицает "Вот ты где! Ку-ку! Я тебя нашла!" В ответ мама слышит мой восторженный визг. Гениальная игра!
За игрой время летит незаметно, вот я и нагулял аппетит. Пришлось переместиться на кухню и тянуться к обеденному столу - и мама догадалась, что я хочу есть. Я уже давно ем за общим столом вместе со всеми. У меня есть собственный специальный стул, на котором я восседаю, как троне.

Мои родители НИКОГДА не заставляют меня есть насильно (бедные дети, которых кормят силой). Иногда, чтобы показать мне достоинства пищи, мама пробует из моей тарелки, причмокивая и щелкая языком, от удовольствия. Конечно, мне сразу хочется попробовать тоже самое. Совсем новые вкусные продукты мама предлагает по капельке, при этом пробует их сама. Например, положив в мой ротик маленький кусочек банана, мама внимательно смотрит на выражение моего лица. Кормление продолжается, только если мне это приходиться по вкусу. Мама научила меня, и в настоящее время я сам умею брать двумя пальчиками маленькие кусочки знакомой еды (печенье, фрукты, сыр...) из красивой неглубокой мисочки и заталкивать себе в рот (вкусно, полезно и тренировка мелкой движений). В конце обеда можно немного и порисовать: мама наливает в мисочку немного варения, я обмакиваю в него указательный палец и рисую им на специальной клеенке. Бабушка в ужасе, а нам с мамой нравится...

После еды мама безуспешно пытается уложить меня спать, но я хочу играть Мама, я расту, и мне сейчас меньше требуется времени для сна. «Борьба» разгорелась не на шутку, наконец, мама уступает (наверно, доктор подсказал)/ и мы продолжаем играть...

Мама, папа и я обожаем музыку, и во время игры часто устраиваем музыкальные перерывы. Когда я слышу ритмичную плясовую музыку, мои ноги сами пускаются в пляс, а спокойная мелодия вызывает у меня успокоение и расслабление. Мама знает, что у меня есть несколько волшебных успокаивающих мелодий, которые даже могут меня усыпить. Но особенно мне нравиться танцевать вместе с мамой: я усаживаюсь ей на колени, она поет песенку и наклоняет меня в разные стороны в такт мелодии... Затем эстафету перехватывает папа, он сажает меня к себе на плечи и мы танцуем с ним под музыку. Папины и мои движения точно совпадают с четким ритмом мелодии - мы танцуем великолепно! (так сказала мама).

Наступил вечер, и пришло время купаться. В месячном возрасте, по рассказам мамы, я немного побаивался купаться, а теперь просто обожаю! Как-то, мама во время купания пошлепала моими ручками по воде - вокруг брызги, мама смеется, я тоже радуюсь. С тех пор я очень люблю бить руками по воде, брызги в разные стороны, все вокруг в воде - восторг! (а бабушка говорит, что мама меня балует). Во время купания вокруг меня плавает куча игрушек, я их пытаюсь утопить, а они все равно выскакивают на поверхность воды, но есть игрушки, которые сразу тонут (интересно, почему?). Я уже умею доставать игрушки, которые плавают или лежат на дне.

Вот и день прошел, мама укладывает меня спать. Наверное, днем было избыточное количество впечатлений /приходило много гостей, они брали меня на руки, играли и разговаривали со мной/,- всю ночь мне снились яркие, непонятные сны, кроме того, тревожил живот. Я пугался, плакал, метался во сне и просыпался часто-часто. Мама совсем измучилась со мной... Так продолжалось несколько ночей, пришлось посоветоваться с доктором. Он запретил нам устраивать шумные праздники с большим количеством гостей и выписал мне на ночь капельки, которые очень помогли, и мой сон пришел в норму...
Папа купил мне заводную машинку: она гудит и едет за кресло... Пропала... Я в недоумении, куда она делась? Вдруг, машинка выезжает с другой стороны кресла, и я радуюсь - она нашлась. Папа снова заводит машинку, она едет и скрывается за креслом. Я опять теряю ее, вместе с папой мы начинаем поиски, и за креслом находим машинку, ура. После упорной тренировки я быстро самостоятельно нахожу любимую машинку. Мне понравились такие поиски, и я легко нахожу спрятанное под одной из трех салфеток печенье или игрушку под пеленкой. Теперь я без труда могу найти конфету в кармане маминого халата или очки в бабушкиной сумке или связку ключей в папином портфеле . Но больше всего я люблю откапывать игрушки, которые прячет мама в тазик с горохом или песком. При этом, правда, я иногда рассыпаю горох по полу, но зато потом добросовестно помогаю маме собирать его обратно в тазик. Однажды, я нечаянно рассыпал из коробки все ложки, и мы с мамой долго-долго их собирали. Зато теперь после игры я всегда сам собираю свои игрушки в коробку...

Вскоре я сам научился закрывать и открывать свое лицо и теперь умею прятаться сам. Когда я открываю свое лицо, мама всегда радуется и так удивляется: "Откуда же ты взялся?" Я тоже радуюсь, что сам так быстро нашелся. Но вот игра изменилась: мама прячет свое лицо под пеленкой и удивленно говорит: "Ку-ку, а где же мама?" и потом быстро срывает пеленку и радостно восклицает: "Ку-ку, а вот и мама!"
Через несколько дней я сам научился прятать и находить мамино лицо. Здорово, мама исчезает и появляется по моему желанию. Так, незаметно, от игры с закрыванием лица мы перешли к настоящим пряткам. Мама стала прятаться за дверцу шкафа, спинку кровати, убегала в другую комнату и быстро возвращалась и, смеясь, крепко обнимала меня. Главное, я усвоил, что мама обязательно вернется! И я спокойно стал отпускать маму от себя надолго /но мама никогда не злоупотребляла моим доверием/.

Этим утром произошло новое событие. Как обычно, после сна мама подошла к кроватке, протянула руки, но не стала брать меня на руки, а просто ждала, что я буду делать. Сначала я немного растерялся, но потом сообразил и в ответ протянул маме ручки. Мама похвалила меня и крепко обняла. Так, я научился выражать и показывать свои эмоции и желания не только с помощью звуков, но и жестов. (например, чтобы меня покормили, дали игрушку, взяли на руки и тд.). Использование жестов и звуков значительно облегчило мне "управление" маминым поведением, она очень внимательно наблюдает за моими жестами и почти всегда правильно понимает мои жестовые сообщения.
Кроме того, мама хорошо знает, что для понимания обращенной речи для меня очень важны не только звуки, но и жесты с интонацией, которыми она активно использует в моем обучении. К примеру, мама, когда хочет взять меня на руки, протягивает их к мне и говорит "Иди, иди ко мне", или строго качает головой и говорит "Нет, нет, нельзя", когда я пытаюсь сделать что-то опасное. В моем понимании речи происходят значительные сдвиги: на вопрос: "Где?" - я легко нахожу взглядом предмет, находящийся постоянно в определенном месте, а затем и в разных местах, независимо от месторасположения (например, часы, телевизор и пр.). Я прекрасно знаю свое имя - иду на зов или оборачиваюсь, на чужое имя не откликаюсь. Каждый день я узнаю что-то новенькое: как выглядит и лает собачка /ав/ав/, как мяукает кошка /мяу/мяу/, как крякает уточка /кря/кря/, как машина едет "трр-р", паровоз гудит "уу-у" и тд.

Наверное, не очень культурно показывать пальцем, но пока я маленький - это лучший способ изучения окружающего мира. На прогулке учеба продолжается: мама показывает мне кошку, собак, машины и рассказывает, кто как «говорит» и шумит. А одна собачка меня даже немного испугала - она подбежала к нам и стала лаять ''ав-ав''. Но на руках у мамы совсем не страшно, я быстро перестал тревожиться и продолжил свое исследование... Мама показывает на картинку и спрашивает меня: '' Как мычит коровка?'' - я пальцем тыкаю в коровку и гордо отвечаю: ''му-у''. Когда мама дает мне игрушки, она говорит: « возьми собачку, возьми машинку» а когда берет их из моих рук, то говорит например: «дай, мячик».

Вообще-то мы с мамой подолгу разговариваем на моем языке. Я повторяю слоги за мамой или наоборот, говорю: ба-ба-ба или па-па, а мама за мной повторяет эти звуки, показывает на бабушку или папу, спрашивает: «где баба? или где папа? Когда я правильно смотрю на того, кто мне назван, все ликуют а мама хвалит целует меня...А если мама просит: «Иди к папе, дай папе машинку» и я это правильно выполняю, - так это праздник на целый день. Иногда я специально ошибаюсь, просто так, чтобы подразнить родителей,- они наивно огорчаются. Хотя, я стараюсь их часто не расстраивать.
У меня есть на полу свой детский уголок: на ковре разбросано множество игрушек, книжек и ярких подушек, а рядом на стене - небольшое небьющееся зеркало, в которое я с удовольствием смотрюсь. Когда я играю с папой в своем любимом уголке, мы с ним подползаем к зеркалу и начинаем строить друг другу смешные рожицы, соревнуемся у кого смешней...

А сейчас мне хочется поиграть в любимые «ладушки», - и я об этом немедленно сообщаю жестами папе. Он берет мои ручки, хлопает ими в ладоши и поет песенку: «Ладушки, ладушки, Где были? У бабушки. Что ели? Кашку. Что пили? Бражку. Полетели, полетели, На головку сели... - при этом мои ручки «летят и садятся мне на головку». Глубокое восхищение! Естественно, я попробовал все это сделать сам, и у меня получилось (правда, не сразу). Теперь мы играем по-другому: папа поет песенку, а я хлопаю в ладоши и опускаю ручки на головку в конце песенки.

Спустя несколько дней мне исполняется 9 месяцев. Не могу не похвалиться своими новыми достижениями: я умею держать хлеб в руке и откусывать его зубами или деснами, уверенно пить из чашки, придерживая ее двумя руками вместе с взрослым. Мама начинает приучать меня к опрятности и я с пониманием отношусь к ее предложению идти на горшок и не пытаюсь встать с него раньше времени. Естественно, мне не нравиться быть мокрым, и когда мама угадывает подходящий момент, у меня все чаще и чаще получается пописать и покакать в горшок, а не в штаны.

<< Вернуться к оглавлению

ГЛАВА 4. (10 - 12 МЕСЯЦЕВ)

/papers_img/baby4.jpegСтало быть, мне уже 10 месяцев, а скоро исполнится год. Я стал до чрезвычайности самостоятельным ребенком: уверенно и с удовольствием перемещаюсь в пространстве (обожаю ползать и учусь ходить), прекрасно работаю двумя руками, что дает мне огромные возможности для дальнейшего изучения мира. Подражая маме и другим взрослым, я начинаю больше понимать свойства предметов и действий, связывать причины и следствия. Я гораздо лучше, чем раньше, понимаю обращенную речь, (пока, правда, в сочетание с интонацией и жестами). Кроме того, с помощью звуков (и слов), мимики и жестов, я почти всегда могу объяснить взрослым свои разнообразные желания. Мой лепет по сочетанию слогов, интонации и ритму становится все более похожим на речь окружающих взрослых.

Я умею различать предметы по форме и могу отличить кубик от кирпичика. Мне нравиться рассматривать фотографии и находить там знакомые лица, - если я вижу маму на фотографии, то радостно смеюсь и трогаю ее.

Мне нравится привлекать внимание взрослых и я знаю, как это сделать. Например, я пою и танцую, хлопаю в ладоши, а гости восхищенно смотрят на меня и смеются. Особенно мне нравятся, когда к нам в гости приходит мой дядя: он очень веселый и с ним очень интересно играть. Я всегда первый подбегаю к нему и показываю свою новую любимую игрушку. Он прячет игрушку за спиной, и я с удовольствием ее ищу, а если не нахожу, то прошу "Дай" и игрушка тотчас же находится. Когда дядя уходит домой, я искренне огорчаюсь.
Мы с мамой прекрасно понимаем, - чтобы уверенно ходить, мне нужно научиться удерживать равновесие в вертикальном положении, и я начинаю упорно тренироваться... Мама ставит мои ножки на свои ноги, удерживая меня за плечи, - и мы с мамой радостно отправляемся в путь. Иногда, так я хожу с папой или со старшим братом.

Тренировать равновесие под музыку гораздо приятней: мама держит меня за ручки, вытянутые в стороны, и легонько наклоняет меня вправо-влево, смещая мою опору с одной ноги на другую. Постепенно, она уменьшает свою поддержку, и мне все больше приходится стараться, чтобы не упасть. Наконец, я качаюсь с опущенными вниз руками, и сам держусь только за мамины пальцы, /могу, наверное, держаться даже одной рукой/ мама танцует и помогает мне совсем чуть-чуть, но я не падаю! Научившись контролировать равновесие, я делаю большие успехи в ходьбе.
На улице мама научила меня играть на горке: я самостоятельно, приставным шагом, поднимаюсь на горку боком, держась за перила с одной стороны и переставляя руки, или поднимаюсь прямо, держась за перила с обеих сторон. Также точно осторожно спускаюсь, не выпуская перила из рук, а то можно и упасть.

Обожаю ходить. Сначала я хожу, держась за опору приставным шагом, затем чередующимся шагом, и умею некоторое время стоять без опоры (если забуду, что могу упасть). Мне бывает немного страшно, хотя я знаю, что мама рядом и подхватит меня при падении. Когда набираюсь смелости, и мама зовет меня к себе, я отпускаю опору и делаю два-три самостоятельных шага вперед, затем мне становится страшно, я ищу опору или сажусь на попу. Но, проходит совсем немного времени, и, я начинаю ходить самостоятельно чередующимся шагом, легко меняя направление. При всем при том, если нужно перемещаться очень быстро уверенно, я выбираю ползание.

Когда я немного устал, мама поменяла игру. Она посадила меня на колени, удерживая за вытянутые в стороны ручки, и под музыку поднимает колени по очереди, - при этом я наклоняюсь то вправо, то влево. Я очень стараюсь не упасть, и мама чуть-чуть помогает мне удерживать равновесие. Замечательная игра! Я так сильно старался, что очень проголодался. После обеда даже не заметил, как уснул...

Послеобеденный сон прошел удачно, и все отдохнули. А сейчас - музыкальный час. Мама включает магнитофон и мы вместе поем ма-ма-ма, ба-ба-ба, то есть только те слоги, которые я без труда выговариваю. Петь я люблю, и от маминого предложения спеть самостоятельно, конечно же, не отказался. Игры продолжаются! Очень хочется поиграть в «козу» и мама выполняет мое желание: "Идет коза рогатая за малыми ребятами, забодает, забодает, забодает, забодает": сначала мама изображает козу а потом - я. Мама понарошку пугается, когда я - коза протягиваю к ней свою ручку - рога, а потом весело смеется.
В недалеком «детстве» я одинаково обращался с разными игрушками, используя типичные приемы: хватал, рассматривал игрушки, тянул их в рот, тряс и ударял ими по столу. Таким образом, я самостоятельно выяснил, что погремушку и колокольчик нужно трясти, чтобы они гремели, а если нажать на резинового утенка, - он пищит. Но все таки, большинство игрушек и предметов я изучал вместе с взрослыми, которые терпеливо показывали и объясняли мне их свойства и действия, удовольствие игры с ними, а если у меня что-то не получалось, то моими же ручками помогали мне выполнить нужное действие и получить нужный эффект... Естественно, такое обучение проходит в виде игры и сочетается с активной речью. Так, подражая поведению других людей, я узнавал и запоминал названия и соответствия конкретных предметов и действий.

Папа подарил мне большую красивую машину с кузовом, показал как с ней играть и гудеть. И теперь, когда папа предлагает поиграть с «би-би» - я с удовольствием катаю машину вперед- назад и пою "др-рр", а недавно я научился катать машину за веревочку. Занимательное дело - катать машинки за веревочки. Даже если машина под диваном, а снаружи только шнурок от нее, я знаю, что если потянуть за него, то из под дивана появится сама машина.

Со временем у меня появилось много машин, разных по величине, форме и цвету, - у всех у них есть колеса, каждую я умею катать и знаю, что зовут их «би-би»'. Иногда мы папой катаем две, или даже три машины по очереди. Он научил меня возить в машине с кузовом разные игрушки. Я их складываю в кузов и везу машину на кухню, где и выгружаю игрушки. Игра хорошая, только потом бабушка запинается за игрушки и немного сердится.
Машин у меня много, но даже все они иногда могут надоесть, и тогда мы играем с папой в мячики. Я катаю мячи папе, а он мне. Иногда мячики укатываются в другую комнату или прячутся под кроватку, но я всегда их нахожу и приношу папе, который меня хвалит и целует. Как-то раз, я полез под кровать за мячиком, а нашел там колокольчик. С тех пор, колокольчик стал моей любимой игрушкой, я использую его в разных играх.

У бабушки в сумочке есть красивые крупные бусы, которые она иногда дает мне поиграть. Я люблю одевать их себе на шею, или маме, или даже плюшевому медведю. А мамин браслет я одеваю себе или кукле на ручку - получается красиво. Тоже самое можно делать с колечками, которые одеваются на пирамидку, но это обычно быстро надоедает.

Неплохой игрушкой для меня стало небольшое железное ведро, в которое я научился бросать разные предметы. Интересно, что звук упавшей в ведро связки ключей, заметно отличается от звуков упавших пластмассовых мячиков или мягкой игрушки. Но самые громкие и смешные звуки получаются, когда я трясу ведром с металлическими ложками, - всем нравится, кроме бабушки. Кстати, играя с ведром, я постепенно отучился от неприличной привычки бросать на пол все, что попадется.

Но особенно мне нравятся пластмассовые баночки, с которыми я играю всегда по-разному: можно вкладывать их друг в друга, можно строить из них домик, а можно набросать в баночки разные игрушки и радостно греметь ими. А папа, почему-то, отобрал мою баночку и спрятал ее за своей ногой под пеленкой. Пришлось мне перебираться через папины ноги, и поднимать пеленку, чтобы достать эту ужасно нужную мне баночку. Постепенно папа усложнял задачи: на моих глазах он спрятал мою любимую машинку под кастрюльку, затем накрыл их коробкой, а сверху накрыл все это пеленкой. Было очень трудно добраться до машинки, и сначала мы ее искали вместе с папой, а потом я искал сам. Такие розыски игрушек мне очень нравятся. Например, на моих глазах папа прячет в кулак маленькую машинку, потом засовывает руку под одеяло и там оставляет игрушку. Затем показывает мне пустую ладонь и спрашивает меня: ''А где же машинка?'' Я удивляюсь исчезновению игрушки, и мы с папой начинаем ее искать, и находим под одеялом. Несколько тренировок, и я легко нахожу игрушки самостоятельно.

Подушки, свернутые одеяла, огромные мягкие игрушки - все эти препятствия были для меня сначала непреодолимыми преградами, но я упорно учился перелезать через них. Так я научился преодолевать любые препятствия и находить нужные мне вещи даже в труднодоступных местах...

Порой, чтобы достать нужную мне вещь приходится глубоко задуматься... Высоко, на спинке дивана лежит полотенце, а на нем - очень вкусное печение. Мне приходится забраться на диван, но все равно, я могу достать только полотенце, а не печение. Что же делать? Решение приходит мгновенно, я стягиваю полотенце со спинки дивана и печение падает прямо мне в руки. Теперь, когда мне нужно взять яблоко в большой вазе, стоящей на скатерти, я просто подтаскиваю к себе всю скатерть, затем пододвигаю поближе вазу и легко достаю яблоко (иногда, при этом падает вся посуда со стола и ворчит бабушка).

Вечером квартира напоминает поле после танкового сражения, и перед сном мама просит меня собрать игрушки в ящик. Она показывает пальцем на игрушку и говорит: "Возьми", а когда я беру игрушку, мама показывает на ящик и просит: "Отнеси ее в ящик", и конечно, потом хвалит меня.

Сегодня мы идем на прогулку и попутно изучаем принадлежность вещей. Мама одевает мне свою шляпу и говорит: «Моя шляпа у Дани» и я смеюсь, затем она одевает себе на голову мою шапочку, смеется и говорит: «Мама одела шапочку Дани» - так это еще смешней. Потом мы меняемся шапками, и я доволен. Наконец, мама укладывает свою шляпу рядом с собой, а мою шапочку рядом со мной, и говорит: «мамина шляпа у мамы, а у Дани своя шапочка». Потом мама просит, чтобы я положил к ней мамины туфли, перчатки идр., а к себе положил свои ботиночки и курточку...Оказывается, собираться на прогулку можно с удовольствием. По моей просьбе после прогулки изучение вещей продолжается. Мы двигаемся по квартире, и мама показывает мне разные вещи: "Это мамино пальто», "Это папины брюки", , "Это бабушкин сундук" и т.д. Я все это запоминаю, и если бабушка берет мамину сумку, возмущаюсь и пытаюсь навести порядок... Так я постепенно узнаю, какие вещи и предметы мои и я могу ими распоряжаться, а какие вещи принадлежат другим людям, и мне нельзя их трогать без разрешения.

Наверное, я стал совсем взрослым, если раньше мне все позволялось, то сейчас в опасных ситуациях мама громко и строго говорит ''нельзя!''. У нее хмурое выражение лица и она сердито качает головой. Обычно, этого бывает достаточно, чтобы я прекратил запрещенные действия. Если же я продолжаю опасно шалить, мама просто берет меня на руки и уносит в другую комнату, где предлагает мне другую игру.

Например, если я пытаюсь стучать машинкой по телевизору, - мама строго говорит «нельзя, перестань» и дает мне барабан, по которому стучать палочками гораздо интересней, а машинку приятно катать за веревочку. Чтобы объяснить мне понятие запретов, мы играем с моим медвежонком, когда он делает что-то опасное, мама строго говорит ему "нельзя'' или "перестань", и медвежонок тотчас прекращает шалить, а мама его хвалит. Я вижу, как ведет себя медвежонок, и беру с него пример.

Вообще, если нужно мне что-нибудь показать и объяснить, то для этого используется мой медвежонок - самый лучший мамин помощник. Например, сначала я кормил, одевал и укладывал спать только своего медвежонка, а сейчас я также играю и с куклой, и с собачкой. Моя мама не злоупотребляет запретами, используя слово «нельзя» очень редко, только в тех крайних случаях, когда без этого точно не обойтись /и никогда не использует наказаний/. Я хорошо знаю, что запреты необходимы для обеспечения моей личной безопасности и без них к сожалению не обойтись, поэтому я и не обижаюсь на маму. Однако, я твердо усвоил, если уж мама сказала «нельзя» или ''нет'', то это решение окончательное и пересмотру не подлежит. Никакие мои капризы и обиды не заставят маму отменить такой запрет. Я это знаю очень хорошо и даже не пытаюсь закатить истерику, чтобы получить что-то запретное (а вот с бабушкой это иногда получается).

Я, конечно, знаю, что жадничать не хорошо, но, когда я ем что-нибудь вкусное, то ни с кем не делюсь, даже если очень попросят. Бабушка с трудом научила меня делиться вкусностями: она дала мне откусить кусочек пряника, потом откусила сама. Затем отдала мне весь пряник и попросила: "Дай бабушке кусочек" и открыла рот, немного подождав, пододвинула мою ручку с пряником к себе и откусила еще кусочек. Потом я откусил кусочек, потом бабушка попросила еще. Так как большая часть пряника оставалась в моей руке, я сам стал кормить бабушку, не забывая и себя. А когда мой медведь голодный, я могу покормить и его, - потому что мне необходимо учиться заботится о других. Научившись делиться с другими игрушками и едой, я понял, что могу заботиться о других людях, жалеть и утешать их, если им плохо (и это очень приятно).

Во время игры мне хочется показать интересную игрушку маме, и я протягиваю ее ей, но это совсем не значит, что я хочу отдать игрушку. Мне жалко отдавать игрушку, я просто делюсь своими впечатлениями о ней. Чтобы научить меня делиться вещами мама придумала новые игры. Вот мой медвежонок очень добрый и любит делиться со всеми игрушками и вкусной едой, и я, наверное, скоро буду брать с него пример. Или, я держу машинку в своих руках, а мама рассказывает мне о ней: показывает колеса, кабину, руль и др. Или у меня в руках книга, а мама показывает мне картинки. Так, постепенно я понял, что можно делиться игрушками, не теряя их.

Со мной стало намного проще общаться, с каждым днем растет количество слов, которые я понимаю, появились первые обобщения в понимаемой речи. Я могу показать по просьбе взрослого несколько машин, несколько мячей и другие игрушки одного вида. Все же, пока мое понимание четко связано с ситуацией (что я делаю и что происходит вокруг меня), а также зависит от интонации, мимики и жестов говорящего взрослого. Естественно, я лучше понимаю речь и стремлюсь говорить сам, когда вижу прямую связь между сказанными словами, происходящими событиями и выполнением моих желаний. Мама просит меня: "Где папа? Покажи папу" или "Иди к папе - я показываю (хотя она и сама это знает) и, если посчитаю нужным, иду к папе, который мне ужасно радуется и дает мне интересную игрушку. Когда мама зовет папу: «Папа, иди сюда»- он улыбается и медленно идет к нам, а когда я говорю «папа»- он радостно мчится ко мне, обнимает и хвалит меня.

Было нетрудно догадаться, что когда я сам говорю ''папа'' (или «мама, баба''), тот, кого я зову, подходит ко мне с большим удовольствием. Мне сейчас легко связать мамино слово «бах» и падение мячика на пол. Если я захочу, чтобы мама бросила мячик еще раз, я сам говорю «бах» и вот мячик снова скачет по полу. Когда мой медвежонок «плачет» я ласкового утешаю его, говорю «ляля» и он перестает плакать. Тогда я говорю ему «бай-бай» и медвежонок быстро «засыпает». Оказывается, слова которые я произношу, обладают волшебной силой! Нужно это запомнить!

Обязательно каждый день мы подолгу «разговариваем» с мамой: она медленно, с вопросительной интонацией, произносит слоги, а я за мамой стараюсь повторять их. Если я научился повторять какие/то слоги, мама меняет в них гласные, и все повторяется. ( ба-ба >бай-бай > бах-бах > би-би/дя-дя >де-да> дай-дай//ку-ку>ка-ка>ко-ко> ки-ки и др.) Каждое такое слово или слоги обязательно что-то, и мама мне это объясняет (бабушка, спать, падение, машинка, дядя, дедушка, дай, прятки, курочка и т.д.)

В любой игре со мной присутствуют простые, известные мне мамины просьбы: дай, возьми, иди, положи, покажи, брось и др.. Бывает редко, что я не понимаю какую-нибудь мамину просьбу, тогда она объясняет, показывает ее суть, или помогает мне совершить какое-то действие. Например, мама просит: «принеси машинку'' , а я не понимаю, тогда она просит папу, который радостно ползет к ящику с игрушками, находит машинку и приносит ее маме, - она его хвалит и целует. После этого мама снова просит меня, показывая на ящик с игрушками, и я добросовестно выполнив мамину просьбу, с удовольствием получаю очередную порцию похвал.

Я помогаю маме собирать меня на прогулку. Мама одевает меня, показывает и говорит: "дай ручку", "вытяни ножку", "наклони головку" и я старательно выполняю мамины просьбы.

После прогулки у нас другой урок - мы изучаем носики и глазки. Мама спрашивает меня: «Где у Дани носик?". Потом берет мой указательный пальчик и, дотрагиваясь им до моего носа, говорит: "Вот носик у Дани". Затем спрашивает: "А где же носик у мамы?" и дотрагиваясь моим пальчиком до своего носа, говорит: "Вот мамин носик". Повторяем это много раз, я запоминаю носики и легко показываю их самостоятельно. После носиков мы также изучаем глазки, щечки, ушки и т.д. - и сейчас я без труда могу показать все части тела на себе, у мамы, папы и даже перед зеркалом.

Как-то само собой, я научился выражать свое нежелание, отрицательно качая головой. После обеда бабушка предложила съесть мне и маме что-то очень невкусное. Мама решительно запротестовала: "Нет-нет, не хочу, не буду" и отрицательно закачала головой, я тоже стал качать головой, выражая свое отрицательное отношение. Но когда мне предложили вкусный сок, я самостоятельно взял чашку, поднес ко рту и выпил весь сок, а после сам поставил чашку на стол. Все «упали» от радости, что я стал уже такой взрослый. Таким образом, я понял, что сам могу распоряжаться своими желаниями , а чтобы показать свое нежелание (например, чтобы ко мне не приставали с едой), достаточно отрицательно покачать головой, и все сразу поймут, что я не хочу и не буду это делать.

Точно также я научился выражать свое согласие утвердительным кивком головы. Бабушка предложила мне и маме вкусные пряники. Мама радостно утвердительно закивала головой, сказав "Да, да, конечно". Я тоже утвердительно кивнул /в смысле - да, я тоже хочу пряник/. И мы с мамой весело захрустели пряниками.

Я очень люблю «читать» с мамой книжки: она показывает мне там собачку, которая лает, кошку, которая мяукает, корову, которая мычит и т.д. Затем мама просит меня, и я показываю ей курочку, которая кудахчет «ко-ко» или гусей, которые кричат «га-га» и т.д. Мама меня хвалит...

Прошел целый год со дня моего рождения - пролетела целая вечность. Я научился за этот год больше, чем за остальные свои будущие 70 - 80 лет, но главное, наверное, не это. Главное - меня понимают близкие и далекие мне люди, а я понимаю их, следовательно - я очень счастливый человек (ребенок).

Уважайте ... чистое, ясное, непорочное святое детство!